On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
Администратор форума




ссылка на сообщение  Отправлено: 13.05.18 23:29. Заголовок: Белый террор на Южном Урале


http://orenbkazak.narod.ru/PDF/ankety_terror.pdf

А. В. Ганин

«Колчаковскими бандами был выведен на расстрел и был избит леворвером…»:
анкеты Общества содействия жертвам интервенции
как источник по истории белого террора на Южном Урале



В Государственном архиве Российской Феде-
рации хранится обширный фонд созданного в
СССР в 1924 г. Общества содействия жертвам
интервенции (Ф. Р-7628). Основной массив доку-
ментации этого фонда составляют опросные лис-
ты лиц, пострадавших от различных антиболь-
шевистских сил в годы Гражданской войны. Це-
лью анкетирования был ответ на претензии ка-
питалистических стран к СССР по поводу
погашения различных долгов. Разумеется, стоя-
ла задача показать колоссальный масштаб ущер-
ба от действий интервентов и белых. Эта задача
была успешно решена. В общей сложности к ию-
лю 1927 г. Общество собрало 1 млн 135 тыс. та-
ких опросных листов, касающихся 7,5 млн чело-
век1. Тогда на основе собранных данных был
сделан политически ангажированный вывод, что
в Гражданскую войну так или иначе пострадал
каждый десятый житель оккупированных анти-
большевистскими силами территорий. Разумеется,
это было существенным преувеличением,
поскольку материалы анкет сильно различаются,
описывают разнообразные жизненные явления,
а порой и вовсе не касаются жертв антибольше-
вистских режимов.
Материалы этого фонда практически не ис-
пользуются в работах исследователей белого тер-
рора. Некоторые авторы, не стремясь к поиску
истины и научной объективности, предпочитают
ограничиваться литературой советского периода
и материалами периодической печати, несмотря
на их пропагандистский характер. Между тем,
анкеты представляют сложный и интересный ис-
торический источник по антибольшевистскому
террору и шире, по влиянию событий Гражданской
войны на население. Систематическое изу-
чение документации Общества содействия жерт-
вам интервенции позволило бы приблизиться к
пониманию реальных масштабов террора Граж-
данской войны без налета политизации, а также
собрать сравнительно полную фактическую базу.
С одной стороны, трудно переоценить значи-
мость подробного и массового опроса населения
по вопросу ущерба от действий белых. С другой
стороны, необходимо учитывать ряд факторов,
которые затрудняют использование этих доку-
ментов как источника. Прежде всего, к середине
1920-х гг. Гражданская война уже отошла в про-
шлое. Интерес населения в связи с опросом, ра-
зумеется, сводился к возможности получить ка-
кую-либо компенсацию за понесенные убытки.
В силу этого в анкетах чрезвычайно подробны
описания материального ущерба — итогов рек-
визиций или порчи имущества. Вполне естест-
венно и стремление опрашиваемых преувеличить
указываемый ущерб, чтобы получить максималь-
но возможное возмещение. Однако реквизиции или порча имущества не относятся к актам тер-
рора.
В отношении искаженного отражения имен-
но случаев террора, по всей видимости, личной
заинтересованности у опрашиваемых не было.
Это дает основания считать, что данный аспект
в анкетах представлен сравнительно объективно
и достоверно. Анкеты заполнялись по террито-
риальному принципу. Речь идет о свидетельс-
твах, предоставленных местным населением, по
вопросу ущерба, непосредственно касавшегося
семей анкетируемых.
В анкетах редко встречаются упоминания да-
же о резонансных актах террора, не касавшихся
опрошенных непосредственно (в противном слу-
чае об этих актах упоминалось бы сразу во мно-
гих анкетах). Если жертвой террора становился,
к примеру, одинокий или прибывший из друго-
го региона человек, такие данные в документа-
ции либо не отражались, либо о них должны
были свидетельствовать родственники постра-
давшего по месту жительства в другом регионе.
Следовательно, при сплошном просмотре дел в
рамках какой-либо губернии эти данные будут
выпадать из общей картины.
Среди прочих документов в архиве Общества
хранятся десятки дел с заявлениями, показани-
ями и доверенностями на возмещение потерь,
нанесенных частями белых населению Южного
Урала. Для выявления сравнительно полной
картины антибольшевистского террора по реги-
ону необходим просмотр десятков дел с рукопис-
ными анкетами, нередко заполненными малогра-
мотными людьми или обладателями трудночита-
емого почерка. Сложность заключается в том, что
при колоссальном объеме необходимых для про-
смотра материалов, данных об актах террора в
них немного. Тем не менее, речь идет о сборе
конкретных фактов, которые не отражены в дру-
гих источниках.
В анкетах указывались личные данные —
фамилия, имя анкетируемого, место жительства.
Далее анкетируемых запрашивали о том, иму-
щественные или личные убытки были ими поне-
сены. К личным убыткам относились «убийства,
ранения, увечья, насилия, порка, избиения, арес-
ты, мобилизация в армию и т. д.»2
. Требовалось
указать, кто именно погиб или пострадал.
Губернский комитет Общества появился в
Оренбурге в ноябре 1924 г. К марту 1925 г. толь-
ко в самом Оренбурге имелись 32 ячейки обще-
ства, зарегистрировавшие более двух тысяч че-
ловек. По имеющимся данным, к концу ноября
1924 г. только по Оренбургской губернии уже
было собрано имущественных претензий на сум-
му 593 335 руб. и данные о 100 случаях личного
ущерба ³.

При этом в графу о личном ущербе попадали
очень разные события. Иногда сюда относили
мобилизацию белыми или даже исполнение под-
водной повинности (использование крестьянских
подвод для переброски войск и грузов).
В ряде анкет непонятно, от чего или от кого
пострадало упоминаемое лицо. Например, в од-
ной из анкет отмечено, что некий Н. Е. Малеев
получил пулевое ранение и умер4
. Детали инци-
дента не изложены. Вполне возможно, речь шла
о погибшем в бою. В анкете из Уфимской губер-
нии сообщалось: «Убит отец Петр и брат Перфил
Виноградов и пострадала Митьки жена» 5.
О. Я. Григорьева, 40 лет, свидетельствовала: «Ра-
нен был муж и от ран умер. Ранен белыми [в]
1918 г.»6
. Свидетельство оставалось бы неясным
и могло быть принято за акт террора, если бы не
уточнение о том, что речь шла о событиях на Ак-
тюбинском фронте. Таким образом, умерший от
ран являлся не жертвой террора, а жертвой боевых
действий, причем, насколько можно судить,
служил в Красной армии. Л. Е. Киселев, 64 лет,
из Актюбинска сообщил: «Убит сын в 1918 году
в июле месяце. Сын убит, жену били плетью —
23 года. Убит в 1-м Сов[етском] полку под
Илецком»7
. Если в отношении супруги анкетиру-
емого речь шла об акте террора, то сын погиб в
бою, сражаясь в рядах Красной армии. Некото-
рые анкетируемые аналогичным образом указы-
вали среди жертв белых своих родственников,
погибших в период службы в рядах белых ар-
мий8
.
Иногда в качестве личного ущерба упомина-
лась смерть родственников по естественным при-
чинам. По сообщению П. Г. Иванова, 14 лет, из
хутора Ивановский Зилаирского кантона Баш-
кирской АССР (здесь и далее — сохранена орфог-
рафия документа), «в 1919 году арестован отец
Порфирия Иванова Иванов Григорий Никифо-
рович, 46 лет, белой бандой и погиб без вести и
сын ево Иванов Семен Григорьевич 20 лет нами-
лизован вармию и кончился вармии и жена Ива-
нова Григория Настасия Сидоровна [?] померла
скорой смертью, всего погибли 3 человека»9.
Из этого свидетельства неясно, оказался ли
Г. Н. Иванов жертвой белого террора, тогда как
С. Г. Иванов и Н. С. Иванова умерли своей смер-
тью. Встречаются и следующие претензии к бе-
лым: «Занесенным тифом белогвардейцами бо-
лела вся семья, и умер отец»10.
В сравнении с многочисленными свидетель-
ствами об имущественных убытках упоминания
о насилиях единичны. В одном из дел на 31 ан-
кету приходится лишь один такой эпизод, в дру-
гом — один эпизод на 46 анкет11. Причем чаще
всего речь идет не об убийствах. Так, в упомяну-
тых делах случаи личного ущерба следующие:
«Жена была сильно избита при захвате ее в плен
белыми» (В. В. Люстрицкий, 47 лет на 1924 г.,
г. Бирск Уфимской губернии)12; «Был арестован,
был в тюрьме в 1918 году» (И. А. Трунин, 49 лет
на 1924 г., пос. Донецкий Переволоцкой волости
Оренбургской губернии)13.
При сплошном просмотре картина белого
террора вырисовывается. Ряд анкет сообщал об
арестах. В. И. Сергеевич, 64 лет, проживавший
в Орске, свидетельствовал: «Я был арестован вой-
сками Дутова и были обыски, искали переписку,
меня сочли шпиеном (сутки после этого я
болел)»14. Д. Ф. Барбашов, 40 лет, из хутора Восточный-Оренбургский
Сакмарской волости
Оренбургского уезда вспоминал, что «был арес-
тован белыми и просидел в тюрьме 3 месяца»15.
Впрочем, эти свидетельства тоже не всегда по-
нятны. Так, С. Р. Габаясов, 52 лет, из д. Юмагу-
зино Зилаирского кантона Башкирской АССР
отметил, что «при наступлении белой армии на
город Оренбург был ранен в грудь навылет и в
правый бок. При том же был взят под арест, где
продержали 3 месяца»16. Три года после ранения
Габаясов болел и потерял трудоспособность. Од-
нако из свидетельства неясно, не находился ли
он на службе в рядах противоборствующих ар-
мий и кем был арестован.
Упоминалось в анкетах и о побоях. Т. Ахтя-
мов, 25 лет, указал, что в 1918 г. под Белебеем
«при передвижении войск Колчака понесено из-
биение, пострадала вся семья»17. П. Е. Ковалев
из поселка Борысенков Мясогутовского района
Башкирской АССР отметил, что «колчаковскими
бандами был выведен на расстрел и был избит
леворвером. Жена была посажена в холодный
амбар на 2 недели»18. В. Д. Волков, 46 лет, из
с. Имелля-Покровка Оренбургского уезда сооб-
щал: «Был взят в подводы в белую армию, где
офицер белой армии ударил плашмя шашкой
(6) шесть раз по спине, от чего болел год»19.
О. М. Щербинин, 45 лет, из хутора Старо-Сара-
товский Ново-Покровской волости Орского уез-
да сообщал: «Били старуху плетей. Сам был в
белых. 2 недели проходи[л] генерал Галкин»20.
Е. С. Заяц из хутора Ново-Петропавловский Но-
во-Покровской волости свидетельствовал: «Кара-
тельный т[ак] называвшийся отряд колчаковской
армии, приехав в хутор за подлежащими моби-
лизации по приказу белой армии Колчака, созвав
в школьное помещение граждан, для острастки
так сказать избивали, в то число и я попав, мне
73 года, болел 3 месяца, сейчас к труду не
гожусь»21. Е. К. Зеленин, 43 лет, из с. Илькульган
Шарлыкской волости сообщил, что «7 августа
1918 года белыми бандами нанесено ударами не-
сколько. 8 о[к]тяб[ря?] увезен в тюрьму в село
Шарлык, потом сбежал и скрывался 7 месяцев.
Состояние здоровья после побоев слабое, к труду
не способен»22.
А. А. Попов, 50 лет вспоминал об инциденте,
произошедшем в с. Екатериновка Петровской
волости Оренбургского уезда: «Отрядом Дутовым
армии Колчака требовались большевитские ло-
шади, будто бы укрываемые. Когда казакам было
сказано, что никаких лошадей нет, то его аресто-
вали, во время ареста у одного казака… разорва-
лась бомба и ранила его в зад и в руку. Лежал в
больнице 1 год. От причиненного взрыва причи-
нено убытков триста пятьдесят рублей»²³.


Свидетельство о тяжелых условиях заключе-
ния поступило из с. Кармалка Шарлыкской во-
лости Оренбургской губернии: «При военных от
белых банд Ряховских Петр Акимович 47 л[ет],
пороли меня, арестован на две недели, сидел под
арестом, потерял трудоспособность 40 % от пор-
ки, от холоду и голоду»24.
Упоминались и отдельные случаи казней.
М. Л. Кочемасова, крестьянка, 35 лет, из хутора
Восточный-Оренбургский Сакмарской волости
Оренбургского уезда заявила: «При отступлении
войск Колчака расстрелян мой муж Кочемасов
Николай Савельевич, 35 лет, за агитацию на за-
щиту Сов[етской] власти»25. Х. Муфазалов, 54 лет,
на ломаном русском языке упомянул «убийства
глава семьи и гр[аждани]на Ахмадия Мухамади-
ева с двумя сыном за то, что они служили в Крас-
ной [армии]»26.
Судьба человека не всегда была в точности
известна анкетируемым. Так, А. Адамова, 46 лет,
из Бирска сообщала: «Увезли белыми, доброво-
лец Красной армии, который был в отпуске, Ар-
тем Петров Адамов, какого по слухам наверное
расстреляли»27.
Немало погибших стали жертвами не белых,
а крестьян-повстанцев после завершения широ-
комасштабной Гражданской войны в регионе.
Ф. Ф. Кралевич, 30 лет, из пос. Адамовского Ор-
ского уезда показал, что в 1921 г. «от действий
банды Охранюка убито два родных брата, семьи
которых погибли, лишившись главы семьи, по-
гибло 7 душ и личное мое преследование от
колчаковцев»28. От М. И. Уткиной, 50 лет, из
пос. Елизаветинский Адамовской волости посту-
пило свидетельство, что «муж Уткиной Василий
и его сын Николай зверски убиты при нападении
банд Охранюка и схоронены в братской могиле
в пос. Адамовском»29. Но повстанцы не только
убивали. Т. А. Новиков из ст. Севастопольской
Орского уезда, 39 лет, отметил, что в 1921 г. «был
под арестом 12 суток Тимоф[ей] Новиков бандой
Ахранюка»30.
Собранные анкеты отличаются значительной
бессистемностью. Документы сгруппированы
только по губерниям (и то этот принцип выдер-
живается не всегда), далее начинается разнобой.
Имеется множество глухих свидетельств, кото-
рые нельзя идентифицировать как акты террора.
И все же в изученных делах упоминания казней
единичны, намного больше эпизодов, связанных
с арестами и побоями, а основная масса свиде-
тельств касается вопросов реквизиции и порчи
имущества.
Материалы анкетирования, являясь по-насто-
ящему массовым источником, тем не менее, не
дают оснований применительно к Южному Ура-
лу говорить о массовом белом терроре. В то же
время при критическом подходе к этим докумен-
там и сплошном просмотре есть возможность ре-
конструировать разностороннюю картину анти-
большевистской репрессивной практики «сни-
зу» — в том виде, в каком это явление запомни-
лось местному населению.

Примечания:

1  Антисоветская интервенция и ее крах. 1917–1922. М.,
1987. С. 183. 2  ГАРФ. Ф. Р-7628. Оп. 10. Д. 698. Л. 1 об. 3  Сафонов Д. А. Факел над бездной: Революция
1917 года и Гражданская война на юго-востоке евро-
пейской России. Оренбург, 2017. С. 36. 4  ГАРФ. Ф. Р-7628. Оп. 10. Д. 698. Л. 107 об. 5  Там же. Д. 703. Л. 30–30 об. 6  Там же. Д. 700. Л. 103–103 об. 7  Там же. Л. 101–101 об. 8  Там же. Д. 704. Л. 5–5 об. 9  Там же. Д. 703. Л. 26–26 об. 10  Там же. Д. 711. Л. 95 об. 11  Там же. Д. 701; 702. 12  Там же. Д. 702. Л. 58 об. 13  Там же. Л. 69 об. 14  Там же. Д. 698. Л. 101 об. 15  Там же. Д. 699. Л. 84–84 об. 16  Там же. Д. 704. Л. 11–11 об. 17  Там же. Д. 703. Л. 1–1 об. 18  Там же. Л. 6–6 об. 19  Там же. Д. 699. Л. 17 об. 20  Там же. Д. 700. Л. 65–65 об. 21  Там же. Д. 711. Л. 39–39 об. 22  Там же. Д. 700. Л. 93. 23  Там же. Д. 699. Л. 106–106 об. 24  Там же. Л. 21–21 об. 25  Там же. Л. 81–81 об. 26  Там же. Д. 704. Л. 13–13 об. 27  Там же. Л. 16–16 об. 28  Там же. Д. 356. Л. 99–99 об. 29  Там же. Л. 102–102 об. 30  Там же. Л. 4–4 об.




Мы былого не жалеем,
Царь нам не кумир.
Мы одну мечту лелеем:
Дать России мир.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 214
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет