On-line: гостей 1. Всего: 1 [подробнее..]
АвторСообщение
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 18.05.13 21:13. Заголовок: 2-й Оренбургский казачий корпус (февраль-апрель 1919 г.)


А.В. Ганин
II Оренбургский казачий корпус (февраль-апрель 1919 г.): особенности формирования и участие в боевых действиях.
В последние десять лет внимание исследователей Белого движения все больше привлекает проблематика истории отдельных частей и соединений белых армий. В этом направлении уже достигнуты определенные успехи, По проблемам истории частей и соединений белых армий на востоке России к настоящему времени опубликовано значительное количество работ. Однако еще больше материала осталось вне поля зрения историков. Это утверждение можно отнести и к истории 2-го Оренбургского казачьего корпуса. Обстоятельства формирования этого соединения и его участия в боевых действиях отражают особенности военного строительства периода Гражданской войны и позволяют приблизиться к пониманию причин поражения белых под Оренбургом весной-летом 1919 года. 2-й Оренбургский казачий корпус Отдельной Оренбургской армии
формировался во второй половине февраля 1919 года в тяжелейших условиях боевой обстановки. 21 января после ожесточенных боев белыми был оставлен Оренбург. Далее красные планировали, заняв южную часть
Урала, развить наступление на Челябинск. Части Отдельной Оренбургской армии белых были вынуждены отходить на восток, потеряв связь с Уральской армией. И хотя красным не удалось наладить регулярную железнодорожную связь с Туркестаном, моральный дух казачьих частей резко понизился, начался самовольный уход по домам и переходы на сторону красных. Это явление было вызвано не только неудачами на фронте, но и значительным переутомлением войск в результате продолжительной бессменной работы на фронте, а также милиционным характером комплектования частей. Не способствовали повышению боевого духа сильные холода со снеговыми метелями и поддержка крестьянским населением красных. Наконец, именно в этот период, 18 февраля, на сторону красных, после тайных переговоров, перешли башкирские части. При таких обстоятельствах 16 февраля командир IV-ro Оренбургского армейского корпуса генерал-майор В.Н. Шишкин получил телеграмму командующего армией с приказом о сформировании на базе своего соединения нового корпуса в составе 4-й и 5-й Оренбургских казачьих дивизий и о своем назначении командиром этого корпуса. Из штаба IV-ro Оренбургского армейского корпуса была выделена часть офицеров и чиновников на образование кадра штаба нового корпуса. В тот же день эти чины приступили к работе по управлению частями образованного соединения. К исполнению должности начальника штаба был допущен исполняющий
должность начальника штаба 4-й Оренбургской казачьей дивизии войсковой старшина Л.И. Тушканов, которому поручалось сформировать управление корпуса. Он так и остался «исполняющим должность» начальника штаба корпуса вплоть до его расформирования. Войсковой старшина Тушканов прибыл в штаб корпуса только 21 февраля и был на следующий день отправлен комкором в штаб армии за директивами, вернувшись оттуда вечером 23 февраля. Все это время должность начальника штаба корпуса временно исполнял_подполковник Шмидт - начальник оперативного отделения штаба, находившийся ранее на той же должности в IV-м корпусе. Сам комкор генерал-майор Шишкин вступил в должность 19 февраля. IV-й Оренбургский армейский корпус выделял из своего состава 4-ю Оренбургскую казачью дивизию (сформирована из казаков IV (Челябинского) военного округа) и 42-й Троицкий стрелковый полк и должен был
сдать новому корпусу свой участок фронта, чтобы срочно, в связи с изменой башкир и глубоким обходом красных на Таналыково - Баймак, выдвигаться на правый фланг армии в район станицы Кизильской. Участок
был принят корпусом уже 18-19 февраля. Штаб корпуса расположился на станции Кувандык Орской железной дороги. Первоначально в корпус вошли 19-й, 20-й, 24-й и 25-й Оренбургские казачьи полки (все в составе 4-й Оренбургской казачьей дивизии), 42-й Троицкий стрелковый полк и взвод 12-й Оренбургской казачьей батареи. Боевой состав корпуса был незначителен, даже по меркам Гражданской войны и насчитывал тогда: 92 офицера, 544 штыка, 1477 сабель, 28 пулеметов и 2 орудия. При разделе имущества двух корпусов - 2-й Оренбургский казачий корпус «не получил ни одного аршина телефонного и телеграфного провода, ввиду чего на установление технической связи надежды не было». Позднее в корпус вошли 21-й, 23-й, 26-й, 28-й Оренбургские казачьи полки (все в составе 5-й Оренбургской казачьей дивизии). Штаб корпуса сформировался в ходе боевых действий и состоял из четырех (!) человек: начальника штаба, начальника оперативного отделения и двух старших адъютантов по оперативной и разведывательной части, все остальные должности заняты не были. Не было даже писарей. Особенно остро чувствовалась нехватка работников административного и хозяйственного отделений, за которых несли службу те же чины штаба. Фактически структура штаба корпуса и обязанности его чинов напоминали структуру штаба дивизии. Тем не менее, положительным явлением было то, что офицеры штаба, служившие вместе в IV-м армейском корпусе, были хотя бы знакомы друг с другом, что немаловажно в условиях боевых действий. И хотя штаб формировался в ходе боев, его создание не было полной импровизацией, как, например, это было с армейскими штабами в русско-японскую войну.




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 8 [только новые]


генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 18.05.13 21:51. Заголовок: Период боевых действ..


Период боевых действий до середины марта 1919 года был крайне тяжел для корпуса. Пытаясь сдерживать продвижение красных на фронте, и, находясь под постоянной угрозой флангового удара с севера, части корпуса были вынуждены отходить в надежный тыл - на станицы II (Верхнеуральского) военного округа. Уже 20 февраля был оставлен Кувандык, а 22 февраля в результате обхода красных корпус потерял всю свою артиллерию (2 орудия). В связи с неудачами и непрерывными боями без отдыха, что было обусловлено отсутствием резервов, небывалые размеры приняло разложение казачьих частей, особенно 24-го и 25-го Оренбургских казачьих полков, которые пришлось отвести в тыл в середине марта расформировать, передав их личный состав в остальные части 4-й Оренбургской казачьей дивизии. Кроме того, в бою 25 февраля у Мамбетова 2-ой сотней 28-го Оренбургского казачьего полка при отступлении были брошены пики - тревожный признак для казачьей части, свидетельствующий о моральном разложении. В тот же день в бою у поселка Орловский в качестве разведчиков и, главным образом, агитаторов красных действовали недавно перешедшие к ним казаки станицы Никольской, а следовавшие за ними красные атаковали казаков в нетрезвом состоянии. На следующий день имел место случай перехода к красным 91 казака 25-го полка с двумя прапорщиками (!) и пулеметом. Из-за разложения некоторых полков значительная часть казачьих командиров, вплоть до начальников боевых участков, находилась в полной растерянности, усугубляла положение противоречивость разведсводок и отсутствие технической связи. В этой обстановке 8 марта 1919 года командование корпусом принял Генерального Штаба генерал-майор И.Г. Акулинин. Уже через день части корпуса перешли в наступление на одном из участков, захватив помимо пленных, лошадей и оружия, еще и секретный оперативный приказ по 24-й Симбирской Железной стрелковой дивизии красных, а также, что было особенно важно, телефонный, два телеграфных аппарата и 12 катушек провода. Нельзя не отметить, что вести боевые действия И.Г. Акулинину пришлось в тех же местах, что и почти год назад во время Тургайского похода. О чем-то думал тогда казачий генерал?! 18 марта, после необходимой перегруппировки, войска корпуса перешли в наступление, развивавшееся с переменным успехом. В ходе боев офицеры корпуса, показывая пример казакам, лично водили части в атаку. Вследствие этого потери среди офицеров были велики: геройски погиб
командир дивизиона 23-го Оренбургского казачьего полка хорунжий Холодилин, ранены войсковые старшины Зуев и Альметьев, полковник Ушаков. Сам командир корпуса неоднократно находился на передовом
наблюдательном пункте, а начальник штаба корпуса войсковой старшина Л.И. Тушканов водил войска в атаку.
18 марта был расформирован 23-й Оренбургский казачий полк, а 28 марта 1919 г. приказом войскам Отдельной Оренбургской армии No 189 расформировывалась 5-я Оренбургская казачья дивизия с передачей 21-го Оренбургского казачьего полка во 2-ю Оренбургскую казачью дивизию I-го Оренбургского казачьего корпуса, а 26-го и 28-го полков, личного состава и имущества дивизии - в 4-ю Оренбургскую казачью
дивизию. Несмотря на это ослабление, части корпуса продолжали наступать. Продвижению корпуса способствовали успехи на фронте Западной армии: взятие Уфы (13 марта), Белебея (7 апреля), Бугульмы (10 апреля) и Бугуруслана (15 апреля). Вместе с тем, значительную сложность представляла собой координация действий казачьих частей и соединений. Так, в ходе боев за хутор Тереклинский 1 апреля, в штаб 1-й Оренбургской казачьей дивизии I-го Оренбургского казачьего корпуса был направлен обер-квартирмейстер штаба 2-го корпуса подполковник Шмидт с предложением оказать поддержку частям своего корпуса. Начальник дивизии генерал-майор Л.Н. Доможиров отказал в поддержке, сославшись на отсутствие соответствующих указаний из штаба I-го корпуса и опасность быть отрезанным от своей базы при переходе реки Урал. В итоге 2 апреля пришлось оставить недавно занятую станицу Таналыцкая. А 4 апреля под
обстрел красных попал штаб 2-го корпуса, причем был ранен штабной топограф, 4 казака и 5 лошадей.
Неудачи красных на других участках фронта явились причиной их дальнейшего поспешного отступления на Оренбург и Актюбинск при незначительном сопротивлении. Их наступление по казачьим землям на
Верхнеуральск, Троицк, Челябинск не удалось, зерновые районы III (Троицкого) и IV (Челябинского) военных округов Оренбургского казачьего войска остались за казаками. 6 апреля белыми была вновь занята станица Таналыцкая, 9 апреля штаб корпуса получил сведения о занятии частями 2-й Оренбургской казачьей дивизии Орска и частями IV-ro Оренбургского армейского корпуса Кананикольского завода. Получив эти сведения, генерал Акулинин приказал частям корпуса занять Преображенский завод и станцию Сара, что было выполнено 10-11 апреля. Постепенно освобождались от красных станицы I (Оренбургского) военного округа, а 15 апреля была с боем взята станция Кувандык. В среднем, скорость движения частей корпуса с 9 апреля составила 60-70 верст в сутки, казакам необходимо было достичь Оренбурга до полного разлива рек. Из разведсводок поступали сведения о возможном оставлении Оренбурга красными без боя. Тогда же
И.Г. Акулинин пришел к убеждению, что необходимо взять Оренбург, не дав красным возможности опомниться. 17 апреля он отдал оперативный приказ No 9 (б) о занятии Оренбурга к Светлой Заутрене - 23 часам 50
минутам 19 апреля и о сборе всех частей на пасхальную молитву вокруг войскового собора. Войскам предстояла упорная борьба за город. В заключение можно выделить основные проблемы, препятствовавшие более успешным действиям корпуса в рассматриваемый нами период, которые в полной мере дали о себе знать во время Оренбургской операции:
• малочисленность казачьих частей;
• слабое техническое обеспечение (нехватка орудий, пулеметов и боеприпасов к ним);
• отсутствие устойчивой связи между частями;
• проблема снабжения (отсутствие железнодорожной связи с Сибирью и сложность подвоза гужевым транспортом из-за разлива рек и порчи дорог).
Вместе с тем, на примере 2-го Оренбургского казачьего корпуса видно, как практически с нуля, в феврале 1919 года было создано вполне боеспособное соединение успешно проявившее себя в последующих боях.





Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 15.11.13 22:42. Заголовок: Приказ Войскам 2-го ..


Приказ Войскам 2-го Оренбургского Казачьего Корпуса. № 78. Ст. Кондуровская, 29-го мая 1919 года

Второй Оренбургский казачий корпус был сформирован 19-го февраля с.г. приказом по Оренбургской отдельной армии за № 100. Корпус народился в тяжелые дни; армия в то время отходила от Оренбурга. На долю корпуса сразу выпала тяжелая задача, сдерживать натиск красноармейских полчищ, наседавших со всех сторон.

И части корпуса, несмотря на утомление непрерывными боями, при самых неблагоприятных условиях, по силе возможности выполняли поставленные им задачи, с боем отходя на восток.

К сожалению, в это тяжелое для Родины и Войска время, когда требовалось наивысшее напряжение всех сил, среди некоторых частей корпуса нашлись малодушные и даже изменники, которые перекинулись в лагерь наших врагов, и тем способствовали делу разрушения армии.

Родине и казачеству грозила величайшая опасность. Но враг торжествовал недолго: правое дело не могло погибнуть от нечистых рук.

Продвижению красных банд вскоре был положен предел. Части корпуса нашли в себе мужество и силы остановиться и осадить обнаглевшего врага.

В первых числах марта войска корпуса нанесли противнику ряд поражений в районе поселка Грязнушевского и ст. Кизильской.

Эти успехи окрылили всех - даже малодушных, и показали, что еще не "иссякли казачьи силы", что у казаков еще "есть порох в пороховницах".

В двадцатых числах марта корпус совместно со своими соседями, перешел в решительное наступление по всему фронту.

В районе д. В. Сосновка и п. Березовского произошел ряд упорных ожесточенных боев, в которых корпус разбил лучшие части красной железной дивизии и вышел на большой тракт Верхне-Уральск-Орск.

Этим движением был разорван фронт неприятельских групп, атакующих - с одной стороны в районе ст. Кизильской, а с другой в районе г. Орска.

Однако противник не сдавался; он пытался восстановить утраченное положение и неоднократно переходил в контрнаступление, то на одном, то на другом участке корпуса.

После ряда новых боев в районе ст. Таналыцкой, п. Орловского, хуторов - Савельевского, Алексеевского, Яковлевского и дер. Большой и Малой Вал новой, сопротивление врага было сломлено.

Станицы 2-го Округа были очищены от большевицких банд.

Враг не выдержал наших повторных ударов и бросился к Оренбургу.

Корпус ринулся за ним. Началось беспрерывное преследование врага при самых неблагоприятных условиях: в период распутицы и весеннего разлива рек, когда всякое движение прекращается.

Но, не взирая ни на какие трудности, полки корпуса преследовали противника по пятам, отхватывая у него обозы и, не давая ему опомниться, к 9 апреля подошли к реке Сакмаре.

10-го апреля, 23 Оренбургским казачьим полком был занят завод Преображенский, 11 апреля 20 Оренбургским казачьим полком - станции Сары и Блява; здесь было захвачено до 600 вагонов и разное железнодорожное имущество.

Тот же 20 полк 13 апреля вошел в ст. Ильинскую, откуда совместно с 19 полком двинулся по тракту Орск - Оренбург и начал очищать от красных верхние станицы 1-го Округа.

Противник пытался оказать сопротивление на станции Кувандык однако дружными действиями 42 стр. и 28 Оренбургского казачьего полков станция Кувандык была взята 15 апреля, после чего враг безостановочно покатился к Оренбургу.

Начальники всех степеней, казаки и стрелки при преследовании красных проявили выдающуюся энергию и находчивость, делая иногда по 60-70 верст в сутки и прибегая ко всем способам передвижения: на санях, на колесах, верхом, пешком, по растворившимся от грязи дорогам, по жел. дор. полотну, на дрезинах, в вагонах и вагонетках, запряженных лошадьми.

К 19 апреля корпус подошел вплотную к Оренбургу, где и начались непрерывные бои на ближайших подступах к родному городу.

Противник, желая во что бы то ни стало удержать за собой Оренбург, развил большую энергию и чрезвычайное напряжение сил.

Красные комиссары, при помощи профессиональных союзов, мобилизовали почти все население Оренбурга и его окрестностей и использовали все имеющиеся в их руках технические средства.

Впоследствии они притянули к Оренбургу подкрепления с тыла и с других участков фронта.

Хотя главная задача корпуса - овладение Оренбургом - не осуществлена и до настоящего времени, но войска за этот период нанесли противнику ряд тяжелых поражений и приковали к Оренбургскому участку большие силы красных, чем в значительной степени облегчили положение Западной армии.

Из всех многочисленных боев и стычек на подступах к Оренбургу я напомню бои: 27 апреля, когда части корпуса стремительным ударом овладели хут. Л[...]ов, Угличин, Степанов, Зыков и ст. Каменно-Озерной;

10 мая, когда противник был выбит из занимаемых им позиций и в беспорядке отступил к ст. Нежинской, оставив в наших руках пленных и пулеметы.

Желая восстановить утраченное положение и отбросить нас к Орску, красные 14 мая, подтянув подкрепления с тыла и соседних участков и выгнав в передовую линию все население Оренбурга, повели решительное наступление по всему фронту корпуса от р. Сакмары до р. Урала.

Части корпуса, соперничая друг перед другом в храбрости и доблести, не только сдержали натиск врага, но дружным встречным контрударом - особенно конными атаками - овладели целым рядом позиций с командующими высотами (горами: Гребенской, Верблюжьей, Алебастровой и Платовой) и отбросили противника, с громадными для него потерями, к самому городу.

Появление у красных в бою 20 мая бронированных автомобилей внесло в ряды некоторых частей корпуса смущение и повело к потере небольшого пространства; но эту заминку я считаю временной: никакие фокусы противника не могут сломить стойкости корпуса и охладить наступательный порыв его бойцов.

Я надеюсь, что час падения Оренбурга близок. Войска 2-го Оренбургского казачьего корпуса, совместно со своими соседями, выполнят поставленную им задачу - возьмут Оренбург.

Приказом Верховного Главнокомандующего 23 мая с.г. за № 181, 2-й Оренбургский казачий корпус, как и Оренбургская отдельная армия - расформировываются. Части корпуса передаются в 1-й Оренбургский казачий корпус, который включается в состав образованной Южной армии. Я получаю другое назначение.

С грустью расставаясь с частями командуемого мною корпуса, я от имени Родины и Войска приношу глубокую благодарность всем офицерам, казакам и стрелкам за их славную боевую работу, и горячо желаю святое дело возрождения Родины и освобождения Войска довести до победного конца.

Не могу удержаться, чтобы не высказать чувства особой признательности бывшему начальнику 5-й Оренбургской каз. дивизии, полковнику Смирнову, который верно оценивал обстановку и действуя решительно, всегда горел порывом вперед и, рискуя своей жизнью, постоянно являлся на самых опасных местах, чем подавал пример подчиненным и увлекал их за собой.

Горячо благодарю начальника 4 Оренбургской казачьей дивизии генерал-майора Лосева, который в своих действиях умел сочетать осторожность с решительностью. Мне особенно приятно отметить день 14 мая, когда генерал-майор Лосев, идя все время в передовых цепях, быстро захватил важнейшие пункты в расположении противника - Алебастровую гору и гору Платову; при этом со стороны генерал-майора Лосева была проявлена поразительная находчивость: чтобы скорее занять и закрепиться на горе Алебастровой, он стрелков 42 стр. полка, перевез туда на казачьих лошадях.

Благодарю за умелые действия и проявление разумной инициативы - начальников боевых колонн и участков: полковника Попова, полковника Наумова (Михаила), войскового старшину Зуева, войскового старшину Кузнецова, капитана Муравьева, капитана Окунева и подъесаула Ерошенко; за лихие конные атаки - войскового старшину Кузнецова, штабс-капитана Бокина и подъесаула Ерошенко; за умелые разведки и лихие налеты в тыл противнику: поручика Волосова, хорунжего Кучина и подхорунжего Свешникова.

Артиллерия в боях под Оренбургом работала прекрасно; особенно взводы 12 и 13 Оренбургских каз. батарей в бою 14 мая под командой есаула Жаринова и поручика Иванова.

От души благодарю моего ближайшего сотрудника и.д. начальника штаба корпуса, войскового старшину Тушканова, который являлся для меня особенно ценным помощником в критические моменты боя на тех участках, где я не мог быть лично. Находясь всегда впереди под огнем противника, войсковой старшина Тушканов умел, когда это было нужно, отдать от моего имени полезное для дела распоряжение, не боясь ответственности.

Горячее спасибо всем чинам штаба корпуса и начальникам боевых разъездов, которые, не взирая ни на какие опасности, всегда лихо, быстро и толково исполняли мои поручения.

Выражаю благодарность: инспектору артиллерии корпуса полковнику Розенкампф, корпусному интенданту полковнику Новикову, корпусному инженеру есаулу Чигвинцеву, и.д. корпусного врача лекарю Северину, и.д. корпусного ветеринарного врача Добровольскому и коменданту штаба корпуса штабс-капитану Глеб-Кошанскому; всем им приходилось работать при крайне тяжелой обстановке, но все они со своими делами справлялись вполне удовлетворительно и по силе возможности снабжали части корпуса необходимыми предметами.

Благодарю штабс-капитана Обухова за культурно-просветительную деятельность и хорунжего Бородина за хорошую постановку в корпусе контрразведывательной службы.

Призываю всех чинов корпуса осенить себя крестным знаменем и помянуть тех героев, кои памятуя слова священного писания: "несть же сия любви больше, да кто душу свою положит за други своя" - пали смертью храбрых на поле брани.

Среди чинов корпуса и в истории Оренбургского Войска особенно не должно быть забыто имя сраженного вражеской пулей хорунжего 23 Оренбургского казачьего полка Холодилина, который в бою у В. Сосновки лихой конной атакой наголову разбил красноармейский батальон, захватив в числе многочисленных трофеев - два орудия, которые до сих пор являются лучшими пушками в корпусе и своим метким огнем поражают врага.

Пожелаем скорейшего выздоровления и восстановления сил тем, кто своею кровию запечатлели свою преданность и свое служение Родине и Войску.

Не забудем и тех, кого лютая болезнь вырвала из рядов корпуса и приковала к постели.

В заключение считаю долгом сказать, что в работе корпуса были и ошибки.

Ошибались все, начиная с меня. Но смущаться этим не следует. Не ошибается только тот, кто ничего не делает.

Чтобы меньше было ошибок, чтобы с меньшею кровью бить врага надо учиться, учиться и учиться. Мой настоятельный совет всем чинам корпуса - работать, работать и работать, не покладая рук на благо Родины и Войска.

Еще раз благодарю вас, войска 2-го Оренб. каз. корпуса, за вашу верную службу и доблестную боевую работу. Дай вам Бог сил и здоровья! В добрый час к новым подвигам!

Вечная память положившим живот свой на поле брани.

Вечная слава усопшим.

Приказ этот прочесть всем офицерам, казакам и стрелкам.

Командир 2 Оренбургского каз. Корпуса,
Генерального Штаба,
Генерал-Майор Акулинин

http://www.kazaks.net/orenburgskoe-kazache-voysko-v-borbe-s-bolshevikami-1917-1920/prilozheniya-1434/4-prikaz-voyskam-1439/53799743.html

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 15.12.13 14:15. Заголовок: http://f6.s.qip.ru/9..




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.13 20:31. Заголовок: НАСТУПЛЕНИЕ 2-го КАЗ..


НАСТУПЛЕНИЕ 2-го КАЗАЧЬЕГО КОРПУСА 4 МАЯ

4 мая 2-й казачий корпус приступил к осуществлению «методического наступления» на Оренбург.
К 6 час. части заняли исходное положение. Главный удар должны были наносить 42-й Троицкий стрелковый и 23-й казачий полки (5 рот, 5 сотен, 3 орудия) — первый с северо-востока и второй с востока на группу хуторов: Лысов, Зыков. Левее 19-й и 20-й Оренбургские казачьи полки (12 сотен, 2 орудия) имели задачу занять Каменно- Озерную. Правее 21-й и 28-й Оренбургские казачьи полки (12 сотен, 2 орудия) получили задачу с «6 час. на всем фронте участка произвести усиленную разведку». Резерв в составе 26-го Оренбургского казачьего полка, отряд прапорщика Жулева, отряд особого назначения, 1-я пулеметно-бомбометная команда, не получив никакой задачи, сосредоточились в поселке Студенецком.
Распределение сил корпуса показывает, что из 36 сотен, 5 рот, 8 орудий и 8 бомбометов на направление главного удара предназначено было только 5 рот и 5 сотен. Больше половины корпуса зарезервировано и производит только «усиленную разведку».
Такая организация наступления не замедлила дать свои результаты.
Около 9 час. жидкие цепи и лава наступающих 42-го Троицкого и 23-го Оренбургского казачьего полков были встречены сильным ружейно-пулеметным огнем 210-го и 216-го стрелковых полков, и белые в беспорядке откатились в исходное положение.
20-й Оренбургский казачий полк, наступавший левее, увидев отход 42-го Троицкого стрелкового полка, прекратил наступление на Каменно-Озерную и отошел в исходное положение. Командир корпуса, «находившийся все время на позиции и подталкивавший части вперед, приказал 20-му Оренбургскому казачьему полку построиться в карре, сделал резкий выговор казакам и офицерам за то, что они отошли, и приказал полку на рысях занять только что оставленные ими высоты к востоку от хутора Лысова».
20-й Оренбургский казачий полк на рысях двинулся на высоты. Медленно и вяло начали опять наступление 42-й Троицкий стрелковый и 23-й казачий полки на Лысов, Зыков, а 19-й Оренбургский казачий полк — на Каменно-Озерную. Артиллерия должна была поддерживать наступление огнем, но обнаружилось, что она не имела снарядов. Командир 210-го стрелкового полка, видя столь нерешительное наступление белых, решил перейти в контрнаступление сначала против 20-го, а затем против 17-го Оренбургских казачьих полков. Двинувшиеся цепи 210-го стрелкового полка заставили белых остановиться. 20-й Оренбургский казачий полк вынужден был спешиться и залечь. 19-й Оренбургский полк был отброшен на восток от Каменно-Озерной.
Наступила ночь. 2-й Оренбургский казачий корпус опять оказался в исходном положении. По плану «методичеокого наступления» на следующий день должна была быть «усиленная разведка», но ввиду того, что 1-й корпус должен был в этот день наступать, командир корпуса «вынужден был изменить намеченный план и 5 мая продолжать наступление».
Частям корпуса приказано было на ночь остаться на занимаемых позициях.

ПОЛНЫЙ ПРОВАЛ «МЕТОДИЧЕСКОГО НАСТУПЛЕНИЯ»

5 мая командир 2-го корпуса, изменив свой план, решил продолжать наступление, считая, что 1-й корпус в этот день также перейдет в наступление. Между тем, командир 1-го корпуса, получив наконец план «методического наступления» 2-го корпуса и увидев, что 5 мая 2-й корпус производит только разведку, отдал приказ о переносе наступления на 6 мая. Оба командира белых корпусов попали в заколдованный круг разрозненных усилий. Эти обстоятельства обусловили окончательное расстройство и полный провал «методического» плана наступления на Оренбург.
Ночь с 4 на 5 мая, которую 2-й казачий корпус проводил в исходном положении под открытым небом, была очень холодная. «Ветер не утихал и своими ледяными порывами пронизывал казаков и стрелков, у большинства которых не было шинелей, а имелись лишь китайские ватные куртки, из которых многие стрелки в предыдущие теплые дни повыдергали вату. Под утро холод усилился до того, что вода в лужах и оврагах покрылась тонким слоем льда. В полках простудилось и заболело много офицеров и «казаков, особенно в 42-м Троицком стрелковом полку, который был обмундирован хуже остальных (заболело в этом полку 7 офицеров и 155 стрелков). С утра погода еще ухудшилась — при продолжавшемся сильном северо-восточном ветре пошел -снег. Казаки и стрелки, промерзшие ночью и утром, были неспособны к наступлению, назначенному на этот день».
Командир корпуса приказал остановить передовые части и отвел корпус: 21-й, 26-й и 28-й Оренбургские казачьи полки в Пречистенскую, 42-й Троицкий стрелковый и 23-й Оренбургский казачьи полки в Студенецкий, 20-й Оренбургский казачий полк в Чулошников и 19-й Оренбургский казачий полк в Вязовский.
Так как холодная погода продолжалась, командир 2-го казачьего корпуса решил свой план наступления временно отложить, о чем и было сообщено соседним корпусам. Чтобы поднять упавшее настроение казаков, командир корпуса 6 мая произвел парад, наградив наиболее отличившихся в последних боях казаков и стрелков георгиевскими крестами, за неимением которых выдавал только георгиевские ленточки. Командир 1-го казачьего корпуса, узнав об отходе на отдых своего соседа, тоже отложил наступление, намеченное им на 6 мая.
Так провалился план «методического наступления» на Оренбург.

В.Ф.Воробьев. Оборона Оренбурга Воениздат Москва 1938г. cтр 42 -44


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.16 23:42. Заголовок: ТРИ ЖИЗНИ ГЕНЕРАЛА А..


ТРИ ЖИЗНИ ГЕНЕРАЛА АКУЛИНИНА (ЧАСТЬ 2) А.В. Ганин

...Для успокоения начавшегося зимой 1919 г. брожения на фронте в командном составе были проведены некоторые изменения. 19 февраля 1919 г. на заседании Войскового Круга переизбирались члены Войскового правительства. В помощники Дутова от всех округов выдвигалось две кандидатуры: Генштаба генерал-майора Акулинина и Генштаба генерал-лейтенанта Л.П. Тимашева. В результате тайного голосования помощником атамана и, соответственно, главным начальником Оренбургского военного округа на театре военных действий избрали Тимашева 14 .
Акулинин был, предположительно, обижен подобным решением и попросил назначения командиром корпуса в Западную армию, однако получил отказ. В качестве еще одного возможного объяснения этого шага он, как выдвиженец Дутова, надеялся возглавить оренбургские казачьи формирования соседней Западной армии, которые Дутову всегда хотелось подчинить себе в пику своим оппонентам из Западной армии – генералам Н.Т. Сукину, С.А. Щепихину и М.В. Ханжину. После неудачи этого замысла Дутов 21 февраля 1919 г. назначил Акулинина командиром II Оренбургского казачьего корпуса своей армии [39, с. 66]. 28 февраля Акулинин сдал должность главного начальника округа генералу Тимашеву [16, л. 46]. В этот момент жизненные пути Акулинина и Дутова разошлись.




История создания корпуса достаточно интересна. 16 февраля командир IV Оренбургского армейского корпуса Генштаба генерал-майор В.Н. Шишкин получил телеграмму командующего армией с приказом о сформировании на базе своего соединения нового корпуса в составе 4-й и 5-й Оренбургских казачьих дивизий и о своем назначении командиром этого корпуса. Из штаба IV корпуса была выделена часть офицеров и чиновников на образование кадра штаба нового корпуса. В тот же день эти чины приступили к работе по управлению частями образованного соединения. К исполнению должности начальника штаба был допущен исполняющий должность начальника штаба 4-й Оренбургской казачьей дивизии войсковой старшина Л.И. Тушканов, которому поручалось сформировать управление корпуса. Он так и остался «исполняющим должность» начальника штаба корпуса вплоть до его расформирования.
Войсковой старшина Тушканов прибыл в штаб корпуса только 21 февраля и был на следующий день отправлен командиром
корпуса в штаб армии за директивами, вернувшись оттуда вечером 23 февраля. Все это время должность начальника штаба
корпуса временно исполнял подполковник В.Н. Шмидт – начальник оперативного отделения штаба, находившийся ранее на той же должности в IV корпусе. Сам командир корпуса генерал-майор Шишкин вступил в должность 19 февраля.
...Первоначально в корпус вошли 19-й, 20-й, 24-й и 25-й Оренбургские казачьи полки (все в составе 4-й Оренбургской казачьей дивизии), 42-й Троицкий стрелковый полк и взвод 12-й Оренбургской казачьей батареи. Боевой состав корпуса был незначителен, даже по меркам гражданской войны и насчитывал тогда: 92 офицера, 544 штыка, 1477 сабель, 28 пулеметов и 2 орудия [52, л. 2]. Для сравнения к моменту расформирования корпуса (конец мая 1919 г.) в нем насчитывалось 450 штыков, 3343 сабли и 5 орудий. Таким образом, численность конницы за время существования корпуса увеличилась в два раза.
При разделе имущества двух корпусов II Оренбургский казачий корпус «не получил ни одного аршина телефонного и телеграфного провода, ввиду чего на установление технической связи надежды не было» [52, л. 2 об.]. Позднее в корпус вошли 21-й, 23-й, 26-й, 28-й Оренбургские казачьи полки (все в составе 5-й Оренбургской казачьей дивизии).
Штаб корпуса сформировался в ходе боевых действий и состоял из четырех человек: начальника штаба, начальника оперативного отделения и двух старших адъютантов по оперативной и разведывательной части, все остальные должности заняты не были. Не было даже писарей. Особенно остро чувствовалась нехватка работников административного и хозяйственного отделений, за которых несли службу те же чины штаба. Фактически структура штаба корпуса и обязанности его чинов напоминали структуру штаба дивизии 15 . Тем не менее, положительным явлением было то, что офицеры штаба, служившие вместе в IV армейском корпусе, были хотя бы знакомы друг с другом, что немаловажно в условиях боевых действий. И хотя штаб формировался в ходе боев, его создание не было полной импровизацией, как, например, это было с армейскими штабами в Русско- японскую войну [2, с. 64–82].

Известия лаборатории древних технологий. 2015. № 4 (17). С. 97-127.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.16 19:26. Заголовок: Период боевых действ..


Период боевых действий до середины марта 1919 г. был крайне тяжел для корпуса. Пытаясь сдерживать продвижение красных на фронте, и, находясь под постоянной угрозой флангового удара с севера, части корпуса были вынуждены отходить в надежный тыл – на станицы 2-го (Верхнеуральского) военного округа. Уже 20 февраля был оставлен Кувандык, а 22 февраля в результате обхода красных корпус потерял всю свою и без того ничтожную артиллерию (2 орудия).
В связи с неудачами и непрерывными боями без отдыха, что было обусловлено отсутствием резервов, небывалые размеры приняло разложение казачьих частей, особенно 24-го и 25-го Оренбургских казачьих полков, которые пришлось отвести в тыл и в середине марта расформировать, передав их личный состав в остальные части 4-й Оренбургской казачьей дивизии [33, с. 74; 52, л. 5 об.]. Кроме того, в бою 25 февраля у Мамбетова 2-й сотней 28-го Оренбургского казачьего полка при отступлении были брошены пики – тревожный признак для казачьей части, свидетельствующий о моральном разложении. В тот же день в бою у поселка Орловский в качестве разведчиков и, главным образом, агитаторов красных действовали недавно перешедшие к ним казаки станицы Никольской, а следовавшие за ними красные атаковали казаков, находясь в нетрезвом состоянии [52, л. 6 об.].
На следующий день имел место случай перехода к красным 91 казака 25-го полка с двумя прапорщиками (!) и пулеметом. Из-за разложения некоторых полков значительная часть казачьих командиров, вплоть до начальников боевых участков, находилась в полной растерянности, усугубляла положение противоречивость разведсводок и отсутствие технической связи.
Перед отъездом в корпус генерал Акулинин, не рассчитывая на оренбуржцев, запрашивал штаб соседней Западной армии: «Я через два дня уезжаю на фронт командовать 2 казачьим корпусом, от которого, кажется, остались одни обрывки полков и сотен, не найдется ли у вас хорошей роты, с помощью которой я мог бы привести корпус в порядок?» [53, л. 209].
В этой обстановке 8 марта 1919 г. Акулинин принял командование корпусом. Генерал Шишкин получил назначение на должность управляющего Оренбургской губернией, а позднее уехал в Омск, где занимался вопросами обеспечения армии конским составом. Уже через день части корпуса перешли в наступление на одном из участков, захватив помимо пленных, лошадей и оружия, еще и секретный оперативный приказ по 24-й Симбирской Железной стрелковой дивизии красных, а также, что было особенно важно, телефонный, два телеграфных аппарата и 12 катушек провода. Нельзя не отметить, что вести боевыдействия И.Г. Акулинину пришлось в тех же местах, что и почти год назад во время Тургайского похода.
18 марта, после необходимой перегруппировки, войска корпуса перешли в наступление, развивавшееся с переменным успехом. В ходе боев офицеры корпуса, показывая пример казакам, лично водили части в атаку. Вследствие этого потери среди офицеров были велики: геройски погиб командир дивизиона 23-го Оренбургского казачьего полка хорунжий Г.Т. Холодилин, ранены войсковые старшины И.П. Зуев и В.М. Альметьев, полковник А.Н. Ушаков 16 . Сам командир корпуса неоднократно находился на передовом наблюдательном пункте, а начальник штаба корпуса войсковой старшина Л.И. Тушканов лично водил войска в атаку [52, л. 9 –18 об.].
18 марта был расформирован 23-й Оренбургский казачий полк, а 28 марта 1919 г. приказом войскам Отдельной Оренбургской армии No 189 расформировывалась 5-я Оренбургская казачья дивизия с передачей 21-го Оренбургского казачьего полка во 2-ю Оренбургскую казачью дивизию I Оренбургского казачьего корпуса, а 26-го и 28-го полков, личного состава и имущества дивизии – в 4-ю Оренбургскую казачью дивизию.

Известия лаборатории древних технологий. 2015. № 4 (17). С. 97-127.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.16 19:48. Заголовок: Запорожець-2 пишет: ..


Запорожець-2 пишет:

 цитата:
18 марта был расформирован 23-й Оренбургский казачий полк,



В боевом расписании от 10-го (23-го) июня 1919 присутствует 23-й Ор. каз. полк в составе 4-й Оренбургской казачьей бригады Южной армии. Ошибка? Или вновь восстановлен?

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.16 19:58. Заголовок: Для меня это тоже за..


Для меня это тоже загадка? Скорей всего был восстановлен.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 83
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет