On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.14 23:29. Заголовок: Донская казачья армия (новое) (продолжение)


По материалам Игоря Ластунова (г.Сыктывкар). За неточности извиняюсь, даты по н. ст.

Донская казачья армия в 1919 году.
1-й Донской отдельный корпус. Сформирован 23.06.1919г. из 1-й Донской армии. Состав: 6-я Донская дивизия, 10-я (до 19 января 1920г.) и 14-я Донские конные бригады и сотня особого назначения (187 саб., 1 пул.), на 03.07.1919г. входил 1-й Донской гаубичный арт. дивизион: 1-я и 3-я (войск. cтар. Н.И.Козлов на 02.07.1919г.) Донские гауб. батареи (4 гаубицы). На 18 октября 1919г. насчитывал 5190 шт., 6699 саб., 214 саперов, 157 пул., 32 ор. На 14 декабря 1919г. в состав корпуса входили 6-я Донская дивизия в составе 3-й и 4-й пласт. бригад и 18-й Донской казачий полк (бывший 5-й партизанский конный полк; войск. стр. Ф.Н.Малюгин, 25.12.1918г. - 02.1919г., войск. cтар. Н.Г.Ушаков, ес. И.К.Кузнецов врид. в 05.1919г., полк. Г.И.Долгопятов, 07. - 12.1919г.), 10-я (до 19.01.1920г.) и 14-я Донские конные бригады. На 14.01.1920г. в корпус входила Усть-Медведицкая ополченческая бригада полк. С.А.Лукьянова - 2455 штыков, 676 сабель. C 17 марта 1920г. части корпуса - 6-я Донская дивизия вошла в состав 3-го Донского отд. корпуса, 1-й Донской корпус фактически расформирован. Официально расформирован приказом от 6 апреля 1920г. и обращен на формирование 3-й Донской дивизии. Командиры: ген. К.К.Мамонтов (25.05. - 11.07.1919г.), ген. Б.Д.Толкушкин (врид. 23.06. - 09.07.1919г., врид. с 14.11.1919г., недолго, вскоре заболел тифом), ген. П.А.Марков (врид. на 23.11.1919г.), полк. П.Н.Санников (врид. в 01.1920г., замещал болевшего Алексеева), ген. Н.Н.Алексеев (11.07.1919г. - 06.04.1920г.). Нач. штаба: ген. Н.Н.Алексеев (25.05. - 11.07.1919г.), полк. П.Н.Санников (11.07.1919г. - 07.04.1920г.). Помощ. нач. штаба: ген. Н.А.Жикулин (25.05. - 03.09.1919г.). Обер-квартирмейстеры штаба: подполк. В.Л.Пятницкий (21.07. - 23.08.1919г.), полк. Н.А.Петров (23.08. - 06.12.1919г.), полк. О.Я.Вейнштейн (06.12.1919г. - 07.04.1920г.). Инспектор артиллерии: ген. П.А.Марков (25.05.1919г. – 06.04.1920г., попал в плен под Новороссийском).
6-я Донская пластунская дивизия. Сформирована в Донской армии 23.06.1919г. из частей 6-го Донского армейского корпуса. Входила в состав 1-го Донского отдельного корпуса. Включала 3-ю и 4-ю Донские пласт. бригады. На 18 октября 1919г. насчитывала 5190 шт., 2732 саб., 214 саперов, 114 пул., 24 ор. На 14 декабря 1919г. в ее состав входили: 3-я и 4-я Донские пластунские бригады и 18-й (полк. Г.И.Долгопятов, 07. - 12.1919г., ес. И.К.Кузнецов врид. в 05.1919г., врид. в 11.1919г., в 01.1920г., помощ. комполка: ес. И.К.Кузнецов) Донской конный полк, с 17 марта 1920г. 6-я Донская дивизия вошла в состав 3-го Донского отд. корпуса. С 6 апреля 1920г. – на формирование 6-го и 18-го Донских полков 2-й Донской дивизии, а с 3 мая 1920г. части старой 2-й Донской дивизии были обращены на формирование 3-й Донской дивизии. Начальники: ген. И.П.Донсков (25.05.1919г. - 30.03.1920г., умер), ген. Г.С.Рытиков (врид. 06.1919г.), ген. Н.А.Погребняков (врид. в 10.1919г., позже убит), ген. А.М.Сутулов (врид. 29.01. - 17.03.1920г., заменил заболевшего Дукмасова), ген. И.В.Иванов (врид. с 17.03.1920г.). Нач. штаба: ген. Г.С.Рытиков (25.05.1919г. - 14.02.1920г.), ген. К.П.Шумилин (врид. 25.05. - июнь 1919г.), полк. Г.Д.Суходольский (10.1919г.), полк. Н.Т.Раздоров (врид. 01. - 17.03.1920г.). Помощ. нач. штаба: полк. А.Л.Чайков (13.04. - к 28.06.1919г.), кап. Г.К.Катроша (до 22.09.1919г.), подполк. А.Н.Рыбаков (10.1919г.), кап. Я.Г.Кущ (в начале 1920г.). Инспектор артиллерии: ген. Н.А.Погребняков (25.05. - 11.1919г., после ноября 1919г. убит), полк. Д.П.Мельницкий (10.1919г. - 06.04.1920г.).

3-я Донская пластунская бригада. Сформирована в Донской армии 23.06.1919г. из 1-й Донской сводной пешей дивизии (сформирована из остатков 12-й, 13-й пеших и 15-й сводной дивизий), на 3 июля 1919г. входили: 2-й и 15-й Донские пешие полки, пеший полк без № (бывший Багаевский отряд - отряд «особого назначения» войск. стар. Г.И.Алимова), 5-й партизанский конный полк, особый (войск. cтар. Г.И.Алимов до 12.1918г., войск. cтар. Г.И.Долгопятов) конный дивизион, 13-я и 15-я Донские легкие батареи - входила в состав 6-й Донской дивизии. В Донской армии в июле 1919г. была введена единая нумерация полков: 2-й и пеший полк без № были переименованы в 5-й и 6-й Донские пластунские полки, 15-й пеший полк стал пластунским, а 5-й партизанский конный полк и особый конный дивизион войск. стар. Долгопятова были переформированы в 18-й Донской конный полк. На 18 октября 1919г. насчитывала всего 2949 шт., 906 саб., 52 пул., 10 ор. Включала 5-й (1277 шт., 255 саб., 12 пул.), 6-й (949 шт., 244 саб., 18 пул.) и 15-й (войск. стар. В.И.Носкин, помощ. по хозчасти: полк. В.С.Наярников: 723 шт., 203 саб., 19 пул.) Донские пластунские полки, конвойную сотню (204 саб., 3 пул.), 3-й Донской легкий арт. дивизион: 13-я и 15-я (ес. З.И.Спиридонов к 14.01.1919г., войск. cтар. А.А.Упорников в 02.1920г.) Донские легкие (по 4 ор.) и 3-я (2 ор.; к октябрю 1919г. переименована из 3-й гаубичной батареи, войск. cтар. Н.И.Козлов на 02.07.1919г.) Донская мортир. батареи, а также инж. сотню 10-й Донской дивизии (128 чел.). Начальник: ген. А.М.Сутулов (25.05.1919г. - 06.04.1920г., в конце июля до 17 августа 1919г. болел). Нач. штаба: подполк. Н.Т.Раздоров (с 06.1919г.), ес. М.Д.Сучилин (в 08.1919г.).

4-я Донская пластунская бригада. Сформирована в Донской армии как отряд полк. Фетисова (затем — Цимлянский пеший отряд) Южной группы Восточного фронта Донской армии, с февраля 1919г.—11-я Донская пешая дивизия 6-го Донского армейского корпуса (46-й, 61-й и 76-й Донские пешие полки). Кадры 51-го Донского пешего полка были при 11-й Донской пешей дивизии. В июне 1919 в составе 4-й Донской пласт. бригады был восстановлен 51-й Донской пласт. полк. С 23.06.1919г. переформирована в Персиановке в бригаду и вошла в состав 6-й Донской дивизии, входили: 51-й, 61-й Донские пластунские полки, Сводно-стрелковый полк (сформ. из остатков 1-го и 2-го Царицынских ударных батальонов и Астраханского Приволжского полка, в июле переименован в 7-й Донской пластунский полк). На 03.10.1919г. в 4-ю Донскую пл. бригаду входили: 15-я Донская легкая батарея (придана из 3-й Донской пл. бригады), 4-й Донской легкий арт. дивизион (10-я (кап. Р.И.Серебряков c 10.1919г.), 41-я и 50-я Донские легкие батареи), 41-я английская легк. батарея (влита в 41-ю легк. батарею), 2-я Донская тяжелая, 10-я и 15-я (кап. Р.И.Серебряков до 10.1919г.) Донские мортирные батареи. На 18 октября 1919г. насчитывала всего 2241 шт., 1826 саб., 62 пул., 14 ор. Включала 51-й (полк. С.Д.Позднышев, 10.1918г. - 02.1919г., войск. стар. В.М.Мартынов в 05.1919г., убит 12.10.1919г., помощ. по хозчасти: ес. Д.Г.Егоров на 15.08.1919г.; 558 шт., 140 саб., 6 пул.), 61-й (ес. Л.А.Филиппов врид. в 05.1919г., он же помощ. комполка; 677 шт., 185 саб., 9 пул.) и 7-й (390 шт., 322 саб., 8 пул.) Донские пластунские полки, Старообрядческий батальон (кап. Д.К.Осипов; 472 шт., 80 саб., 13 пул.), 18-й Донской конный полк (852 саб., 12 пул.), Сотню особого назнач. командующего Донской армией (144 шт., 62 саб., 6 пул.), конвойную сотню (90 саб., 1 пул.), конвойную сотню штаба 6-й Донской дивизии (195 саб., 1 пул.), 4-й Донской легкий арт. дивизион: 41-я (английская; войск. стар. Г.И.Ретивов к 14.01.1919г.) и 50-я Заплавская (английская; ес. С.М.Плетняков к 14.01.1919г.) Донские легкие (по 4 ор.), 10-я (к 18 октября 1919г. влита бывшая 15-я Донская гаубичная батарея, которая была вновь сформированная в 09.1919г. как 15-я мортирная; войск. стр. П.П.Харченков, 02.07. - 06.10.1919г.) Донская мортирная (4 ор.) и 2-я (вновь сформирована в 04.1919г.) Донская тяжелая (1-го Донского тяжелого артдивизиона; 2 ор.) батареи, а также инженерную сотню 6-й Донской дивизии (86 чел.). На 25 — 28 марта 1920г. входили: 7-й, 51-й и 61-й Донские пешие полки. Начальники: ген. М.А.Безмолитвенный (07.02. - 14.03.1919г.), полк. А.В.Овчинников (врид. до 03.03.1919г.), полк. Ф.С.Марков (май - 21.09.1919г.), полк. Н.И.Медведков (на 18.11.1919г.), полк. А.А.Курбатов (1919г. - 14.05.1920г.) Нач. штаба: полк. В.М.Гетманов (08. - на 25.11.1919г.).
14-я Донская отдельная конная бригада. Начала формироваться с 22 июня 1919г. как 1-я Усть-Медведицкая конная дивизия: 1-й (полк. Болдырев с 06.1919г.), 2-й (войск. стар. И.П.Гайдуков с 06.1919г.), 3-й (ес. А.В.Семисотов с 06.1919г., ес. И.С.Акимов с 08.1919г.) и 4-й (сот. Долгов с 06.1919г.) конные полки, с 31 августа 1919г. переименована в 14-ю Донскую казачью бригаду 3-х полкового состава, возможно входил 14-й (полк. Г.В.Слюсарев с 03.09.1919г.) Донской конно-артдивизион, бригада вошла в состав 1-го Донского отд. корпуса. На 18 октября 1919г. насчитывала - 2705 сабель и 28 пулеметов. Включала 28-й (1092 саб., 8 пул.; полк. Болдырев, 01.1920г., ес. И.П.Коротков в 04.1920г., убит), 29-й (740 саб., 9 пул.; ес. И.С.Акимов, 08.1919г. - 02.1920г., полк. Семенов) и 30-й (873 саб., 9 пул.; ес. П.А.Долгов в 09.1919г., полк. М.Красовский в 10.1919г., полк. В.Дронов, войск. стар. А.Ф.Елисеев врид. в 12.1919г.) Усть-Медведицкие конные полки, 42-ю (в начале августа 1919г. придана из 13-й Донской конной бригады) Донскую Курмоярскую конную батарею (4 ор.; кап. Н.А.Степанов c 05.1919г.) и конно-саперную сотню (132 саб., 2 пул.). В декабре 1919г. - январе 1920г. бригада была придана 2-му Донскому отдельному корпусу, до 28 февраля 1920г. входил Донской казачий конно-арт. дивизион войск. стар. Н.А.Степанова: 10-я Донская казачья батарея войск. стар. А.Ф.Бочевского (временно сведена из 10-го артдивизиона, на 28 февраля 1920г. - 10-й артдивизион в составе своей 10-й бригады) и 14-я Донская казачья батарея кап. Н.А.Степанова (бывшая 42-я Курмоярская). Расформирована 3 июня 1920г. Начальники: полк.(ген.) А.В. Голубинцев (с 22.06.1919г., 08. - 17.10.1919г., 20.12.1919г. - 07.01.1920г., 29.01. - 21.05.1920г. ), войск. cтар. В.М.Клочков (врид. ранен), войск. стар. И.И.Корнеев (врид, 17.10. - 08.12.1919г.), полк. И.З.Гаврилов (врид. 08 - 20.12.1919г.), ген. В.А.Туроверов (врид. 20.12.1919г. - 29.01.1920г.), полк. Е.Любинский (в 02.1920г.). Нач. штаба: войск. стар. И.И.Корнеев (09.1919г., постоянный начштаба).
Усть-Медведицкая ополченченская сводная бригада. Сформирована в августе 1919г. путем выделения «старых казаков» из Усть-Медведицкой конной дивизии полк. Голубинцева после переформирования ее в 14-ю Донскую конную бригаду. Входили: 1-й (ес. В.Г.Хрипунов, 08.1919г. - 02.1920г.), 2-й и 3-й Усть-Медведицкие сводные полки. На 14.01.1920г. в бригаде - 2455 штыков, 676 сабель. В феврале 1920г. переформирована в 16-ю Донскую конную бригаду. Начальник: полк. А.А.Гордеев (31.08.1919г. - 02.12.1919г.), полк. С.А.Лукьянов (02.12.1919г. - 02.1920г.).

2-й Донской отдельный корпус. Сформирован 23.06.1919г. (формировался с 25.05. по 14.06.1919г. из частей бывшей 2-й Донской армии). Состав: Донская Сводно-партизанская, 7-я Донская и 1-я Сводная Донская дивизии (с 09.1919г.), Войсковая Донская инженер. сотня (100 чел.), 5-я (ес. А.В.Стоянов на 07.08.1919г., просуществовала недолго) и 6-я Донские мортирные батареи, бронеавтомобили «Сокол» и «Печенег», на 18 октября 1919г. насчитывал 7778 шт., 9727 саб., 222 сапера, 294 пул., 61 ор. С ноября 1919 г. в корпус вошла сформированная из конной группы этого корпуса 4-я Донская конная дивизия. На 14 января 1920г. в 7-ю Донскую дивизию входила 1-я (позже переименована в 5-ю) Верхне-Донская смешанная (1-й и 2-й ополч. пешие полки, Вешенский, Федосеевский и 1-й Верхне-Донской конные полки. В начале февраля 1920г. г. пешие полки влиты в Сводно-партизанскую дивизию. Конные полки составили 15-ю конную бригаду новой 7-й Донской конной дивизии) ополченческая бригада - 3786 штыков, 2461 сабель. В середине февраля 1920 г. был переформирован и включал Донскую Сводно-партизанскую (переформирована 07.02.1920г.: 1-й Донской партизанский полк. Чернецова, 2-й Донской пеший ген. Семилетова, 3-й Богучарский пешие и 40-й Донской конный полки, 40-й Донской полк это бывший Черкасский ополченческий), 7-ю и 4-ю Донские конные дивизии (с 26.01.1920 г. 4-я дивизия придана 4-му Донскому конному корпусу), часть корпуса вошла в конную группу генерала Павлова. Расформирован 6 апреля 1920г., части 2-го Донского отд. корпуса, 18-й Донской казачий полк и Сводно-партизанская дивизия составили 2-ю Донскую дивизию. Командиры: ген. И.Ф.Быкадоров (02.06. - 03.07.1919г.), ген. П.И.Коновалов (03.07.1919г. - 07.04.1920г., после 20.11.1919г. в отпуске, на 03.12.1919г. опять командовал), ген. Г.А.Ситников (после 20.11.1919г. сменил Коновалова, командовал недолго), полк. И.Е.Поливанов (врид, 06.1919г., 11. - 02.12.1919г.), ген. С.Д.Позднышев (врид. 14 - 24.02.1920г., 24.02.1920г. тяжело ранен), ген. И.Д.Попов (врид. 24.02. - 13.03.1920г., убит), ген. А.М.Сутулов (врид. 13.03. - 06.04.1920г., корпус принял 18 марта). Нач. штаба: полк. И.Е.Поливанов (постоянно), полк. Ф.Ф. Одноглазков (врид. 10. - 02.12.1919г., замещал Поливанова, врид. с 27.12.1919г.), полк. В.А.Ширяев (врид. 13.03. - 06.04.1920г. при комкоре ген. Сутулове). Обер-квартирмейстер штаба: полк. Ф.Ф. Одноглазков (14.06.1919г. - 06.04.1920г.), полк. Н.Т.Раздоров (врид. в 12.1919г.). Инспектор артиллерии: ген. И.И.Золотарев (25.05.1919г. – март 1920г.).
1-я Верхне-Донская смешанная ополченческая бригада (в январе 1920г. переименована в 5-ю). Сформирована 16 сентября 1919г., входили: 1-й и 2-й ополч. пешие полки, Вешенский, Федосеевский и 1-й Верхне-Донской конные полки. На 14 января 1920г. - 3786 штыков, 2461 сабель. В начале февраля 1920г. г. пешие полки влиты в Сводно-партизанскую дивизию. Конные полки составили 15-ю конную бригаду новой 7-й Донской конной дивизии. Начальник: Варламов.

1-я Сводная Донская дивизия. Сформирована 28 августа 1919 г. в Донской армии как 1-я Сводная Донская конная бригада (1-й, 2-й и 3-й Донские сводные конные полки, бригада сформирована из Верхне-Донских казаков не успевших переформироваться и влиться в части 4-го Донского конного корпуса), одновременно сформирована конная группа ген. П.Ф.Савельева (временно в подчинении комкора 3-го Донского от. корпуса): 1-я Донская сводная конная бригада, 4-я Донская конная бригада, 11-й ул. Чугуевский конный полк, Калмыцкий (3-й Донской) конный полк, была выделена в помощь 3-му Донскому отд. корпусу, для наступления на станцию Лиски. В конце сентября 1919г. конная группа расформирована, 1-я Сводная Донская конная бригада развернута в дивизию, входили: 1-й, 2-й, 3-й, 4-й Донские сводные конные полки, Конвойный (полк. А.М.Ружейников) Донской конный полк, 3-й и 4-й Донские сводные пластунские полки (из этих полков в составе 1-й Сводной Донской дивизии была создана 2-я (ген. А.Д.Карпов) Донская сводная пластунская бригада, на 02.11.1919г. в составе 7-й Донской дивизии). 1-я Сводная Донская дивизия входила в состав 2-го Донского отдельного корпуса. Входившие в дивизию 4-й (с 10.1919г. - 62-й Донской казачий полк, полк.С.А.Рябышев в 1920г.) сводный конный и 1-й Конвойный (войск. стар. И.Т.Меркулов врид.) полки 12 октября 1919г. выделены из нее и составили 2-ю Сводную конную бригаду полк. В.И.Морозова, отправленную в тыловой район Добровольческой армии. На 18 октября 1919г. дивизия включала 1-й (405 саб., 7 пул.), 2-й (461 саб., 5 пул.) и 3-й (430 саб., 3 пул.) сводные конные полки, 3-й (900 шт., 6 пул.) и 4-й (1441 шт., 230 саб., 7 пул.) сводные пластунские полки, 22-ю (4 ор.) и 44-ю (полк. Д.К.Полухин к 14.01.1919г.; 1 ор.) Донские и английскую (4 ор.) легкие батареи, всего насчитывала 2341 шт., 1529 саб., 28 пул., 9 ор., ее 1-я Донская сводная конная бригада (1-й, 2-й и 3-й Донские сводные конные полки и 4-й Донской сводный пласт. полк) в нач. декабря 1919 г. переброшена в 4-й Донской конный корпус, 3-й сводный пластунский полк (из Верхне-Донцов) был расформирован. 4-й Донской сводный пласт. полк продолжал действовать в составе бригады до начала декабря 1919г. По некоторым данным в составе Сводной конной дивизии (7-я, 10-я Донские конные бригады, 4-й Донской сводный пласт. полк) 3-го Донского отдельного корпуса в декабре 1919г. - январе 1920г. действовал 4-й сводный пластунский полк. В декабре 1919г. путем расформирования 1-й Донской сводной бригады, ее полки пошли на пополнение 9-й Донской дивизии и 8-я, 11-я, 12-я Донские конные бригады были восстановлены в прежнем составе. Начальник дивизии: ген. П.Ф.Савельев (28.08. - 01.11.1919г.).

2-я Донская сводная пластунская бригада 1-й Сводной Донской дивизии на 18.11.1919г. действовала в составе 4-го Донского конного корпуса ген. К.Мамонтова. К началу декабря 1919г. от бригады остался только 4-й сводный пласт. полк, 3-й сводный пласт. полк был расформирован. После потерь была сведена в 3-й Донской пласт. полк (переименован из 4-го Донского сводного пласт. полка) переданный в 1-ю Донскую пласт. бригаду. Насчет 1-й Донской пласт. дивизии, в феврале 1920г. была попытка создать 1-ю Донскую пластунскую дивизию из 1-й Донской пластунской, 2-й Донской стрелковой и 8-й Донской пластунской бригад.

Донская Сводно-партизанская дивизия. Сформирована 17 апреля 1919г. в Донской армии как Сводно-партизанский корпус 2-й Донской армии. С 23.06.1919г. переформирован в дивизию и вошел в состав 2-го Донского отд. корпуса. Включала 1-ю Донскую партизанскую, 2-ю Донскую добровольческую, 3-ю Донскую отдельную добровольческую и 4-ю (вошла с конца июня 1919г. как 5-я конная бригада, входила в дивизию до 10 ноября 1919г.) Донскую конную бригады. В конце июня 1919г. из Сводно-партизанской дивизии вывели в гарнизон г. Ростова: Студенческий батальон и 4-й Донской пеший полк полк. Г.И.Алексеева (в июле переименован в 8-й Донской пласт. полк). На 18 октября 1919г. насчитывала 3363 шт., 3351 саб., 59 саперов, 146 пулеметов, 27 орудий. В ноябре 1919г. состав Сводно-партизанской дивизии: 1-я Донская партизанская бригада полк. П.С.Тацына (Семилетовский, Чернецовский, Дудаковский батальоны; Донской партизан. артдивизион; 1-я Семилетовская и 2-я Чернецовская батареи). 2-я Добровольческая бригада: 1-й Донской пеший, 2-й Донской пеший, 3-й Донской пеший полки, Конный дивизион. 3-я Добровольческая бригада полк. Гаврилова: Богучарский, Старобельский батальоны, Воронежский (штабс-кап. Л.А.Самуилов) батальон; Конный дивизион; Богучарский артдивизион: 1-я и 2-я Богучарские батареи. 4-я конная бригада полк. Овчинникова: 19-й Еланский, 20-й Вёшенский, 24-й Калиновский полки; 4-й артдивизион: 14-я и 18-я батареи. 9-й Донской конный артдивизион: 29-я, 46-я и 47-я батареи. 7 февраля 1920г. дивизия переформирована, вошли: 1-й Донской партизанский полк. Чернецова (бывшая 1-я партизанская бригада), 2-й (бывшая 2-я пешая бригада) Донской пеший ген. Семилетова (кап. П.А.Сергеев), 3-й (бывшая 3-я пешая бригада) Богучарский пеший (полк. В.П.Мельников с 07.02.1920г.), 40-й (бывший Черкасский ополченческий) Донской казачий полки, Партизанский арт. дивизион (1-я Семилетовская, 2-я Чернецовская батареи), Богучарский арт. дивизион (1-я и 2-я Богучарские батареи), в состава в дивизии влились остатки 5-й Донской пласт. бригады и пешие полки 5-й Донской ополч. бригады, а так же части 4-го Донского запасного батальона. С 6 апреля 1920г. на формирование 2-й Донской дивизии. Начальники: ген. Э.Ф.Семилетов (25.05. - 08.12.1919г., умер), ген. И.В.Иванов (врид. 06.07. - 30.09.1919г., был командир 1-й партиз. бригады), полк. И.З.Гаврилов (врид. 10. - 08.12.1919г.), полк. Н.З.Неймирок (с 08.12.1919г., погиб 29.02.1920г.), полк. П.К.Ясевич (врид. 29.02.1920г. - 06.04.1920г.). Нач. штаба: полк. В.Н.Жилинский (14.06. - 11.12.1919г.), кап. П.К.Ясевич (11.12.1919г. - 29.02.1920г.), полк. Ф.Ф.Вознесенский (врид. с 29.02.1920г. замещал Ясевича), ес. С.М.Карев (врид. 03.1920г.), кап. П.А.Смирнов (03.1920г.). Помощник начштаба: кап. П.А.Сергеев (в 06.1919г.). Инспектор артиллерии: ген. А.И.Поляков (02.05.1919г. - 03.1920г.).

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 253 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]


постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.17 13:12. Заголовок: Вины Дончан в пораже..


Вины Дончан в поражении Белого движения не более, чем у других.Венков ни в чем "не виноват"."Сдирал он информацию" он у многих(как впрочем и все другие исследователи),например у С.В.Волкова. Лично я переписываюсь с А.В.Венковым и очень ценю его информацию по Донским армиям,хотя вынужден признать, что у него много фактологических ошибок.По своим "политическим взглядам" Венков "красно-коричневый",что лично мне ,как "белому историку", не очень понятно и приятно.Более подробно о красно-коричневых взглядах Венкова и критике его научной деятельности можно прочитать у его главного критика С.В.Корягина.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.17 13:22. Заголовок: С.В.Корягин альманах..


С.В.Корягин альманах "Донская волна" выпуск №92,с.400-426.:"Венков. 1918 год.


В рубрике “История казачества” вышла в свет книга «Атаман Краснов и Донская армия. 1918 год.» [М., Вече, 2008, - 480 с.].
Еще один фундаментальный труд А.В. Венкова и, вроде бы, по теме, которую он не знать не может, поскольку название его докторской диссертации звучит так «Ан-тибольшевистское движение на юге России (1917 – 1920 гг.)» [1996 г.].
Подача материала.

Перво-наперво, а в каком, собственно, жанре пишет автор?
Интересный вопрос, правда?

Есть художественные произведения: роман, повесть. Впрочем, данная книга к художественным произведениям не относится. Так что же это?

Перед нами так называемое историческое исследование.
“Анонс” выглядит так:
“В книге историка А.В. Венкова впервые собраны редкие архивные и мемуар-ные материалы, рассказывающие об истории создания Донской армии и ее первых боях с Красной армией”.

Что такое историческое исследование и как должен подаваться материал?
Ввиду того, что я и сам подвизаюсь в данной области, неоднократно задавал себе этот вопрос.
__________________________________ 401 ___________________________________

Мне кажется, что основная задача историка – подавать документы с наимень-шим искажением. Чем ближе они к оригиналу, тем лучше. Для дореволюционных до-кументов желательно, вообще, сохранять старую орфографию.
Поясню это на примере составления жизнеописаний отдельных личностей.
Широко распространенные биографические справки вызывают крайнее раздра-жение. Насколько интереснее и информативнее Послужной Список или современная Трудовая Книжка. Кому нужны разного рода “красивости”, да еще и, как правило, име-ющие очень мало общего с действительностью?
Если, например, сын простого казака поступал в гимназию, то в биографичес-кой справке чуть ли не обязательным является оборот типа “пытливый юноша стре-мился к знаниям”.
А если нет? Может юношу нещадно пороли и заставляли учиться, а ему, кстати, этого ну уж очень не хотелось делать. Разве такое не бывает?

Я, например, никогда не курил. Можно на этом основании делать вывод, что меня в детстве ну уж очень вдумчиво воспитывали, объясняя всю пагубность воздей-ствия никотина на организм? На самом деле все было куда проще и прозаичнее. В классе эдак пятом отец как-то отвлеченно заметил: “Вот закуришь – прибью”. И ска-зал он это настолько убедительно, что я ему поверил и помнил об этом в 6, 7 и 8 классах. К девятому классу испуг прошел, но на этот период я уже был известным в школе ярым противником курения. Вот таким образом проблема была решена.

Еще пример: писательская плодовитость Бальзака. Откуда это? Как обычно подобное комментируют историки? Ну ясно: упорство, стремление, подвижничество и т.п.
В своем романе-хронике «Бальзак» Стефан Цвейг дает ответ на этот вопрос.
Бальзак был ленив. Всю жизнь хотел жениться на “деньгах” и ничего не делать. Но . . . во-первых, не получалось, во-вторых, постоянно влезал в долги. И именно по-этому, чтобы с ними (долгами) рассчитаться, ему приходилось постоянно работать – писать роман за романом.
Отсюда, увидевшие свет произведения – следствие не только добродетелей, но и пороков.

Помимо документов к “первичным” источникам следует отнести дневники и ме-муары людей, живших в эпоху описываемых событий. Правда, подобного рода мате-риалы подчас могут быть в значительной мере субъективными. Об этом следует пом-нить.
Меня часто спрашивают: как я отношусь к воспоминаниям (бабушек, дедушек) и следует ли их помещать в генеалогические сборники?
Я неизменно отвечаю, что всегда – “за!” (руками, ногами и другими частями тела), но с одним условием: не смешивать их с документами и не подавать как нечто единое. Документы отдельно и мемуары (скажем, курсивом) также отдельно.
Если же эти материалы подаются вперемешку, то у меня это ассоциирует со следующим:
Есть первое блюдо – очень хороший супчик. В него кладутся котлеты. Да еще туда же выливается компот.
По отдельности все очень даже приятно, а все вместе хлебать абсолютно не-возможно.
Итак, документы и мемуары очевидцев. Все остальное носит явно второстепен-ный характер.
__________________________________ 402 ___________________________________

Историк же, в идеале, должен собрать документы и мемуарные материалы. И предоставить их читателю, внося наименьшие исправления.
Иногда, если есть несколько версий об одном и том же событии, можно в вари-анте “примечание” ненавязчиво высказать и свое мнение.
В общем же, чем меньше присутствует “историка с его мнением” в историчес-ком исследовании, тем лучше.

* * *
Так что же вынес на суд читателей Андрей Вадимович (А.В.)? В каком виде по-дается данное историческое исследование?

Описывается цепь событий в каком-то странном повествовательном режиме с очевидными элементами художественного произведения: прямая речь героев, опи-сание манеры держаться, подчас автор даже повествует о том, о чем думает тот или иной персонаж.
Ссылок, вроде бы, и много (1091), но ставятся они достаточно своеобразно. Да и упоминаемые источники вызывают целый ряд вопросов.

Возьмем первый попавшийся кусок текста (любой разворот). При выборе я от-слеживал только одно условие: чтобы на этих двух страницах количество ссылок со-ответствовало среднему показателю по всей книге.
Книга в 480 страниц (текст на 438 страницах), ссылок – 1091. В среднем на од-ной странице менее трех ссы-лок.
Выбранный разворот (с. 46 – 47; см. здесь с. 403 - 404), включает в себя семь ссылок (с № 128 по № 134). Явное превышение среднего показателя по книге.
Ссылками прикрыта ин-формация, представленная в последних абзацах с. 46 и первых с. 47.
А откуда берутся све-дения, представленные на первой половине с. 46? Ведь там совершенно конкретная цифровая информация: чис-ло убитых и раненых; числен-ность отрядов.
Те же вопросы к инфор-мации, представленной во второй половине с. 47.

Заметим, что рассмот-ренный разворот, к которому такое большое число нарека-ний, по ссылкам –один из луч-ших.




Рассмотрим следующий разворот (с. 48 – 49, см. с. 407 - 408). Здесь ссылок (номерных) вообще нет. Только две фразы взяты в кавычки (на с. 49) с указание на воспоминания Н. Туроверова.
И, при этом, опять масса конкретной информации. Точное время событий: дни и часы. Потери. Заковыченная фраза Чернецова: “Слишком дорого мне это стоило, - сказал он. – Оставался бы в прежнем чине – были бы живы мои орлята!”
Ну и откуда все это?

Можно определенно сказать, что на большую (ударение на первом слоге) часть материалов никаких ссылок нет.
Так откуда взята информация?
Где-то прочитана? Где-то услышана? “Творчески переработана”?

Перейдем, собственно, к ссылкам. У историка есть ссылки на: а) исследования историков; б) периодические издания того времени; в) документы.
а) Исследования историков.
Книга А.В. Венкова издана и в последующих работах на нее будут ссылаться, как на достоверный источник (?!).
Но ведь большинство сведений никакими документами не подкреплены.
Кстати, то, что информация недостоверная, очень просто показать. Фраза Чер-нецова, приведенная выше, взята из статьи “Последний Чернецовский поход” [«Донс-кая Волна». № 10. с. 6 – 10; в данной серии: вып. № 90, с. 131 - 140]. Там она звучит так:
“Сильно дорого это мне стоило… С удовольствием остался бы в прежнем чине – были бы живы мои орлята!”
Итак, даже в закавыченной фразе ошибка, причем принципиально меняющая смысл сказанного.

В цифровой же информации сделать ошибку еще проще. Случайно путаешь две рядом стоящие цифры на клавиатуре и потом ошибку очень трудно найти (заме-тим при этом главное: автор не дает возможности это проверить - ссылки то нет).

Таким образом, питать какие-либо иллюзии по поводу достоверности исследо-ваний “профессиональных историков” я бы не стал.
Венков сослался на Иванова, Иванов на Петрова, Петров на Сидорова и т.д. Хотя бы один в цепочке оказался “нечистоплотным” (а таких, кстати, подавляющее большинство) и ошибка будет тиражироваться. Добавим к этому эффект “испорчен-ного телефона” – при переписывании откуда бы то ни было обязательны неточности и огрехи. Чем чаще производится переписывание, тем больше огрехов.

На основании вышесказанного можно достаточно определенно утверждать, что ссылки А.В. на других историков никакого смысла в себе не несут. Это такая же взя-тая “с потолка” информация, как и текст без ссылок.

б) Периодические издания того времени.
Ссылки, используемые на с. 46 – 47 отсылают к материалам из: «Вестника Пер-вопоходника», «Станицы», мемуаров Н.Н. Туроверова.
20-е – 30-е годы.
Все это - мемуарная литература современников событий. Вещь очень хорошая, но не документы. Здесь присутствует большая доля субъективизма.

__________________________________ 406 ___________________________________

Как уже говорилось выше, эти источники безусловно нужно использовать, но при этом помнить, что это, отнюдь, не документы.
Мемуары хороши для отражения духа времени. Их нужно приводить большими фрагментами для смягчения сухости документально информации и привнесения ко-лорита прошедшей эпохи.

Использование же подобного рода литературы, как источника точной “цифро-вой” информации совершенно несерьезно. И именно это осуществляет А.В. Венков.
Таким образом, и эта часть ссылок никоим образом не может улучшить мнение о предлагаемом материале. Данная часть информации если и не берется “с потолка”, то все равно настолько субъективна, что никак не может повысить общей докумен-тальности.

в) Документы.
Из первых ста ссылок только 6 – на архивные документы. Остальные ссылки относятся в п.п. а) и б). Во второй сотне результат получше – 17 ссылок на докумен-ты.
Средний показатель по книге будет – 10 – 15%.

* * *
Подведем итоги.
Процентов 20 информации, предлагаемой в книге, сопровождается ссылками. По-моему, я эту цифру завысил. Завышу еще больше – 30%.

15% ссылок на архивные документы (опять, замечу, завышение). Да еще я и предполагаю, что все ссылки на архивные документы не липовые, а “по делу” (есть настолько наивные, что верят в это?).

Перемножим 30 х 15, получим 4, 5% Это, напомню, при превышениях по всем показателям. А если реально?
По-моему, эти ссылки на документы, само по себе, являются издевательством.

Вернемся к анонсу, вынесенному на обложку книги:
“В книге историка А.В. Венкова впервые собраны редкие архивные и мемуар-ные материалы, рассказывающие об истории создания Донской армии и ее первых боях с Красной армией”.

Никаких документов нет. Мемуаров тоже нет, а ссылки на мемуары с целью подтверждения точности описываемых событий, имеют обратно-противоположный эффект – делают работу менее достоверной.

Подобного рода работу вполне реально написать, скажем, краеведу, да и не обязательно, чтобы у него было высшее образование.
Но краеведам, как бы, не положено давать возможность издавать монографии.

Автор, обладающий подобного рода уровнем, не только является доктором ис-торических наук (!) и деканом Ростовского Государственного университета (сейчас, вроде, ВУЗ называется иначе) по научной работе (!!), но и котируется одним из веду-щих историков г. Ростова-на-Дону (!!!), а теперь еще и выясняется, что привлекается к изданию в Москве ввиду, как я понимаю, отсутствия “мозгов” в столице (!!...!).

До чего мы докатились!!! Как-то за державу обидно!


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.17 13:25. Заголовок: Причины восстания. ..


Причины восстания.

Предыдущие работы историка на эту тему (включая обе диссертации) уже об-суждалась в данной серии. См. вып. № 50, с. 121 - 139. Наиболее интересными, на мой взгляд, были два момента: 1) взаимоисключающие работы: кандидатская дис-сертация (“красная”, 1986 г.) и докторская (“белая”, 1996 г.); 2) сколько не пытался ис-торик “косить” под “белого”, из всех щелей лезла наружу красная сущность.

Прошло более 10 лет. Так что же изменилось? О чем хочет рассказать автор и с каких позиций?
И, разумеется, как он ответит на главный вопрос: Почему началась Гражданс-кая война? Почему казаки пребывавшие в апатии и ни под каким видом не желаю-щие воевать (на середину февраля 1918 г.) уже через полтора месяца (конец апре-ля), все как один, берутся за оружие?
Что же нужно такое сделать, чтобы до такой степени перевернуть сознание масс?


Оглавление книги выглядит так:

Предисловие.
Раздел I. Предыстория Донской армии.
Глава 1. Прежняя система службы.
Глава 2. Казачьи части в революции.
Глава 3. «Добровольцы» и «партизаны».
Глава 4. Последний поход Чернецова.
Глава 5. Без Чернецова.
Глава 6. Без Каледина. Падение Донской столицы.
Глава 7. Степной поход.
Раздел II. Зарождение.
Глава 8. Победа восстания.
Глава 9. Организация власти.
Глава 10. «Союзники».
Глава 11. Армия формируется в боях.
Глава 12. «Молодая армия».
Глава 13. Донские офицеры.
Раздел III. Донская армия в период атаманства Краснова.
Глава 14. Командование.
Глава 15. Боевые качества армии.
Глава 16. наступление на Россию. Война в новых условиях.
Раздел IV. Бои Донской армии против регулярной Красной армии.
Глава 17. Военные действия во второй половине 1918 года.
Глава 18. Подчинение Деникину и последние победы.
Глава 19. разложение армии и уход Краснова.
Послесловие.
Примечания.

Собственно, период: февраль – апрель должен приходиться на 7-ю главу. Ну, может быть, еще что-то в близлежащих главах. Именно здесь. Судя по всему, историк должен продемонстрировать свои знания о неимоверных зверствах большевиков, столь радикально повлиявших на изменения в настроениях казаков.
Ну да все по порядку.
__________________________________ 410 ___________________________________

Понятно, что в первых двух главах ответа на данный вопрос нет. Правда, стоит отметить, что в предисловии автор обозначил неизбежность революции и Гражданс-кой войны:
“Революция и Гражданская война в России явились событием объективным, закономерным и давно ожидаемым. Вызревавший веками разрыв между городом и деревней, всеобъемлющие аграрные, классовые противоречия, межнациональная рознь, культурный раскол внутри самих великороссов – все это, усугубленное кро-вью и напряжением Первой мировой войны. Выплеснулось разом и раскололо стра-ну”. [с. 3].
Откровенно запахло советским подходом.

Идем дальше. Глава 3. Пора бы начать описывать зверства.

“. . . На Юг России началась переброска юнкерских училищ из Киева, Одессы. Политика советской власти усилила приток офицеров в эти области. Приказ Петроградского ВРК армейским комитетам от 25 октября 1917 года гласил, что офицеры, которые «прямо и открыто» не присоединятся к революции, должны быть немедленно арестованы «как враги»41, после чего многие офицеры поодиноч-ке и группами направились на Дон. В декабре 1917 года в Ростове-на-Дону было за-регистрировано 17 тысяч офицеров42.” [с. 19].
Ну, впрочем, это не зверства и даже не расстрелы.

Достаточно подробное описание формируемых частей и также боестолкнове-ний в ноябре.

Наконец, “первая ласточка”:
“Командующий генерал Корнилов инструктировал их: «В плен не брать. Чем больше террора, тем больше победы»90.[с. 28]. Дается ссылка (№ 90) на: С.М. Па-уль “С Корниловым”. Будем считать это упоминанием первого зверства.
Открыл эту книгу. Да, такая фраза есть, но она произносится в январе (!) и, по-лагаю, относится к отдельному эпизоду.

Описание действий войск Антонова-Овсеенко, отрядов Сиверса и Саблина. Формирование партизанских отрядов. Бои.

В 4-й главе описываются перипетии движения и боев отряда Чернецова.

Ну, наконец-то, первый расстрел:
Победа чернецовцев в бою за станцию Лихая.
“. . . Белогвардейские источники сообщили, что взято 16 пулеметов, коман-дир Красной гвардии убит, захвачен поезд с мануфактурой, копченой рыбой, суше-ными абрикосами, изюмом, миндалем. Потери большевиков определялись в 300 трупов. Более практичные юнкера-артиллеристы отметили, что захватили 10 пулеметов 5-го пулеметного полка и 100 снарядов. Потери красных они определи-ли в 25 %133. Скромнее всех оценил потери красных еженедельник «Донская волна». Корреспондент записал, что в 20 саженях от дороги лежали 50 трупов, и отметил пленных красногвардейцев, которым уже был «подписан приговор». Вместе с рас-стрелянными пленными, видимо, и набралось 100 трупов большевиков, о которых говорил Туроверов”. [с. 47].

Итак, первый расстрел в книге осуществили оказывается белые (!), более того, чернецовцы (!!).
Уж вроде бы «Донскую Волну» я прочел “вдоль и поперек”, но что-то не помню, чтобы там писалось о таком.
Открыл журналы снова. Прежде всего 10-й выпуск, полностью посвященный Чернецову. Такого там нет. Посмотрел другие выпуски, где есть отдельные статьи о Чернецове и его отряде. Опять мимо.
А что удается найти о результатах боя в «Донской Волне»? В статье “Послед-ний Чернецовский поход” (автор – Чернецовец) [«Донская Волна» №10, см. в вып. №90 данной серии, с. 131 - 140] читаем:

“Потери большевиков были очень значительны – свыше 300 трупов осталось на месте, особенно много было их на левом фланге, который попал под перекрест-ный пулеметный огонь. Среди убитых был и командующий этим отрядом красногвар-деец Макаров. Партизаны взяли богатые трофеи – массу оружия (одних пулеметов 16) и целый поезд, груженый снаряжением, мануфактурой и различными припасами – копченой и маринованной рыбой, сушеными абрикосами, изюмом, миндалем”.

А.В. подает эту информацию как “белогвардейский источник”. Вероятно, пере-путал (случайно или специально?). Какой-то другой еженедельник сообщил (если только это было) о расстреле. В пользу этого говорит и то, что «Донская Волна» на-чала издаваться только в июне (1-й вып. датирован 10-м числом) тогда, как событие произошло в середине января.
Итак, на первый “бессовестный” расстрел белыми ссылки нет (!). Да и впрямую о расстреле там не пишется. Это уже додумывает историк.

Опять описание боев. Атака офицерским батальоном станции Гуково:
“Батальон потерял 7 убитыми и 20 ранеными. Большевиков якобы убили 500, захватили 13 пулеметов и 300 пленных. Там же, в Гуково, нашли трупы офицеров 2-й роты, которых красные перед смертью пытали. «Все это решило участь плен-ных…»142. От себя отметим, что названное количество большевистских потерь вызывает сомнение, а расстрел 300 пленных (если их действительно было столь-ко) производит тягостное впечатление”. [с. 53].

Итак, второй расстрел. Опять расстреливали белые. Правда, упомянуто звер-ство (второе) красных (пытали несколько офицеров).
Историку очень неприятно по поводу действий именно белых, на него это про-извело “тягостное впечатление”(!).
Посмотрим на ссылку (№ 142). Это: “Первые бои Добровольческой армии. М., 2001, с. 118 – 119”.
Еще ссылки на эту книгу: № 139, 120. Там, разумеется, другие страницы. Ну а автор (авторы) кто? Большинство современных историков в прошлом хорошо извест-ные советские историки. Почему А.В. не указывает фамилию автора?

Подробное описание последнего боя Чернецова. В одном месте читаем
“. . . После этого Чернецов приказал Миончинскому с конными артиллериста-ми прорываться на Каменскую. Тот выскакал из оврага, размахивая белым плат-ком, и проскакал мимо озадаченных казаков, которые прекратили стрельбу. С Ми-ончинским ускакало человек 20 казаков. Этот отряд проблуждал по степи всю ночь и утром явились в Каменскую”. [с. 54].
Да, в общем-то, паскудство. И такой номер проделывает офицер, чернецовец.

Переходим к третьему расстрелу, наконец-то показано, что это делали крас-ные:
__________________________________ 412 ___________________________________

“. . . Но председатель Донского ревкома Подтелков пресек эти переговоры и лично зарубил Чернецова, который пытался стрелять в него из спрятанного при пленении «стеера».
Н. Жданов и здесь дает свою версию: уже в темноте, когда чернецовцев кон-воировали в Глубокую, Голубов и Подтелков ускакали, а Чернецов при попытке к бегству был зарублен неким Пантилеем Пузановым. Позже видели, что стволом винтовки у него был выбит глаз151.
Взятые в плен партизаны тоже были изрублены, немногим удалось бежать и скрыться в темноте152. Всего удалось вернуться 15 юношам. До станции голу-бовские казаки довели пятерых – солдата румынского фронта, двух юнкером-ар-тиллеристов Константиновского училища, ученика Каменского реального учили-ща и примкнувшего к чернецовцам помощника слесаря из самой глубокой. Участь их была печальна153.” [с. 55 – 56].
Итак, подсчитаем. Чернецов – 1. Зарубленные чернецовцы: при Чернецове в конце боя оставалось не более 40 человек, вернулось “15 юношей”, т.о. не более 25. И на станции расстреляли пятерых. Всего не более 31 человека.
В 10 раз меньше того, что вытворяли белые в описании “второго расстрела”.

Описание боев после смерти Чернецова.

Четвертый расстрел, 12 января в слободе Михайловке:
“. . . Но захватившие станцию и слободу красногвардейцы устроили избиение «нейтральных» офицеров и казаков войсковых частей. Уничтожив около 80 чело-век177.” [с. 64].

Ну наконец-то еще одно зверство (третье). Чье?
Да оказывается чернецовцев:
“Пока вели агитацию, генерал Усачев соединился с мамонтовцами и частью чернецовцев в Персияновке и внезапным налетом взял Шахтную и Сулин, но тут и к Саблину подошло подкрепление – 1-й Черноморский революционный отряд Мокро-усова численностью до полка. Рассказывали, что в Зверево чернецовцы поймали и запытали их разведчиков (среди них была медсестра), и теперь моряки рвались отомстить…” [с. 68].
Так вот, оказывается, почему матросы были такими зверьми? Ну А.В. все объ-яснил. Доблестные “братишки”, о неимоверных зверствах которых сложены легенды, оказывается всего-навсего мстили за то, что “вытворяли” юнкера, кадеты, гимназисты и учащиеся семинарий.

Из рассказа о деле 2 февраля отряда хорунжего Назарова с офицерами Гер-шельмана:
“Офицеры (8 уцелевших и 4 раненых) стали уходить, прихватив с собой 18 пленных и 1 пулемет. Кавалерия большевиков стала преследовать их лавой (видны были серые лошади), но офицеры отбились, перебили пленных, добили своих ране-ных и так ушли195.” [с. 71 - 72].
Это у нас будет пятый расстрел (белыми), а, заодно, и четвертое зверство (добить своих).

Начало Корниловского похода:
“Вот он – Великий поход! Уходившие последними юнкера выпрягли лошадей у попавшихся им по дороге извозчиков и полностью обобрали пожарную часть на Крепостном.
- Эх жаль – рестораны закрыты! …” [c. 83].
__________________________________ 413 ___________________________________

Никаких ссылок здесь историк не дает. Так откуда он знает о желании юнкеров разграбить рестораны? Сам придумал?



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.17 13:29. Заголовок: Корниловцы уходят с ..


Корниловцы уходят с Дона. Партизаны решают покинуть Новочеркасск. Крас-ные входят в Ростов:
“Красная гвардия планомерно, квартал за кварталом, стала чистить город, потом из-за сопротивления стала трясти город беспорядочно. Четыре ночи бес-прерывно шла стрельба. Каждое утро стаскивали на опознание трупы в офицерс-ких и юнкерских мундирах” [с. 86].
Интересно. Трупы, оказывается, появляются ввиду сопротивления. И, разуме-ется, только офицерские и юнкерские
А как же насчет террора мирного населения? В 1918 г., по горячим следам, вы-шла книга А. Локермана «74 дня советской власти», где описывается то, что происхо-дило в Ростове-на-Дону при большевиках. Краткое изложение этой книги представле-но в вып. № 89, с. 332 – 334, 343 – 368.
Там очень обстоятельно показано, как в первые дни расправлялись средь бела дня на улице только лишь за “буржуйский” внешний вид.
Ни слова об этом в книге А.В., разумеется, нет.

Взятие Голубовым Новочеркасска. Арест Войскового Круга.

Участники Степного похода ночевали в ст. Старочеркасской, старушка расска-зывает о зверствах (пятое). Как вы думаете, с какой стороны?
“- …А тут разорение чистое, кадеты пошли какие-то… И чего им, прости, Господи. Надобно? Бьют, люди гутарят, всех и всё жгут… Детей малых не жале-ют. Ироды окоянные.” [с. 95].
Судя по всему, не упомянуть расстрелы в Новочеркасске А.В. не мог. Заметим какой скупой фразой без излишних комментариев он это сделал (шестой расстрел):
“Меж тем в Новочеркасск вступил Саблин, и пролилась кровь.” [с. 98].
И все (!!!) До чего же коротко. Как бы, сквозь зубы. О расстреле без суда войс-кового атамана и других генералов не сказано ни слова. Действительно, какой смысл упоминать о малозначимых мелочах?

Описание Степного похода.

Седьмой расстрел.
“В Новочеркасских лазаретах и госпиталях было оставлено и истреблено красными 120 офицеров и 200 партизан.” [с. 103].

Восьмой расстрел.
“В Платовской были расстреляны 8 человек «по требованию местного кал-мыцкого правления».” [с. 109].

Девятый расстрел.
“Против них партизаны применили тактику упреждающих набегов, стараясь бить их на подходе. Всего за неделю партизанская конница совершила 9 набегов на ближние и дальние хутора, где только появлялись красногвардейские отряды. Один из набегов, названный «карательной экспедицией», был в ночь с 7 на 8 (20 на 21) марта на станицу Великокняжескую, где красногвардейцы стали расстрели-вать казаков, заподозренных в сочувствии к партизанам. В результате набега

__________________________________ 414 ___________________________________

партизаны разогнали местную Красную гвардию, освободили арестованных и вер-нулись, потеряв 3 легкораненых и пригнав 20 пленных.” [c. 111].

Десятый расстрел.
“Попов прервал переговоры. Представителей крестьян он приказал отпус-тить, а «комиссаров-коммунистов» - повесить.” [с. 114].


* * *
Попробуем подвести итоги.
В главах, повествующих о причинах восстания описаны 10 расстрелов и 5 звер-ства.

Красные расстреливали: 3, 4, 6, 7, 9.
Белые расстреливали: 1, 2, 5, 8, 10.
Красные зверовали: 2.
Белые зверовали: 1, 3, 4, 5.
Даже и по численности число упоминаний расстрелов одинаково. Но действия белых (по книге А.В. Венкова) все-таки производят большее впечатление.
Добавим к этому умело вставленные описания зверств?

Пробежимся по ним еще раз.

Действия белых. 1-й расстрел (как, кстати, и 1-е зверство) толи был, толи не был. 2-й расстрел также под вопросом, но концентрируется внимание на большом числе. 3-е зверство: защищать матросов в открытую историк не решается (понимает, что сильно подставится), делается это ненавязчиво, как говорится “чуть-чуть”.

Действия красных. 3-й расстрел – все связанное с Чернецовым, об этом не упо-мянуть нельзя. Однако этот расстрел красными предваряется расстрелом, который произвели (если он был) чернецовцы (№ 1), а после упоминается и зверство черне-цовцев (№ 3). 4-й расстрел (в слободе Михайловке) – также всем хорошо известный факт. О зверствах и расстрелах в Ростове ни гу-гу, даже очевидна попытка замаски-ровать все это трупами стрелявших из-за угла офицеров и юнкеров. О зверствах в Новочеркасске также ни слова. О расстрелах в Новочеркасске (об этом также не упо-мянуть нельзя) две скупые фразы (между прочим): одна в одну строчку (расстрел №6) и другая в две строчки (расстрел № 7).
Повторю еще раз. О действиях красных только “один маленький расстрельчик” (№ 9). Упоминание остальных четырех я бы позволил себе назвать вынужденным. О событиях в Новочеркасске, расстреле офицеров в слободе Михайловке и гибели чер-нецовцев уже столько сказано, что давно у всех оскомина набита и у историка нет никакой возможности скрыть это (он это прекрасно понимает). В том же случае, когда события не у всех на слуху (например, события в Ростове), А.В. легко и непринужден-но наводит тень на плетень.

Помимо вышесказанного, все эти 10 расстрелов и 5 зверств еще и аккуратно расставлены более чем на ста страницах. Чтобы понять общую картину, нужно свести все вместе. Кто этим будет заниматься? Разумеется, никто.

Именно на это и рассчитывает А.В.

__________________________________ 415 ___________________________________

Между тем Раздел I закончен. Повествование продолжается Разделом II, гла-вой № 8 «Победа восстания».

Совершенно потрясающие два абзаца:
“Белогвардейский агент сообщал впоследствии: «Наши разведчики имели доступ всюду… начиная от милицейских участков и кончая наркомом, разведка имела свои глаза и уши…»293.
Тем не менее пронизавшие все советские структуры белые шпионы не пре-дотвратили (да, видимо, и не стремились) массовых репрессий и зверств, павших на «классового врага» и просто мирных жителей.[с. 127].Как видим, у “белогвардейских шпионов”, по мнению автора, были все возмож-ности их предотвратить, но они этого не захотели.
Судя по всему, читатель должен сделать вывод, что белые разделяют ответст-венность за это вместе с красными. Более того, создается впечатление, что, по мне-нию А.В. ответственность белых все же выше.

Немного ниже историк дает ответ на основной вопрос – почему началось вос-стание:
“С наступлением весны противоречия в сельской местности обострились. «Кое-где начинается насильственный захват земель», - отмечала советская прес-са, описывая обстановку на Дону.299 Основная масса казачества, как и обычно, сна-чала колебалась. Когда крестьяне пытались делить землю, не дожидаясь решения земельного вопроса в законодательном порядке, казаки даже апеллировали к мест-ной власти300. На севере области казаки болезненно реагировали даже на захват крестьянами помещичьих земель. Но дальше было хуже. «Иногороднее пришлое крестьянство приступило к обработке… войсковой запасной земли и излишков земли в юртах богатых южных станиц»301. Крестьяне, арендовавшие землю у каза-ков, «перестали платить арендную плату»302. Власть вместо того, чтобы сгла-дить противоречия, взяла курс на борьбу с «кулацкими элементами казачест-ва»303.
В связи с тем, что иногородние крестьяне перестали платить за аренду земли и стали пользоваться ею безвозмездно, практически без средств к сущест-вованию оказалась часть казачьей бедноты, которая жила за счет сдачи земли в аренду.” [с. 127 – 128.].
Вот оказывается в чем основная причина! Никаких особенных репрессий. Кста-ти, неплох и последний оборот. Намек на то, что сами казаки предпочитали не рабо-тать. Волей – неволей, вспоминаются бессовестные латифундисты.

Чуть ниже еще один расстрел:
“…Казак Усть-Белокалитвенской станицы И.В. Пятибратов вспоминал, что «по снегу еще» в их хутор Свинарев вошли «хохлы» слободы Головой, забрали 11 человек и расстреляли (из этих 11 трое были иногородними). «Потом объяснили, что убили за своих – за побитый отрядик красногвардейцев, который еще с осени собрали на станции Грачи.” [с. 128].
Это месть, расстрел за расстрел, так что ни на чей счет отнести особенно нель-зя.
Описание последующих расстрелом и зверств уже непосредственно связаны с началом восстания. Так, что все ужасы, которые в той или иной степени можно было бы отнести к причинам восстания уже были упомянуты.

Вот, собственно, и все на эту тему. Стоит ли еще раз говорить о взглядах А.В. Венкова? Разве они не очевидны?
__________________________________ 416 ___________________________________

Изменение текста.

Еще один интересный прием – внесение небольших изменений в имеющийся текст, при которых принципиально меняется восприятие предложенной информации.

Классический пример приведен в вып. № 47 «Миражи “Тихого Дона”». Автор романа никак не мог пройти мимо описания самоубийства Каледина. За основу им (автором романа) была взята статья Богаевского М.П. «29 января 1918 года» [«Дон-ская Волна» № 2, № 87, с. 196 - 199]. Был внесен ряд небольших изменений, сущест-венным образом меняющих исходный материал. См на эту тему вып. № 47, с. 70 – 72.

Чтобы не повторяться, приведу новый пример на эту тему (что-то на поэзию потянуло). Предположим, есть исходное стихотворение:

Давно ученый издается,
А что тут удивляет вас?
Венков – известный всем историк,
Ему пристало жить для нас.

С наукою он с детства дружит,
Себя же не привык жалеть.
А что еще вы ожидали?
Решил он все преодолеть.

Казачеству он служит верно,



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.17 13:33. Заголовок: Отдать ему и душу ра..


Отдать ему и душу рад,
Манит его святая правда
И древний не пугает смрад.

Никто не бросит в него камень.
Какой прекрасный человек!
О нем легенды скоро будут
Во всей стране! Длинною в век!

Теперь попробуем это стихотворение “творчески переработать”. Попытаемся внести небольшие изменения, но чтобы общий смысл был изменен коренным обра-зом.

Давно ученый издается,
А что тут удивляет вас?
Венков – известный всем историк,
Ему пристало жить для нас.

С наукою совсем не дружит,
Себя же не привык жалеть.
А что еще вы ожидали?
Решил он все преодолеть.

Казачеству он вроде служит,
Отдать ему и душу рад,
Ведет его как прежде “Правда”
И прошлый не пугает смрад.
__________________________________ 417 ___________________________________

Никто не бросит в него камень.
Какой идейный он борец!
В газете “Завтра” скоро будет
Сей фигурировать мудрец.

А теперь покажем еще один приемчик. Исходное стихотворение оставим таким, как было. Только лишь переставим четверостишия местами. Знакомые с понятием “акросонет” меня сразу поймут. Для тех, кто не знает – что это такое, поясню. Первые буквы каждой строки создают значимую фразу. В данном случае:
«Да Венков – комиссар!»

Давно ученый издается,
А что тут удивляет вас?
Венков – известный всем историк,
Ему пристало жить для нас.

Никто не бросит в него камень.
Какой прекрасный человек!
О нем легенды скоро будут
Во всей стране! Длинною в век!

Казачеству он служит верно,
Отдать ему и душу рад,
Манит его святая правда
И древний не пугает смрад.

С наукою он с детства дружит,
Себя же не привык жалеть.
А что еще вы ожидали?
Решил он все преодолеть.

На а теперь рассмотрим на двух примерах, как А.В. Венков в своей книге исполь-зует данную технологию.


Описание ареста Войскового Круга Голубовым.

В статье Виктора Севского «Семь расстрелянных» [«Донская Волна № 1», 10 июня 1918 г., вып. № 87, с. 153 - 157] это было показано так:

“12 февраля в Новочеркасск вошел войсковой старшина Голубов с мятежными казаками. В зале судебной палаты его ожидал войсковой круг с атаманом Назаро-вым. С шумом открыл Голубов дверь, вошел в зал, лохматый, в полушубке без погон.
- В России творится великая социальная революция, а вы разговоры разгова-риваете! - закричал он на носителей высшей власти на Дону.
Круг встал и остался сидеть один атаман Назаров. Не встал бы еще и предсе-датель круга Е.А. Волошинов, но ему хотелось изъ-за сотенъ голов разглядеть винов-ника шума.
- Не кричите, - спокойно сказал Назаров Голубову. Кто вы ?
- Я –товарищ Голубов. А вы кто?–закричал Голубов, приближаясь к атаману
- А я – войсковой атаман войска Донского.
- Самозванец, кто вас выбрал?
__________________________________ 418 ___________________________________

- Пять раз выбирало меня Войско Донское, пять раз я отказывался, но принял власть, как тяжелое бремя”.
- Арестовать, арестовать! - кричал в исступлении Голубов.
К атаману бросились молодые безусые казаки, сторонники Голубова. Они сор-вали с атамана генеральские погоны и схватили его за локти.
- Волошинова, Волошинова держите! - закричали они, увидя председателя кру-га.
Арестованных повели через зал, дали им их пальто и повели на гауптвахту. На улице грянул оркестр и проводил избранников вольного Дона бравурным маршем на гауптвахту”.


Как это представлено в книге А.В. Венкова [с. 92 - 93]:

“Дверь распахивается. Голубов является на Круг, не дожидаясь приглашения, за ним человек тридцать казаков.
- Что это за собрание?
Он быстро идет по проходу, взлетает к президиуму.
- В стране творится социальная революция, а тут собралась кучка людей… Са-мозванцы! Кто вам позволил? Встать!
С робким шумом Круг поднимается.
- Встать! Встать! – нависает Голубов над сидящим Назаровым. – И ты, мерза-вец Волошинов, здесь? Арестовать его!
- Убить! Убить!
- Не надо стрелять.
Казаки хватают и тащат Волошинова. Комиссар при Голубове, Пугачевский, вы-хватывает браунинг и приставляет его ко лбу Назарова. Побледневший Назаров де-лает жест рукой, чтоб отвести. Два казака из свиты Голубова хватают Пугачевского за руки, теснят…
- Кто ты такой? – кричит Голубов в лицо Назарову.
- Я выборный атаман. А вы кто такой?
- Я революционный атаман товарищ Голубов. Встать! – и хватает Назарова за руку.
Назаров встает, руки в карманах, вынул, развел, улыбнулся.
- Что вы кричите? Можно говорить тихо. Если вам что нужно…
Освободившийся из рук казаков Пугачевский рвет с Назарова правый погон. Левый рвет Голубов.
- Арестовать!
Вслед за Волошиновым Назарова тащат вниз с эстрады. Голубов хватает их оставленные на столе фуражки, рвет кокарды и швыряет на пол.
«Заседание Круга вследствие этого было сорвано, - строчит секретарь для ис-тории, – и, ввиду присутствия в зале вооруженной силы, враждебно настроенной по отношению к Кругу, не могло быть возобновлено».
- Как же нам быть? – торопятся вслед за уходящим Голубовым члены Круга.
- Мне не до вас, убирайтесь к черту, - бросает через плечо Голубов и выходит.
Круг волнуется. У дверей часовой никого не выпускает.
- Пока не придет Голубов…
С улицы доносятся звуки оркестра. Это Голубов отправляет на гауптвахту Назарова и Волошинова”.
То, да не то. Никаких ссылок А.В. при этом не использует, значит - собственный взгляд на событие.
И вроде бы ничего особенно не изменил, но стоит обратить внимание, как акку-ратно “опущен” Назаров:
“Побледневший Назаров . . .
Назаров встает, руки в карманах, вынул, развел, улыбнулся.
- Что вы кричите? Можно говорить тихо. Если вам что нужно…”


Рассмотрим, как это описано в «Тихом Доне» [кн. 2, ч. 5, гл. XVIII]:

“Бунчук спрыгнул с коня. Схватил ручной пулемет. Вместе с Голубовым и с толпой остальных казаков вбежал в здание Круга. На хряск распахнутой двери из просторного зала повернулись головы делегатов, густо забелели лица.
- Вста-а-ать! – напряженно, будто на смотру, скомандовал Голубов и, окружен-ный казаками, спотыкаясь от спешки, пошел к столу президиума.
Члены Круга, громыхая стульями, встали на властный окрик, один Назаров ос-тался сидеть.
- Как вы смеете прерывать заседание Круга? – зазвенел его гневный голос.
- Вы арестованы! Молчать! – Голубов, багровея подбежал к Назарову, рванул с плеча его генеральской тужурки погон, прорвался на хриплый визг: Встать, тебе гово-рят! Бери его!.. Ты!.. Я кому говорю?! Золотопогонник!..
Бунчук в дверях устанавливал пулемет. Члены Круга толпились овечьей ота-рой. Мимо Бунчука казаки потащили Назарова, позеленевшего от страха председате-ля Круга Волошинова и еще несколько человек.
Гремя шашкой, следом шел бурый, в пятнах румянца, Голубов. Его за рукав схватил какой-то член Круга.
- Господин полковник, ваша милость, куда же нам?
- Мы свободны? – из-за плеча высунулась скользкая, юркая голова другого.
- Идите к черту! – крикнул. Отмахиваясь. Голубов и, уже поравнявшись с Бун-чуком, повернулся к членам Круга, топнул ногой: - Ступайте к… мне не до вас! Ну!..”

-----------------------------------

О том насколько тенденциозно описано казачество в романе, подробно описы-вается в вып. № 47 данной серии «Миражи “Тихого Дона”».
Заметим, что даже здесь Назаров представлен более достойно, чем у А.В.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.17 13:39. Заголовок: Описание убийства Го..


Описание убийства Голубова.

Приведу полностью статью Владимира Эмина «Конец Николая Голубова» [«Донская Волна» № 9, 1918, с. 14 – 15; в вып. № 89, с. 229 - 232]:
“Быстро разнеслась весть по задонским степям о смерти войскового старшины Голубова, человека самой пестрой биографии и самых противоречивых дерзаний. Говорили, что убил Николая Голубова офицер Пухляков в станице Заплавской.
У пишущего эти строки был товарищем по реальному училищу некий Федор Пухляков, ныне студент землемерного училища. Когда мне удалось в этом апреле
встретить в Новочеркасске старого школьного товарища, то я прежде всего спросил его:
- Не твой ли брат убил Николая Голубова?
__________________________________ 420 ___________________________________

Я знал, что у Федора Пухлякова был брат – офицер. Федор Пухляков, немного запнувшись, ответил:
- Я тебе могу рассказать все подробности смерти Голубова.
Затем, немного погодя, Пухляков добавил:
- Многие думают, что Голубова убил мой брат подъесаул Андрей Пухляков, но ошибаются – Голубова убил я.
И Федор Пухляков рассказал мне подробно, как утром, 30 марта, пал от его руки Николай Голубов. Федор Пухляков познакомился ближе с Голубовым в конце декабря прошлого года, состоя в студенческой дружине, работавшей против красной гвардии на станции Миллерово. Здесь ему не раз приходилось слышать от распропа-гандированных казаков:
- Голубова давай атаманом, а не Каледина. Смерть Каледину.
Уже в то время у студента Пухлякова мелькнула мысль об убийстве Голубова во имя спасения Дона. Однако, не было подходящего времени и места. Судьба пос-лала двум донским студентам роковую встречу уже после смерти двух донских ата-манов и накануне смерти Митрофана Богаевского.
Пал Новочеркасск – красные подходили к его воротам. Студенческая дружина была распущена. Пухляков не поступал ни в какой отряд и 11 февраля бежал в род-ную Раздорскую станицу. В ней он пробыл до конца марта, когда восстали кривянс-кие казаки под предводительством Фетисова. Первыми на восстание откликнулись раздорцы. 28 марта они узнали о восстании Фетисова, а 29 в 3 часа дня они были в Заплавской станице, - в немногих верстах от Кривянской. Остановились в этой стани-це. И здесь Пухляков на улице узнал от казака о приезде Голубова.
Вместе со своими станичниками Пухляков поспешил в станичное правление. Там было много народу… Голубов проехал мимо правления в сопровождении бога-евских казаков. Его увидел атаман и упросил слезть с лошади и зайти побеседо-вать… Все слушали речь Голубова, в которой он пытался в глазах казаков оправ-дать свои действия. Рассказал свою биографию, обрисовал свою работу в военном отделе областного исполнительного комитета; говорил о своих заслугах с революци-онной точки зрения: говорил в продолжении четырех часов.
Сидел он на столе, положив рядом с собой винтовку… Пухляков присел сбоку. А у окна стал приятель Пухлякова студент Сулин и дядя Пухлякова В.А. Александ-ров. Кроме них у окна снаружи стало двое казаков их взвода Пухлякова с винтовками на случай, если-бы Голубов попытался бежать.
- Я не виноват, - говорил Голубов, -многие считают меня виновником современ-ного положения на Дону…Кто-то что-то делал, кто-то в чем – то виноват – но все сла-галось так, что во всем – оказался виноват Николай Голубов.
Пухляков задал Голубову несколько вопросов, но не получил ответа, так как казаки потребовали не мешать говорить Голубову. В 11 часов ночи, по инициативе Пухлякова Голубову объявили об его аресте и обезоружили его. Голубов пытался скрыть браунинг…
- Моя смерть в ваших руках, не выдавайте меня красногвардейцам. А если ду-маете выдать, то оставьте мне браунинг – я застрелюсь.
Ночь Голубов провел на частной квартире под стражей из восьми человек. Прошла ночь… Около шести часов утра стали собираться казаки. Из толпы разда-лись крики по адресу Пухлякова:
- Федор Федорович, ведите Голубова.
Пухляков приказал трубить сбор по всей станице, как делегат, отправился к поручику Александрову, начальнику раздорского отряда, за Голубовым, зайдя пред-варительно к брату и взяв у него “Наган”…
Повели Голубова в правление; впереди четыре казака, затем Голубов и Пух-ляков, а позади еще четыре казака и поручик – начальник отряда… У правления –
__________________________________ 421 ___________________________________

громадная толпа из женщин, казаков и даже детей. Недаром протрубили сбор. Все были без оружия, кроме тридцати – сорока богаевцев, стоявших отдельной кучкой…
Ввести Голубова в правление казаки не дали. Раздались крики по адресу Го-лубова: - Стой здесь и отвечай на вчерашние вопросы.
Он стал на площадку около ступенек, а Пухляков, прислонившись к двери, стал позади. Внизу у ступенек со штыком на винтовке стал студент Сулин.
Пухляков повторил вчерашние вопросы:
- Почему был убит Чернецов и почему преследовались партизаны?
- Товарищи! – начал Голубов. Поднялся крик.
- Станичники! В смерти Чернецова я не виноват. Я арестовал его, чтобы спа-сти. Но не мог спасти, потому что не мог сдержать страсть казаков… и в оправдание мое, что я не виноват в смерти партизана Чернецова укажу на тот факт, что спасал его партизан на своих подводах и на свои средства триста верст от преследования красной гвардии!
- Господин Голубов, это странно! Там спасаете чернецовских партизан, а в сальском округе почему-то гонялись за партизанами Попова?
Голубов что-то глухо пробормотал. Поднялись крики:
- Врешь!
- Дайте оправдаться!
- Душегуб!
Пухляков, забыв что у него в руке револьвер, поднял руку. Блеснул “Наган”. Сразу стало тихо и Пухляков задал новый вопрос:
- Почему вы, несмотря на свое обещание, шли против Каледина и его прави-тельства и против интересов казачества?
- Против Каледина, правительства и всего казачества я в корне не шел, но в мелких деталях я с ними не был согласен.
Голубов гордым взглядом окинул толпу, а затем добавил:
- Как и все вы!
Кончил и исподлобья взглянул на своих богаевцев. Но богаевцы молчали. Пухляков напомнил Голубову о семи расстрелянных – атамане Назарове и других. Голубов молчал. Тогда Пухляков под шинелью взвел курок “Нагана”. А толпа с гневно искаженными лицами кричала:
- Изменник! Предатель!
- Дайте же оправдаться! – просил Голубов.
Снова Пухляков поднял руку и толпа смолкла… Вновь “Наган” описал полукруг над головой Голубова. Голубов тихо пробормотал:
- Ах, как тяжело!
Из толпы донесся тихий ответ:
- А нам легко?
Тогда заговорил опять Пухляков:
- Станичники! Голубов, еще будучи членом военного отдела областного испол-нительного комитета, еще в то время грозил войсковому правительству шестнадца-тью тысячами штыков новочеркасского солдатского гарнизона.
Сказал и потерял самообладание, - ткнув дулом “Нагана” в затылок Голубова, спустил курок. Выстрела не было слышно. Пуля вышла в правую бровь… Голубов стал падать на Пухлякова. Тот оттолкнул его… Голубов упал на грудь и голова его стала поворачиваться в сторону Пухлякова. Глаза выражали удивление и негодова-ние; они казалось говорили: - Кто осмелился это сделать?
Пухляков вскрикнул и выстрелил ему в левое ухо… Оцепеневшая было толпа закричала и завопила. - Добей его! Добей!
Пухляков в третий раз выстрелил в висок Голубову. Из толпы бросились к Пух-лякову и стали жать руки, целовать, благодарить. Его благословляли, а Голубову,уже
__________________________________ 422 ___________________________________

мертвому, слали проклятия. Голубов лежал на ступеньках. Голова его раздулась, кровь фонтаном била из всех шести отверстий – он был полнокровным.
После, когда пришло успокоение, Пухляков боялся сойти с ума. Несколько дней подряд его преследовали кошмары…”


А теперь посмотрим, как это описано в книге А.В. Венкова [с. 131 – 135]:
“Голубов в это время, миновав станицу Кривянскую, прискакал в станицу Бога-евскую, где тоже формировался казачий отряд. Атаман станицы просил его сойти с коня и поговорить. Голубов на свою беду согласился. Разговор затянулся до ночи, и в ходе его Голубов был арестован. Инициатором ареста выступили несколько студен-тов, уроженцев станицы, особо настаивал Федор Пухляков.
Ночь Голубов провел в здании станичного правления. А наутро собрался ста-ничничный сбор. Голубова вывели на крыльцо…Свидетельства очевидцев позволяют нам восстановить эту картину до дета-лей.
«… Пухляков с револьвером в руке стал у него за спиной и прислонился к две-ри. Ему надо было упереться во что-то спиной, чтобы не метаться, не бегать вокруг Голубова.
- Вчера вы так и не ответили на наши вопросы, Голубов. Вот люди хотят знать.
Пухляков говорил, повышая голос, чтобы перекричать гул толпы. И толпа смол-кла, все стали слушать.
- Почему был убит Чернецов и почему преследовались партизаны?
Все молча жадно смотрели на Голубова. Оружия не было видно, но это еще ни-чего не значило. Станица собралась на суд и расправу. Захотят – и так убьют. Затоп-чут. Надо было переломить настроение. Голубов шагнул вперед и рывком, раскры-той ладонью к толпе, поднял правую руку.
- Товарищи!..
Крики взметнулись и перебили его.
- Какие тебе тут «товарищи»? - Но-но! Ты не заговаривайся… - Большевик!..
“Ч-черт! Врюхался… Не так надо”. Кровь еще гуще прилила к лицу. Он куснул нижнюю губу, сверкнул глазами и, перекрывая гул недовольства, рявкнул.
- Станичники!
Шум угас как оборванный, лишь немногие, говорившие и слышавшие только се-бя, продолжали что-то плести, но все тише… тише… Смолкли и они, со страхом и лю-бопытством уставившись на багрового, сверкавшего глазами Голубова.
- Ну. Ты не дюже, Голубов… - начал кто-то из задних рядов.
Он и сам понял, что на глотку не взять. Опустил глаза и, сознательно глуша го-лос, чтобы вслушивались, заговорил.
- Станичники! В смерти Чернецова я не виноват. Я арестовал его, чтобы спас-ти, но не мог сдержать страсть казаков…
Гул недовольства опять заглушил его слова. “Арестовал! Арестовал! Ах, ты ж собака!...” – ясно расслышал Голубов. “Не об этом надо…”.
- В оправдание мое, что я не виноват, я укажу на факт, что я спасал его парти-зан на своих подводах и на свои средства триста верст от преследования Красной гвардии…
Слова эти не могли переломить настроения казаков, но Пухляков, ревниво сле-дивший за каждым словом Голубова, громко и врастяжку заговорил подрагивающим, готовым сорваться голосом.
- Господин Голубов, это странно: там спасаете чернецовских партизан, а в Сальском округе почему-то гоняетесь за партизанами Попова.
__________________________________ 423 ___________________________________

Он показывал, что Голубов лжет и давал толпе разоблачить эту ложь. “Это странно…”. А дальше думайте сами, станичники.
Голубов оглянулся на него, пережидая одобрительный гул толпы. Он знал, ясно видел, что казаки не любят и побаиваются этого пучеглазого с револьвером в руке, как не любят и побаиваются заразных больных. Надо было усилить это настро-ние толпы. Польстить ей, объявить ее высшим судом и на ее глазах устроить состя-зание с этим бесноватым.
- Дайте оправдаться, - громко, с вызовом сказал Голубов Пухлякову и широким жестом показал на толпу. С ней он будет говорить, на ее великодушие и справедли-вый суд надеется…
- Душегуб! – крикнул кто-то, ломая голубовскую игру.
Он затравленно помел взглядом: кто крикнул?
- Почему вы, несмотря на обещание, шли против Каледина, его правительства и против интересов казачества? – кричал за спиной Пухляков. И Голубов вдруг почу-вствовал, как что-то твердое больно ткнулось ему в затылок и скользнуло по отрос-шим жестким волосам. Это был ствол пухляковского револьвера. И взгляд заботливо выхватил из толпы дрогнувшее лицо одного из бежавших с ним, Голубовым, казаков, его руку, ползущую по цевью винтовки. “Помахай им, помахай, - зло и радостно поду-мал Голубов. – Сосунок…”. Он снова обернулся к Пухлякову. Револьвер дрожал в ру-ке студента, и это странно успокоило Голубова.
- Против Каледина и всего казачества я в корне не шел, - медленно и раздель-но, глядя прямо в выпученные глаза, заговорил он. – Но в мелких деталях не был с ним согласен, - и, окинув гордым взглядом толпу, добавил: - Как и вы все.
“Мелкие детали”, спасительные “мелкие детали”… Хотя бы кто-нибудь спросил о них! Развернулся бы Николай Голубов. “Ну?” – искал он взглядом глаза богаевцев. Подыграйте!...
- А семеро расстрелянных? Назаров, Волошинов?.. Где они?! – выкрикнул Пух-ляков. – Семеро!.. Расстрелянных!..
Горячий пот облил Голубова. Щекочущая капля покатилась по шершавой не-бритой щеке.
- Изменник! Предатель! – кричала толпа.
- Дайте оправдаться…
Пухляков актерским, просящим тишины жестом взмахнул над головой револь-вером.
- Их расстреляли по вашему приказу, Голубов! …
“Пропал…”. Это была обычная, явная всем, тяжеловесная ложь. И все знают это, но используют как повод для расправы, показывают, что поверили, а потом оп-равдываются: «Нас обманули…».
- Ах, как тяжело, - тихо пробормотал Голубов.
Волна ненависти к этому придурку, этому сумасшедшему, который губит его, Голубова, наплыла, туманя глаза, загудела в голове. Приятной тяжестью налились руки, Как всегда в таких случаях, он тяжело и пристально глянул на противника, чтоб разить наверняка.
Перед ним и толпой с пеной у рта кривлялся дождавшийся своего часа боль-ной, из тех, кому никого не жалко и кого выдвигают от имени общества исполнять са-мую гнусную работу – в палачи, в доносчики. “Да нет, не буду я об этого жабенка руки марать…”.
Он отвернулся от Пухлякова, и сам жест был брезглив, полон презрения.
- Вы грозили правительству, что у вас шестнадцать тысяч штыков… - визгливо кричал за спиной студент. – Как вы могли, Голубов?..
Голубов не отвечал.
С внезапной тоской он вспомнил чьи-то слова, что Дон погубят дураки.
- Еще будучи членом военного отдела… Вы, Голубов… На меня смотрите!... Ты… Ты… - вдруг потерял остатки самообладания Пухляков.
Он ткнул дулом револьвера в темный затылок Голубова и неожиданно для самого себя спустил курок.
Все разом вздрогнули. Кровь брызнула, заливая правую сторону лица Голу-бова. Он стал падать, запрокидываясь назад, прямо на Пухлякова. Тот, перепуган-ный, оттолкнул его.
Голубов грузно упал на грудь, и голова его стала поворачиваться в сторону Пухлякова. Удивление и негодование застыли в остекленевших глазах. Судорога терзала толстую багровую шею. Подергиваясь, она доворачивала крупную голову. И взгляд мертвеца медленно, толчками плыл ближе и ближе, подбираясь к сапогам убийцы.
Пухляков вскрикнул, попятился и выстрелил Голубову в левое ухо…
Оцепеневшая было толпа завопила.
- Добей его! Добей!
Бледный Пухляков дрожащей рукой еще раз поднял револьвер и выстрелил в висок лежащему.
Толпа с шумом придвинулась. Все с любопытством разглядывали Пухлякова, будто впервые увидели его, и с таким же или еще большим любопытством разгляды-вали Голубова.
Он лежал на ступеньках. Голова его раздулась, и кровь фонтаном била из всех шести отверстий…»311.
Это был не первый и далеко не последний труп, далеко не последняя жертва Гражданской войны, которая как раз в этот момент вспыхнула на Дону с новой силой”.

-----------------------------------

Здесь не просто изменение ряда нюансов, а создание на основе статьи чуть ли художественно произведения, да еще, я бы сказал, с элементами “психологизма”. Прежде всего, историк использует традиционный прием – обычный для такого случая оборот:
Свидетельства очевидцев позволяют нам восстановить эту картину до деталей.
После этого идет текст в кавычках объемом около трех с половиной страниц. Ссылка (№ 311) дается на: Ковалев Е. Предатель казачества войсковой старшина Голубов // Родимый край. 1958. № 17, с. 9 – 10.
Итак, автор (на этот раз это Ковалев) берет статью из «Донской Волны» и де-лает из нее совершенно очевидное художественное произведение.

Он (Ковалев) явно обозначает свое отношение к происшедшему – бессовест-ная расправа. “Станица собралась на суд и расправу.” Палач выставлен в качестве то ли придурка, то ли сумасшедшего. И даже наблюдается некоторое сочувствие к Голубову.
Еще раз хотелось бы обратить внимание на “достоверность” подаваемого ма-териала:
“Ч-черт! Врюхался… Не так надо”. Так думал Голубов и автор, оказывается даже в курсе того, что думает герой..
. . . Он куснул нижнюю губу, сверкнул глазами и, . . . – да и такие подробности (а их по тексту сколько угодно) абсолютно несерьезны.
“Не об этом надо…” – опять автор демонстрирует чудеса – проникает в мысли давно умершего.
__________________________________ 425 ___________________________________

“Помахай им, помахай, - зло и радостно подумал Голубов. - а вот еще.
Горячий пот облил Голубова. Щекочущая капля покатилась по шершавой не-бритой щеке. – и то, что пот горячий, и то, что капля щекочущая, - и даже такие ню-ансы он знает.

Такая явная ахинея (художественно произведение Ковалева) позволяет А.В. Венкову использовать фразу (повторим ее еще раз):
Свидетельства очевидцев позволяют нам восстановить эту картину до деталей.
Рехнуться можно от таких выводов и от того, что профессиональный историк втюхивает в качестве достоверного и документально обоснованного исследования.

Отзывы об известных лицах.

“После барина Каледина с его величественной осанкой и породистым лицом (и откуда там порода на Усть-Хопрах, третье поколение, как дворянство заслужи-ли) маленький рябоватый Назаров вида не имел, да еще под грузом непосильным гнулся, взгляд не поднимал”. [с. 78].

Вот так, походя, о двух героях.
А можно ли найти в книге что-нибудь подобное об: Антонове-Овсеенко, Сивер-се, Саблина?
Смешной вопрос, не правда ли? А историк, помимо всего прочего, и донской казак.

При представлении казачьего руководства описываются: позы, сочные выраже-ния, “ужимки и прыжки”.
Ничего подобного в отношении красных главковерхов А.В. себе не позволяет. А там ведь были импозантные фигуры, например Саблин. А уж как сочно выражались большевики – известно всем.

Еще об одном знаменитом генерале:
“В штатском костюме и шляпе набекрень Марков походил на героя-любовни-ка из оперетты”. [с. 80].
Поневоле вспоминается подобного рода характеристика из «Тихого Дона»: “ви-слоусый, пропойского вида генерал Мамонтов” [т. 3, ч. 6, гл. Х].
Рассмотрены главы книги с 3-й по 7-ю (включительно), немного более ста стра-ниц.

Никакой документальностью даже и не пахнет.

Книга написана современным Мишкой Кошевым, взгляды которого совершенно определенные и незыблемые.
Правда, он пытается маскироваться: подтасовка фактов, “передергивание”, разного рода инсинуации. Но все это, как говорится, шито белыми нитками.

Разве могут быть какие-либо сомнения в том, что последующие главы написа-ны в той же манере?



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.17 13:41. Заголовок: Вывод С.В.Корягина в..


Вывод С.В.Корягина весьма прост.А.В.Венков по его мнению красно-коричневый Мишка Кошевой с докторской степенью, постоянно передергивающий факты в зависимости от существующей конъюнктуры.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 04.08.18 22:05. Заголовок: Алексей 2-й пишет: ..


Алексей 2-й пишет:

 цитата:
Боевой состав Донской армии на 26 февраля 1919 г. (еще один пример по данным штаба Главкома ВСЮР):
ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ
Группа полк. Туроверова – 1500 чел., 35 пул., 12 орудий
Группа ген. Кривова – 2680 чел., 22 пул., 11 орудий
Группа ген. Коновалова – 6677 чел., 68 пул., 12 орудий
Учебный полк – 790 чел.
4-я пограничная дивизия – 670 чел.
Отряд полк. Тусевича – 707 чел, 10 пул., 2 орудия
2 бронепоезда
СЕВЕРНЫЙ ФРОНТ
1-я Донская дивизия – 2292 чел., 27 пул., 9 орудий
III Донской корпус – 3700 чел., 19 орудий
IV Донской корпус – 3900 чел., 8 пул., 19 орудий
2 бронепоезда
ВОСТОЧНЫЙ ФРОНТ
VI Донской корпус – 1989 чел., 56 пул., 12 орудий
VIII Донской корпус – данных нет
Ударная группа – данных нет
2 бронепоезда
Всего донских частей – 25905 чел., 226 пулеметов, 96 орудий



Смотрю Восточный фронт самый слабый?

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 07.08.18 18:05. Заголовок: Алексей 2-й пишет: ..


Алексей 2-й пишет:

 цитата:
По данным на 7.03.1919г. З-я армия (ген.-лейт. Иванов):

5-й Донской армейский корпус (ген.-майор Макаров)
8-я Донская конная дивизия (ген.-майор Кучеров)
8-я Донская пешая дивизия (ген.-майор Кривов) - не пластунская дивизия
2-я Донская конная дивизия (ген.-майор Коновалов) - в составе Кавказской Добр. армии



Не вижу отряда Тусевича?

Алексей, извини! Не могу зайти на тот форум

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



ссылка на сообщение  Отправлено: 07.08.18 18:18. Заголовок: Запорожець Я же уже..


Запорожець
Я же уже говорил, отряд Тусевича на 7.03.1919г. показан только в составе Кавказской Добр. армии. Дивизия Коновалова показана одновременно и в Дон.армии (с указанным примечанием), и в Кавк. Добр. армии.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 07.08.18 18:50. Заголовок: ОК!..


ОК!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 07.08.18 22:03. Заголовок: Алексей 2-й пишет: ..


Алексей 2-й пишет:

 цитата:
Я же уже говорил, отряд Тусевича на 7.03.1919г. показан только в составе Кавказской Добр. армии. Дивизия Коновалова показана одновременно и в Дон.армии (с указанным примечанием), и в Кавк. Добр. армии.



22 марта 1919 года временно командующий Кавказской армией, генерал Юзефович, издал следующий приказ: «Генералу Покровскому – Должанская. Генералу Шкуро – Ровеньки. Ввиду продвижения противника в обход правого фланга 2-го армейского корпуса (генерала Май-Маевского) и создающейся угрозы линии Иловайская, приказываю группе генерала Покровского в составе: 2-я Донская, 1-я Кубанская, 1-я Кавказская и 1-я Терская дивизии и отряда полковника Тусевича отбросить противника, занимающего Суходол – Щетово, левым флангом нанести решительный удар противнику, прорвавшемуся за правый фланг 2-го армейского корпуса в направлении на Софьино-Бродскую и окончательно разгромить его, после чего выполнять основную задачу согласно директивы № 04069 по овладению фронтом Луганск-Алачевская».
http://kazachestvokavkaza.com/publ/terskie_kazachi_chasti_v_sostave_vooruzhennykh_sil_juga_rossii_v_marte_nojabre_1919_goda_chast_1/1-1-0-108

Это не Каменский пеший полк? В расписании на 20 марта 1919 есть такой отряд?



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.19 19:54. Заголовок: — «Атаманец» к 6 янв..


— «Атаманец» к 6 января 1920 г. был захвачен красными на ст.Сватово. Восстановлен и отходил с белыми войсками по линии Армавир-Туапсе в феврале 1920 г. вплоть до оставления Туапсе 4-5 апреля 1920 г.
— «Атаман Каледин» отступал с белыми войсками по линии Поворино-Царицын в августе 1919 г. и был захвачен красными к 6 января 1920 г. на ст.Сватово. Тогда в состав бронепоезда входили: бронированный паровоз, 1 пульмановский бронированный вагон с вращающимися башнями (2 орудия).
http://paris1814.com/bp/bronepoezd-don

Эти бронепоезда если и были захвачены красными то 3 - 4 (16-17) декабря 1919 года..

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 253 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 86
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет