On-line: гостей 3. Всего: 3 [подробнее..]
АвторСообщение
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 15.05.13 22:26. Заголовок: ДОБРОВОЛЬЦЫ И ПЕТЛЮРОВЦЫ


Данилов А.А.
ДОБРОВОЛЬЦЫ И ПЕТЛЮРОВЦЫ

В октябре 1919г. под Орлом между частями Красной армии и Вооруженными силами Юга России (ВСЮР) развернулось одно из решающих сражений Гражданской войны. Одновременно на своем крайнем фланге ВСЮР вели боевые действия против армии Украинской Народной республики (УНР), «Петлюровский» фронт Белой армии не был и не мог стать для нее основным. Однако для Действующей армии УНР осенью 1919 г. «Добровольческий» фронт стал главным. Несмотря на то, что конфликт ВСЮР с украинскими армиями серьезного влияния на общий ход событий не оказал, он, тем не менее, заслуживает того, чтобы быть описанным более подробно. В отечественной историографии, как советской, так и зарубежной, событиям, имевшим место осенью 1919 г. на Правобережной Украине внимания уделялось мало. Поэтому при работе над статьей автор использовал, наряду с российскими, также украинские источники. Несмотря на свою тенденциозность, работы украинских историков, мемуаристов и журналистов «мазепинского» толка, позволяют накопить необходимый фактический материал и составить более полное представление об одной из малоизвестных страниц истории Гражданской войны в России.
Киевский эпизод
В июле 1919г. Действующая армия УНР находилась на грани катастрофы. Еще в начале года она контролировала значительную часть Украины, а в ее рядах находилось более 70 000 человек, вставших под знамена УНР в ходе восстания против гетмана П.П.Скоропадского. За время прошедшее со дня вступления войск Директории в Киев (14 декабря 1918 г.) до лета 1919 г. часть армии УНР успела разбежаться или перейти к красным, а оставшиеся не могли противостоять наступлению Красной армии. В конце мая правительству и армии даже пришлось отступать на территорию Галиции. Правда, вскоре небольшую часть «своей» территории войска УНР отбили у красных и вернули г.Каменец-Подольский - временную столицу республики. К неудачам на фронте добавлялись, а то и напрямую были с ними связаны, внутренние противоречия в стане украинских самостийников. В феврале 1919г. между собой перессорились лидеры Директории С.В.Петлюра и В.К.Винниченко, после чего последний уехал за границу. В марте о переходе на «советскую платформу» объявил командующий Запорожским корпусом Е.И.Волох и начал переговоры с большевиками. Итогом этих действий стала катастрофа Южной группы армии УНР и ее переход на территорию Румынии. В апреле против социалистического правительства поднял мятеж командующий Северной, самой сильной, группы В.Оскилко. В начале июня за попытку государственного переворота и намерение перейти к белым, кстати, никем не доказаное, был расстрелян другой командир Запорожского корпуса - полковник П.Болбочан. К середине лета армия УНР занимала плацдарм в 60 километров и была прижата к реке Збруч, по которой раньше проходила граница между Российской и Австро-Венгерской империями. Численность армии составляла всего около 14 000 человек при 120 орудиях и 350 пулеметах. Ситуация была настолько катастрофической, что на заседании правительства УНР Наказной атаман А.В.Осецкий и начальник штаба армии В.Н.Тютюнник заявили, что, если через два-три дня не прийдет на помощь Галицкая армия, то ликвидация фронта неизбежна. Но помощь от Украинской Галицкой армии (УГА) пришла, и армия УНР была спасена. К июлю 1919 г. стало окончательно ясно, что борьбу за Галицию УГА проиграла, и после неоднократных просьб о помощи со стороны правительства, командования армии УНР и самого Петлюры, начальная команда Галицкой армии решила переправляться через Збруч. 16 июля УГА полностью очистила Галицию. Каменец-Подольский стал теперь еще и столицей Западной области УНР (ЗУНР). В городе разместился диктатор Е.Е.Петрушевич с членами диктатуры и прочими руководящими учреждениями.
Кроме того, с юга на воссоединение с армией УНР прибыли бывшие повстанцы атамана Григорьева, которыми теперь командовая Ю.И.Тютюнник. Численность этой группы составляла около 3 500 человек. Для руководства объединившимися армиями был образован штаб Главного атамана, который возглавил генерал Н.Л.Юнаков, а заместителем у него стал представитель галичан -генерал-квартирмейстер УГА В.Курманович. При этом сохранялись посты командующих обеими армиями, каждый из которых подчинялся своему правительству.
Переход галичан через Збруч резко изменил обстановку не в пользу Красной армии. После двухнедельных боев ее части были отброшены от Каменец-Подольского. 30 июля петлюровцы взяли Проскуров а 31-го - важный железнодорожный узел Вапнярка. К тому же красным пришлось вести борьбу с отрядами повстанцев, которыми в годы Гражданской войны Украина просто кишела, и Вооруженными силами Юга России. В мае 1919 г. Красная армия потерпела в Донбассе жестокое поражение и отступала под натиском стремительно вырвавшихся на оперативный простор ВСЮР. Таким образом, обстановка благоприятствовала развитию наступления объединенных украинских армий. 10 августа на совещании в штабе Главного атамана было достигнуто окончательное соглашение по вопросу дальнейших действий. 12_августа этот штаб отдал приказ No 4 о наступлении главными силами на Киев, активно обеспечивая себя с запада, и в направлении на Одессу.
Общая численность украинских армий составляла на тот момент 84 500 человек, но в ее боевом составе, по данным генерала М.Капустянского, имелось 33 000 штыков и сабель, 335 орудий и более 1 100 пулеметов.
Непосредственно на Киев должна была наступать армейская группа О.Крауса в составе I Галицкого (5 Сокальская, 6 Равская, 9 Угнивская и 10 Яновская бригады), III Галицкого (2 Коломыйская, 8 Самборская, 14-я и 1 конные бригады) и Запорожского (6-я, 7-я, 8 Запорожские дивизии, конный полк Черных Запорожцев, Запорожский тяжелый артиллерийский полк) корпусов. Силы этой группы приблизительно оценивались в 25 000 человек. Для Белой армии Киев также являлся важной целью. Наступление на город велось силами Полтавского отряда (7 пехотная дивизия, 2 Кубанская отдельная пластунская бригада, Сводно-гвардейский полк, Лабинская и Хоперская конные сотни, артиллерия, бронепоезда и др.), которым командовал генерал-лейтенант Н.Э.Бредов. Численность отряда составляла всего 6 000 человек. По правому берегу Днепра наступала 2 Терская отдельная пластунская бригада численностью около 1 000 человек. 16 августа терцы уже находились нарубеже Черкассы-Золотоноша. Представление о противнике как у белых, так и в армии УНР было довольно смутным. В политическом плане отношения еще не были определены, хотя некоторые контакты между ВСЮР и УНР все же имелись. Так, в середине июля 1919 г. в Бухаресте представитель УНР полковник Чижевский провел несколько бесед с генералом А.В.Геруа, представлявшим ВСЮР. Темой бесед было возможное соглашение между сторонами. 30 июля Каменец-Подольский посетили представители Франции, Англии и США. Им был передан план совместного похода Украинской армии и ВСЮР против большевиков.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 12 [только новые]


генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 16.05.13 19:19. Заголовок: В середине августа 1..


В середине августа 1919 г. было опубликовано обращение главкома ВСЮР «К населению Малороссии». В нем о С.В.Петлюре уже говорилось как о ставленнике немцев, продолжавшем создание самостоятельной украинской державы. Однако, несмотря на такую характеристик сепаратистов, речь о боевых действиях против них еще не шла. 21 августа на узловой железнодорожной станции Цветково встретились подразделения наступавшей 2 Терской отдельной пластунской бригады и Киевской группы атамана Ю.И.Тютюнника. Встреча закончилась мирно. Была установлена демаркационная линия, терцы выразили надежду на будущий совместный поход на Москву под командованием генерала А.И. Деникина. Штаб Главного атамана эти переговоры санкционировал, а 23 августа в войска была направлена следующая телеграмма: «На случай встречи с частями армии Деникина, надлежит держаться, до получения дальнейших распоряжений, следующим образом:
1). Безусловно не предпринимать враждебных действий;
2). Предлагать войскам Деникина, чтобы они не занимали тех местностей, которые уже находятся в наших руках, или которые мы должны занять;
3). Предлагать им освободить район нашего похода, чтобы не задерживать наши движения;
4). Прикладывать все усилия, чтобы подробно разведать организацию, состояние войск, задание, моральное состояние, вооружение, обмундирование и амуницию армии Деникина.
Далее надлежит разведать отношение деникинских войск к Украинской Державе и к нашим войскам. Немедленно сообщать какие данные получены по этим вопросам. Окончательные указания в скором времени будут переданы».
Приблизительно в эти же дни генерал М.Е.Омельянович-Павленко был вызван в Каменец-Подольский, где премьер-министр И.П.Мазепа предложил ему возглавить делегацию для переговоров с белыми. 24 августа группа О.Крауса находилась в 40 километрах юго-западнее и южнее Киева. Ее правое крыло - 8 Запорожская дивизия - занимало г.Белая Церковь. 26-го в 16.00 генерал Краус получил телеграмму от полковника В.П.Сальского о том, что подчиненные ему части вошли в соприкосновение с авангардом терцев. На первоначальное предложение о переговорах командир 2 Терской отдельной пластунской бригады полковник В.Ф.Белогорцев ответил отказом, заявив, что будет разговаривать только с представителями Галицкой армии.
Пока О.Краус запрашивал командующего УГА генерала М.Е.Тарнавского, а тот согласовывал вопрос с С.В.Петлюрой, терцы вошли в Белую Церковь. Вечером‘26 августа начались переговоры между В.Ф.Белогорцевым и представителями УГА. Их итогом стало установление демаркационной линии. Белая Церковь осталась за пластунами. Образовавшееся между двумя армиями пространство заняли повстанцы атамана Зеленого. Формально атаман руководству УНР не подчинялся, но находился под оперативным руководством О.Крауса. Вечером 27 августа генерал Краус отдал приказ о наступлении, но в 22.00 из Каменец- Подольского пришла телеграмма, запрещавшая наступать до того, как подтянется I Галицкий корпус.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 17.05.13 20:01. Заголовок: Тем временем на лево..


Тем временем на левом берегу Днепра Сводно-гвардейская бригада генерал-майора А.Н.Штакельберга заняла Пирятин и двигалась на Борисполь и Дачницу. 29 августа группа Крауса была контратакована частями Красной армии. В тот же день полковника Белогорцева, получив приказ очистить район Белой Церкви и Триполья от банд, атаковали Зеленого. Отмена приказа О.Крауса о наступлении позже считалась одной из главных причин, не позволивших украинским войскам задержаться в Киеве. Но имелись и другие. Чуть раньше, 28 августа атаман Зеленый получил приказ переправиться через Днепр и занять поселок Борисполь. Поддержать Зеленого должна была 7 Запорожская дивизия. Но на следующий день против атамана уже вели бой терские пластуны, и выполнить поставленную задачу он не мог. Дивизия запорожцев должна была пройти по правому берегу Днепра-, через мосты перейти в Дарницу и двигаться на Борисполь для помощи Зеленому. Но 29 августа запорожцы отбивали атаки красных и выполнить свою задачу не смогли. Кроме того следует учесть, что командование УГА не рвалось в бой против частей ВСЮР. Генерал М.Е.Омельянович-Павленко, побывавший в те дни в Виннице, где находилась Начальная команда УГА, позднее вспоминал: «Но в то время ими завладела ничем не обоснованная вера в то, что Деникин освободит Галицию от Польши, что «Деникин - непобедимая сила» и т.д.». Отметим, что дальнейшие действия командования галичан и руководства ЗУНР вполне соответствовали этим настроениям. На левобережье Днепра наступление белых войск развивалось стремительно. В ряде случаев красноармейские подразделения просто разбегались перед противником, многократно уступавшим им в численности. Так, 23 августа из Переяслава (ныне Переяслав-Хмельницкий) в панике бежал гарнизон численностью 500 человек, после чего в город вошел белый разъезд в 20 сабель.
Поселок Борисполь был занят подразделениями 2 Сводно-гвардейского полка. Затем части Сводно-гвардейской бригады, развернутой из одноименного полка, с боем овладели Дарницей. Как уже говорилось, 29 августа группа генерала Крауса была атакована красными. Под ударом оказались III Галицкий и Запорожский корпуса. Пока они оборонялись, I Галицкий корпус полковника О.Микитки, располагавшийся севернее, прорвал оборону красных и вышел к р. Ирпень. Утром следующего дня 6 Равская бригада этого корпуса дошла до с.Петропавловская Борщаговка, а 5 Сокальская бригада заняла с.Боярка. Этот прорыв решил исход операции в пользу украинских войск, и красные стали быстро отступать, оставляя противнику богатые трофеи: галичанам достались 6 бронепоездов и большое количество разного имущества. К вечеру 30 августа в Киев прорвалась 2 Коломыйская бригада II Галицкого корпуса. В 22.00 город был у нее в руках. Однако весь Киев сразу занят не был. Галичане закрепились в нескольких пунктах, а красные успели полностью эвакуироваться. Вступившие в Киев части получили приказ занять мосты через Днепр и в случае встречи с деникинцами огонь не открывать.
В это время оба берега Днепра соединялись двумя мостами - Николаевским (другое название Цепной) и железнодорожным. Последний галичане взяли под контроль, а вот главный, Николаевский, нет. Позднее доброволец Лейб-гвардии 4 стрелкового полка Н.В .Волков-Муромцев вспоминал, как гвардейские стрелки беспрепятственно перешли мост и оказались на Печерске. Свой приказ о занятии мостов, полученный несколькими днями раньше, не спешил выполнять и полковник В.П.Сальский. Приказы, даже такие важные, в украинской армии вообще исполнялись далеко не лучшим образом. На 31 августа был назначен парад украинских армий. Но рано утром полковнику А.Вольфу, временно замещавшему О.Крауса, уехавшего в ставку главкома УГА, сообщили, что белые в Дарнице и переправляются на правый берег Днепра. Генерал Краус был проинформирован об этом по телеграфу и распорядился деникинцев город не пускать, но огня по ним не открывать. Тогда Вольф приказал подразделениям 7 Самборской бригады занять Городскую думу, почтамт, оперный театр, завод «Арсенал», Печерск и ст.Киев-Товарный. С утра этого дня на улицы высыпали празднично одетые киевляне. Слишком многие в городе с нетерпением ожидали избавления от большевиков. Ближе к полудню в толпе перед Городской думой стали появляться военные в русской форме, затем к Думской площади подошел казачий разъезд. На вокзале тем временем полковник_Водкф совещался с прибывшим туда командиром I Галицкого корпуса полковником Микиткой. Пока они обсуждали ситуацию, белые беспрепятственно заняли Печерск. В здании 5 Женской гимназии разместился штаб генерала Бредова. К 15.30 на киевский вокзал прибыл О.Краус. Ознакомившись с ситуацией, он назначил делегацию для переговоров с добровольческим командованием. К этому времени в город прибыл полковник Сальский, его сопровождал конвой конного полка Черных запорожцев. До этого полковник со своими частями находился в Василькове, где готовился к параду. Около 16.00 стоявшие на Думской площади увидели приблежавшуюся со стороны Печерска процессию. Ее возглавлял сидевший на коне генерал с русским флагом в руках. Это был командир Сводно-гвардейской бригады барон Н.И.Штакельберг. За ним следовали представители духовенства с крестами и хоругвями и конвой. Толпа расступилась, и процессия постепенно приблизилась к парадному входу в Городскую думу. Практически одновременно к думе на автомобиле прибыл генерал Краус. Между ним и Штакельбергом состоялись предварительные переговоры. Решено было их продолжить уже с генералом Бредовым, а на балконе думы вместе с украинскими знаменами был вывешен и российский флаг. Около 17.00 Штакельберг и Краус разъехались. Немногим позднее на Крещатике оказался полковник Сальский. Самолюбивый командир запорожцев ранее уже рвался принять участие в переговогах с добровольцами. Но Краус отказал ему, мотивируя тем, что представители ВСЮР будут разговаривать только с галичанами.
В качестве компенсации Сальскому разрешили торжественно пройти со своими частями по Крещатику. К этому времени в Киев прибыла 7 Запорожская дивизия. Колонну возглавлял сам В.П.Сальский с конвоем, следом за ними шли части 7 дивизии. Русский флаг на балконе Городской думы вызвал гнев Сальского и был сорван. Вслед за этим над Думской площадью раздались выстрелы. Стреляли из пулемета. Началась паника, площадь опустела. Кто стрелял неизвестно, некоторые считают, что огонь открыли большевистские агенты. Затем какая-то группа кавалерии выскочила на Крещатик со стороны Печерска, пронеслась в сторону Европейской площади и по Александровскому спуску ушла обратно на Печерск. При этом едва не оказался перевернутым автомобиль Крауса, направлявшегося на встречу с генералом Бредовым. По одной версии причиной этого стал налет вышеупомянутых кавалеристов, по другой, под машину кто-то бросил гранату. В итоге из автомобиля вылетели начальник штаба Крауса и его адъютант, но водитель прибавил скорость, и автомобиль быстро поехал на Печерск.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 18.05.13 18:10. Заголовок: В то время, как прои..


В то время, как происходили события на Крещатике, в Киев прибыл главком Галицкой армии генерал М.Е.Тарнавский. Со своим штабом на двух автомобилях он направился в центр города. Но недалеко от вокзала на кортеж налетело подразделение кавалерии УГА. К вышедшему из машины генералу подбежал офицер и прокричал: «Деникинцы идут!». После чего кавалеристы умчались к вокзалу. Услышав крик офицера, конвой Тарнавского (курень 6 Равской бригады) в панике стал разбегаться, стремясь как можно скорее оказаться на вокзале. Кое-как офицерам удалось навести порядок, стрельцы заняли позиции, а Тарнавский развернулся и уехал на вокзал. После чего он сел в поезд и убыл в свою ставку в Винницу. Торжественный марш запорожцев Сальского так и не состоялся. Колонна просто прошла по Крещатику, а потом направилась в Васильков, где находился штаб корпуса. В 18.00 в аудиенц-зале 5 Женской гимназии начались переговоры между Н.Э.Бредовым и О.Краусом. Последний начал с того, что Киев освободила Галицкая армия, которая, также как и белые, борется с большевиками. В ответ на это генерал Бредов произнес фразу, ставшую исторической: «Киев - мать городов русских, и украинским не был и не будет». Переговоры зашли в тупик. Тогда Краус вынул пистолет и заявил, что поскольку Бредов ведет себя с ним как победитель с побежденным, то Краус считает себя его военнопленным. Бредов повернулся и вышел. Возвратился он только в 22.00. Тем временем добровольцы постепенно брали город под свой контроль. Несколько подразделений галичан были разоружены.
Генералы Бредов и Краус вели свои переговоры до глубокой ночи. Н.Э.Бредов предлагал галичанам разоружиться или воевать против красных в составе ВСЮР. В ответ на предложение О.Крауса провести переговоры с делегацией М.Е.Омельяновича-Павленко, Бредов пообещал последнего арестовать. В конце концов генералы договорились об установлении демаркационной линии, определились со статусами обеих армий - ВСЮР и УГА, и согласовали ряд мелких вопросов. В 2.30 1 сентября переговоры закончились.
Пока О.Краус отсутствовал, старшим командиром галичан являлся полковник О.Микитка, но он находился на вокзале вместе со своим штабом, и ситуацию в Киеве не контролировал. Когда ночью один из офицеров-галичан добрался до вокзала, попутно дважды попав в плен, и сообщил обстановку, Микитка приказал штабу корпуса и охране грузиться в эшелон. Когда он отходил, на вокзал ворвались белые. Утром Микитка уже был в Фастове. В 3.00 генерал Краус прибыл на машине Бредова в сопровождении казаков на вокзал. Здесь его встретил начальник штаба группы атаман Лобковец и передал приказ Тарнавского частям УГА отходить в район Фастова. В ночь на 1 сентября части Галицкой армии оставили Киев. Несмотря на соотношение сил в их пользу, город остался за русскими войсками. Двум разоруженным куреням их оружие вернули, но по требованию Бредова галичанам пришлось оставить все взятые в Киеве трофеи. В одном из официальных документов властей УНР о киевских событиях было сказано так: «Наша армия очень своевременно отступила
из-под Киева на линию Василькова». Если в самом Киеве торжественный марш украинских войск так и не состоялся, то в Каменец-Подольском 31 августа прошел парад в ознаменование взятия Киева. Произносившие торжественные речи ораторы и не подозревали, каким конфузом все это обернется. Для разбирательства истории оставления Киева была создана комиссия, которая, впрочем установила, что генерал Краус выполнял все предписания штаба Главного атамана. Позднее в среде украинской эмиграции тема изгнания галичан из Киева обсуждалась неоднократно. Главной причиной ухода называлось незанятие мостов через Днепр. Также критиковался приказ о запрещении враждебных действий по отношению к войскам Белой армии. Кроме того, обвинялись командиры УГА, некоторые даже объявляли их изменниками. Свой голос подал и бывший глава Директории В.К.Винниченко. Оказавшись в эмиграции он не мог отказать себе в удовольствии подвергнуть критике Главного атамана, «неглавных атаманов» (выражение самого Винниченко) и всю петлюровщину вообще. Делал он это напористо и эмоционально. О ситуации с Киевом В.К.Винниченко написал следующее: «Была здесь измена или нет - дело все-таки не в мосте. Если бы мост и был взорван, то деникинцы все равно вступили бы в Киев и выбили бы оттуда петлюровцев, только на несколько дней позже».




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 19.05.13 17:54. Заголовок: «Петлюровский» фронт..


«Петлюровский» фронт.
Еще до взятия Киева между подразделениями Белой и украинской армий произошло боевое столкновение. Наступая на одесском направлении части армии УНР дошли до ст.Бирзула (сегодня г.Котовск). В этом районе расположилась Волынская группа (ее основу составляли 1 Северная дивизия и 4 дивизия Серожупанников) петлюровцев. По слухам в районе Одессы ожидался Белый десант, и группа должна была стать заслоном против добровольческих частей. На ст.Перекрестовка был выдвинут 2 Переяславский конный полк под командованием полковника Н. Аркаса. Численность полка превышала 300 человек, но вооружена из них была едва ли треть. В полку имелись три пулемета, причем один неисправный. В ночь на 23 августа корабли Черноморского флота высадили десант Сводно-драгунского полка (340 человек) который соединившись с офицерскими организациями, взял Одессу. Двигаясь на север,"эскадроны новороссийских драгун с батареей дошли до ст.Затишье, находившейся в пяти-шести километрах от Перекрестовки, занимаемой конниками Аркаса. Первые контакты между представителями двух армий носили вполне мирный характер. Так продолжалось несколько дней, пока драгуцы-неожиданно не были атакованы и разоружены петлюровцами, командир новороссийцев, ротмистр Ляшков, убежденный в миролюбии Аркаса и потому не принявший мер охранения, застрелился. Позднее, уже в эмиграции, полковник Аркас подробно описал этот эпизод!!. Он сообщил о том, что жители Затишья сообщили ему, что белые куда-то собираются, а связи со станцией не было. Тогда Аркас отправил своих конников на рекогносцировку, но белые, заметив их, открыли огонь, после чего были атакованы и разоружены. Для проведения рекогносцировки петлюровский командир использовал практически всех вооруженных людей в полку. Неясно, опасался ли Аркас, что будет действительно атакован, и сообщение о сборах в Затишье утвердило его в этой мысли, или, воспользовавшись моментом, он решил захватить Белую батарею? Но столкновение было, и потом Аркасу пришлось отвергать обвинения чуть ли не в развязывании войны между петлюровцами и белыми. Интересна дальнейшая судьба этого полковника. В ноябре 1919 г. вместе со своим полком Аркас присоединился ко II корпусу УГА, находившемуся тогда на стороне ВСЮР. За это властями УНР Н.Аркас был обьявлен вне закона. В эмиграции он проживал в Ужгороде, где руководил местным театром. В первой половине сентября оперативные сводки ВСЮР сообщили о нескольких столкновениях с петлюровцами: около ст.Любашовка (западнее Ольвиополя), в районе ст.Цветково, на гайсинском направлении и между Фастовым и Казатиным. Практически все они были инициативой низших начальников, так как приказы командования обеих сторон не вступать в бой друг с другом еще никто не отменял. Судя по географии этих стычек, практически все они имели место на участке группы Ю.И.Тютюнника, состоявшей в большинстве из повстанцев, слабо подчинявшихся дисциплине и враждебно настроенных по отношению к «кадетам». Более дисциплинированные части Галицкой армии по соглашению, заключенному между Краусом и Бредовым, отошли от Киева на расстояние в 35-40 километров. Но штаб Главного атамана, опасавшийся II армейского корпуса генерал-лейтенанта М.Н.Промтова, двигавшегося в район Белой Церкви, приказал группе Крауса отодвинуться на еще большее расстояние, через образовавшееся пространство прошла Южная группа 12 армии красных под командованием И.Якира. Группа отступала из района Одессы. 11-15 сентября она атаковала группу Крауса и части ВСЮР, 19-го заняла Житомир и вскоре соединилась с основными силами 12 армии. До того, как между армией УНР и белыми войсками начались активные боевые действия, обе стороны еще раз встретились за столом переговоров.
13 сентября на ст.Пост-Волынский под Киевом генерал-майор П.П.Непенин, командир I бригады 7 пехотной дивизии, провел переговоры с делегацией генерала М.Е.Омельяновича-Павленко, ожидавшей их почти месяц. Переговоры закончились ничем. Обе стороны находилась на очень разных позициях. Руководитель украинской делегации вспоминал, как перед своим; отъездом он посетил С.В.Петлюру. Ознакомившись с инструкциями Главного атамана Омельянович-Павленко задал вопрос:
- А что, если они просто скажут - федерация, потом военное соглашение?
На это Петлюра, подумав, как бы про себя, сказал:
- Ну, какая федерация...
В свою очередь в штаб Главного атамана было передано обращение Н.Э.Бредова, в котором он призывал армию УНР сложить оружие и разойтись или же присоединиться к Вооруженным силам Юга России. Также в обращении сообщалось, что в будущей России Украине будет предоставлена широкая автономия.
Вообще отношение белых к петлюровцам было довольно пренебрежительным, и за это их трудно упрекнуть. Генерал Омельянович-Павленко даже спустя двадцать лет в своих мемуарах жаловался на «язвительную вежливость» одного из офицеров, находившихся при генерале Непенине. Свою делегацию к белым высылала также Начальная команда УГА, но и в этом случае договориться не удалось. Параллельно переговорам с белым командованием, руководство УНР пыталось урегулироватъ отношения с поляками и большевиками. 1 сентября было установлено перемирие с польскими войсками. Демаркационная линия проходила по р.Збруч, далее шла до Волочиска на Славуту, Олевское и до Мозыря. 26 сентября украинская сторона решила выслать в Варшаву дипломатическую миссию для нормализации отношений с Польшей. Посредником между петлюровцами и красными стал швейцарский коммунист Ф.Платтен. Он был выдворен из Румынии и оказался в Каменец-Подольском. Узнав, что Директория собирается воевать с белыми, а в середине сентября неизбежность этого конфликта уже была очевидной, Платтен предложил свои услуги. Предполагалось, что переговоры будут идти о заключении военной конвенции для борьбы с Деникиным. Директория и Е.Е.Петрушевич дали согласие, и Платтен выехал в Москву. 21 сентября был перехвачен приказ по войскам Юга России об активных действиях против петлюровской армии. В связи с этим состоялось заседание Директории, правительства УНР, премьер-министра ЗУНР и секретаря иностранных дел УНР. На заседании была одобрена декларация об объявлении 24 сентября войны «войскам генерала Деникина» и издано обращение к украинскому народу.
Однако этот политический курс поддерживался не всеми. В первую очередь, это касалось галицких руководителей, которым соглашение с поляками не могло понравиться, и они считала меньшим злом союз с Деникиным. Галицкие генералы воевать против белых не хотели и, видимо, осознавали, чем все это может закончиться. Так, генерал-квартирмейстер УГА и заместитель начальника штаба Главного атамана В.Курманович, в это время тяжело заболевший и собравшийся на лечение за границу, перед отъездом заявил, что фронт против Добровольческой армии выдержит только две недели. В сентябре войска объединенных украинских армий находились на линии Фастов-Володарка-Пятигоры-Цыбулево-Умань-Ольвиополь и до ст.Бирзула. Численность этих войск оставалась примерно такой же как и в середине августа перед наступлением на киевском направлении. Их дислокация была следующей:
- в районе Вапнярки сосредотачивался Запорожский корпус, передовые части которого занимали фронт от Рудницы до Бершади. Здесь же находилась 3 Железная стрелковая дивизия;
- в районе Тальное-Умань-Христщовка находилась группа атамана Ю.И.Тютюнника. Авангард группы занимал ст.Шпола;
- приблизительно по линии железной дороги Христиновка-Казатин располагались I-й и III Галицкие корпуса. У Бердичева фронт держал II Г алицкий корпус;
- район Шепетовка-Полонное занимал корпус (группа) Сечевых Стрельцов;
- в районе Гайсина в резерве находилась Волынская группа.
С конца месяца фронт против Белой армии для петлюровцев стал основным. С польскими войсками, как уже говорилось, было заключено перемирие, а части Красной армии, находившиеся в районе Житомир-Коростень были пассивны и влияния на ход операций не оказывали. Между тем, осенью 1919г. обе украинские армии находились не в лучшем состоянии. Как и другие армии русской междоусобицы, они испытывали проблемы со снабжением. В частях ощущался недостаток вооружений, боеприпасов, обмундирования и прочих необходимых материалов. Причиной этого стало то, что значительные запасы со складов старой русской армии, находившиеся на Украине, или были разграблены, или попали в руки противников украинской армии во время поражений первой половины года. То, что удалось сохранить, было на исходе. Также УНР закупала оружие и боеприпасы в Румынии (все с тех же складов русской армии), но в конце сентября 1919 г. по требованию Антанты румыны эти поставки прекратили. В тактическом плане Действующая армия УНР, на которую легла основная тяжесть боев, к борьбе с белыми была не готова. Пехота, составлявшая ее основную силу, не могла противостоять кавалерийским частям ВСЮР. Своей же конницы в Действующей армии и УГА было мало. Также
эффективно, как кавалеристы, на петлюровском фронте действовали белые бронепоезда. Свою роль в поражении петлюровцев сыграло и невысокое качество командного состава армии УНР. В основном это были офицеры запаса русской армии и офицеры военного времени, получившие свои погоны в Великую войну. В социальном отношении большинство из них представляли сельскую интелигенцию - народных учителей, агрономов и.т.п. Отношение офицеров армии УНР к конфликту с белыми было неоднозначным. Кроме тех, кто стоял на позициях украинского национализма, среди украинских старшин были офицеры, пришедшие в украинские войска воевать с большевиками, а то и вовсе попавшие к петлюровцам случайно.
М.Е.Омельянович-Павленко в своих воспоминаниях осторожно писал о том, что определенная категория офицеров не могла еще себе представить борьбу с белыми, «ощущая себя униженными обязанностями, взятыми перед правительством. Кое-кто из этих офицеров кончил дезертирством во вражеские лагеря». Приведем конкретный пример. 4 ноября «из-за нерадивости и слабохарактерности командира полка» на сторону белых перешел 1 Лубенский конный полк.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.13 19:42. Заголовок: Соответственным было..


Соответственным было и отношение казаков армии УНР к новому противнику. Среди молодого пополнения нежелание воевать с белыми было особенно стойким. Полковник П.Шандрук, командовавший осенью 1919г. 1 рекрутским полком в Каменец-Подольском, вспоминал, что рекруты, поступавшие в полк получали дома наказ не воевать с Деникиным, а с приближением белых в полку возросло дезертирство. Когда в начале декабря Шандрук получил приказ сформировать батальон и отправить его против добровольцев, то через несколько дней все офицеры батальона возвратились в Каменец-Подольский, так как все рекруты по дороге на фронт разбежались. После выступления атамана Оскилко (апрель 919 г.) дня контроля над армией была создана Государственная инспекция, состоявшая из офицеров и чиновников, бывших представителями украинских социалистических партий. Однако петлюровским «комиссарам» не удалось поставить воинские части под свой контроль, и роль их была ничтожной. Серьезной проблемой как для армии УHР так и для УГА стала эпидемия тифа. В годы Гражданской войны в России эта болезнь стала настоящим всеобщим бедствием. Для плохо обеспеченных украинских армий тиф, естественно, стал серьезной проблемой. Поражения в боях против ВСЮР многие украинские командиры, а вслед за ними и историки, объясняли исключительно его эпидемией. Так, В.П.Сальский, ставший генералом и командующим Действующей армией УНР, на военном совете в начале декабря сказал: «Роль стратегии окончена. Мы побеждены врагами. А враги эти - тиф, необеспеченность материалами, без которых никакая армия не может бороться».
С Белой стороны операции против украинских армий проводились Войсками Новороссийской
области (ком. - генерал-лейтенант Н.Н.Шиллинг). В конце сентября 1919г. их численность составляла
12 595 штыков, 2 652 сабли, 167 пулеметов и 61 орудие. Основу войск Новороссии составляли:
- 4 пехотная дивизия (нач. - генерал-майор Я.А.Слащев, в которую входили: 1 Симферопольский офицерский полк, сводный полк 13 пехотной дивизии, сводный полк 34 пехотной дивизии, запасной батальон, 4 инженерная рота. Всего 5 857 штыков, 66 пулеметов);
- 4 артилерийская бригада (26 легких орудий, 1 гаубица);
- Отдельная казачья бригада (ком. - генерал-майор Н.В.Скляров, включавшая 42 Донской казачий полк и 2 Лабинский полк Кубанского казачего войска);
- отряд генерала А.Н.фон Розеншильд-Паушна (включавший Крымский конный полк, Сводно-драгунский полк, отдельный пехотный батальон, легкую батарею и бронепоезд),
Войскам Новоросийской области был придан 5 дивизион бронепоездов (легкие «Генерал Марков»,
«Коршун» и тяжелый «Непобедимый»). В их оперативном подчинении также находилась 5 пехотная дивизия из состава Войск Киевской области. Начальником дивизии являлся генерал-майор П.С.Оссовский. В состав 5 пехотной дивизии входили 1-й, 2-й Сводно-гвардейские полки, сводные полки 19-й и 20-й пехотных дивизий, 80-й Кабардинский пехотный полк, запасной батальон, Сводно-гвардейская артиллерийская бригада, отдельный артиллерийский дивизион, отдельная гвардейская тяжелая гаубичная батарея и гвардейская инженерная рота. В конце сентября численность этой дивизии составляла 3 085 штыков при 48 пулеметах и 35 орудиях. Также в боях с петлюровцами принял участие Сводно-кавказский кавалерийский дивизион (до сентября Сводный полк Кавказской кавалерийской дивизии) из состава 2 кавалерийскои дивизии. Отметим, что кроме борьбы с украинскими армиями Войскам Новороссии часть своих сил пришлось выделять на борьбу с махновцами и многочисленными отрядами разных повстанческих «батек». 26 сентября украинские войска официально начали вести боевые действия против белых. Практически на всех участках петлюровским войскам пришлось отходить на Бердичев, Бирзулу и к Тульчину. 26-го была занята Умань. Правда, из района Умани в эти же дни удалось прорваться махновцам. Оказавшийся на левом берету Днепра Н.Махно вскоре уже представлял собой серьезную угрозу белому тылу, отвлекая на себя значительные силы ВСЮР, столь необходимые той осенью на московском направлении.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 21.05.13 20:26. Заголовок: 2 октября III Галицк..


2 октября III Галицкий корпус занял Монатырище, создав тем самым угрозу Умани. Тогда белые перенацелили свои удары на этот корпус и подтянувшийся в район Липовца I корпус УГА. 10 октября части армии УНР нанесли удар в направлении на Балту. Накануне, 9 октября, в расположение 3 Железной дивизии прибыл Главный атаман С.В.Петлюра. Выступив перед казаками 8 Черноморского полка, он сказал: «Господь лишил генерала Деникина разума - он не желает с нами разговаривать, а приказывает сложить оружие и разойтись по домам, и ждать его мобилизационных распоряжений». После беседуя со штабом дивизии и полковыми командирами Петлюра предупредил их, что галичане вряд ли будут сражаться против белых так же как с поляками и большевиками, поэтому в ударную группу выделяются только части армии УНР - 3 Железная дивизия и Запорожский корпус. Главный удар петлюровцы наносили между правым флангом отряда Розеншильд-Паулина и левофланговым частями дивизии Слащева. Имея превосходящие силы им удалось оттеснить части Войска Новороссии. Но из района Цветково был нанесен решительный удар по группе Ю.И.Тютюнника и занята Христиновка. В связи с этим 1-й и III корпуса УГА вынуждены были отойти на линию р.Соб. Под ударом также оказался Вапнярский железнодорожный узел, и для его прикрытия к Тростянцу пришлось срочно перебрасывать из района Бершади 3 Железную стрелковую дивизию. Атаки новороссийцев продолжались. Белые заняли Гайсин и отбросили Волынскую группу к Тульчину. Ей на смену была переброшена 3 дивизия. Отряд Розеншильд-Паулина на своем участке довольно быстро восстановил утраченные в предыдущие дни позиции. А затем и оттеснил запорожцев к Вапнярке. Работы украинских авторов пестрят сообщениями о разгроме частей Белой армии. Так, ими были похоронены 1 Симферопольский офицерский полк, кадры 50 Белостокского и 75 Севастопольского пехотных полков (преувеличенно представляемые полнокровными полками). Однако все они сохранились в составе армии, а кадры белостокцев и севастопольцев вскорости даже были развернуты в полки. Между тем, сами петлюровцы несли более серьезные потери. К примеру, в середине октября 9 стрелковый полк 3 Железной дивизии за с.Клебань столкнулся с кубанцами 2 Лабинского полка. После боя казаки отошли, и петлюровские стрелки уже радовались, что «наложили» деникинцам. Но в темноте они были атакованы кубанцами, которые провели глубокий обходной маневр и зашли в тыл к противнику. Первым под удар попал штаб 9 стрелкового полка.
Его командир полковник Евтушенко застрелился, а сам полк был разгромлен. 15 октября группа Сечевых Стрельцов получила приказ передислоцироваться в район Жмеринки. Но из-за отсутствия топлива и подвижного состава на железной дороге сечевикам пришлось двигаться из района Шепетовки пешим порядком в условиях осенней распутицы. Штаб группы прибыл в Жмеринку 24-го, а обе дивизии 27 октября.
20 октября галичане попытались перейти в контрнаступление: I корпус УГА не смог взять Монастырище, а II корпус занял Брацлав. В ходе этих боев под Романовым Хутором 6 Равская бригада I Галицкого корпуса нанесла поражение одной из частей Сводно-гвардейской дивизии (выделена из состава 5 пехотной дивизии в середине октября 1919 г.), захватила 280 пленных и большое количество разного имущества. Это был едва ли не последний успех галичан. Уже в последние дни октября на их удары белые войска ответили сильными контрударами в районе Гайсина и Брацлава. Фронт частей армии УНР к ноябрю проходил приблизительно по линии Вапнярка-Жмеринка. За них в конце октября - начале ноября развернулись упорные бои. На фронте с украинской стороны находились Запорожский корпус, часть Киевской группы Ю.И.Тютюнника и группа Сечевых Стрельцов. Волынская группа и 3 Железная дивизия были сняты с фронта и направлены на отдых. Наиболее упорными бои были в районе Вапнярского железнодорожного узла. На левом фланге Днестровского отряда (так с двадцатых чисел октября стал называться отряд генерала фон Розеншильд-Паулина) основная тяжесть боев легла на Крымский конный полк. В пешем строю крымцам пришлось выдержать несколько атак превосходящих сил противника. Части Запорожского корпуса все таки оттеснили крымцев, но те отошли в полном порядке и закрепились на новом рубеже. На правом фланге Днестровского отряда 1 полк Сечевых Стрельцов 10 дивизии С.С. атаковал подразделение 56 Житомирского пехотного полка из состава сводного батальона 14 пехотной дивизии (до 21 октября отдельный сводный пехотный батальон отряда Розеншильд-Паулина). В с.Кипмань житомирцы были застигнуты врасплох во время обеда и после короткого боя выбиты.
Сечевикам достались пленные, 2 орудия, несколько пулеметов и кухонь. Однако вечером 28 октября подразделения 51 Литовского пехотного полка (из состава сводного полка 13 пехотной дивизии) произвели обход и с тыла атаковали 7 Запорожскую дивизию и конный полк Черных Запорожцев. В результате дивизия, насчитывавшая около полутысячи штыков, разбежалась. Естественно, что неудачными оказались и действия группы сечевиков.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 21.05.13 21:36. Заголовок: Пока на фронте шли б..


Пока на фронте шли бои, в тылу украинских армий происходили интересные события. 25 октября из Москвы возвратился Ф.Платтен. Предложения о возможном союзе получили одобрение, и 2 ноября была выслана новая делегация во главе с полковником П.Палием-Неило. Правда, она побывала только в штабе Южного фронта Красной армии, и эти переговоры ни к чему не привели. Несколько ранее, 20 октября, в Виннице состоялось совещание с участием С.В.Петлюры, Е.Е.Петрушевича и командующих обеими армиями. Младшие офицеры штаба УГА, явно с подачи своего командования, буквально в один голос заявили, что армия находится в ужасном состоянии, и вообще галичане с Деникиным воевать не хотят. 25 октября главком УГА выслал делегацию для переговоров с белыми. Официально галицийские делегаты должны были обсудить вопрос об обмене пленными. 2 ноября генералу Тарнавскому передали проект договора, а 6 ноябре на ст.Зятковцы было подписано соглашение, по которому галичане переходили на сторону ВСЮР. Когда С.В.Петлюра узнал о действиях командования Галицкой армии, то, прийдя в ярость, стучал кулаками по столу и требовал немедленного расстрела Тарнавского и его начальника штаба полковника Шаманека. Надо сказать, что между руководством УНР и ЗУНР и раньше происходили трения. У правительства УHP имелись опасения, что командование УГА может произвести переворот. Поэтому для своей охраны оно держало в Каменце-Подольском Гайдамацкую бригаду атамана Е.И.Волоха и постоянно интриговало против Диктатуры ЗУНР и Начальной команды УГА. 8 ноября в Деражне прошло еще одно совещание руководителей УНР и ЗУНР. В результате увидел свет приказ о придании суду инициаторов и участников переговоров с белыми, было одобрено проведение новых переговоров от имени обеих украинских армий. Разорвав договор заключенный М.Е.Тарнавским, галицкий диктатор Е.Е.Петрушевич приказал новому командующему армией генералу О.Микитке заключить с белыми перемирие. 11 ноября в Одессу прибыла делегация, которая должна была представлять обе армии, но посланцев Петлюры генерал Н.Н.Шиллинг отослал, согласившись вести переговоры только с галичанами. В эти дни газета «Украина», орган штаба Действующей армии, опубликовала редакционную статью под названием «Государственная измена», текст договора от 6 ноября под заголовком «Изменнический акт» и комментарий к нему, озаглавленный словами «Как готовилась измена». Наиболее ретивые уже бросили клич «бить галичан», а Сечевым Стрельцам даже было приказано разоружать части УГА. Правда, приказ этот не был выполнен. Отметим также, что состоявшийся 13-14 ноября в Виннице суд над Тарнавским и его соучастниками вынес всем оправдательный приговор. 10_ноября Сводно-драгунский полк взял Жмеринку. Таким образом, объединенный фронт УГА и армии УНР был разрезан надвое. Галичане оказались оторванными и от своего правительства. 12 ноября в столице УНР состоялось последние совещание обоих правительств. На нем, в частности, член галицкой Диктатуры И.Макух спрашивал: «Почему правительство содержит 11000 офицеров-бездельников, 6000 человек в снабжении и 500 офицеров в Каменце, обутых, одетых, вооруженных? Почему Деникин смог занять Жмеринку офицерским отрядом, а надднепрянские офицеры сидят без дела?». 14 ноября отряд полковника Д.И.Туган-Мирзы-Барановского взял Могилев-Подольский. После успешных боев за Вапнярку Днестровский отряд генерала А.Н.фон Розеншильд-Паулина был сформирован. Сам генерал возглавил новый отряд, названый Днепровским, а основной задачей Войск Новросии стала борьба с повстанческой армией Н.И.Махно. Командовать новым Днестровским отрядом (в составе Крымский конный полк, 2 Таманский, 2 Лабинский полки Кубанского войска, две сотни конвоя генерала Слащева, 11 рота 1 Симферопольского офицерского полка, рота житомирцев сводного полка (развернут из батальона) 14 пехотной дивизии, взвод 8 батареи 4-й артиллерийской бригады) был назначен Туган-Мирза-Барановский. Могилев-Подольский взяли без боя, и части отряда, как на параде, вошли в город. В качестве трофеев отряду, названному теперь Могилевским, достался бронепоезд и большое количество разного войскового имущества. 15 ноября Директория УНР передала все свои полномочия С.В.Петлюре. На следующий день диктатор ЗУНР Е.Е.Петрушевич оставил Каменец-Додольский и через Румынию выехал в Вену.
17-го город оставил Главный атаман, который вместе с правительством, учреждениями и штабами направился в Проскуров. Перед этим польским войскам было направлено формальное предложение занять Каменец-Подольский, чем те не преминули воспользоваться. В тот же день в Одессе было подписано окончательное соглашение о переходе УГА на сторону ВСЮР. Дальнейшее отступление Действующей армии УНР происходило стремительно. Украинский советский писатель В.Сосюра, служивший в 1919 г. в петлюровской армии, вспоминал об этих днях так: «Галичане перешли к белым... Наша армия начала таять как воск... Ноябрь 1919 г. Наступает армия Слащева. Все панически бегут». Продвижение Крымского конного полка к польской границе проходило без боев. 22 ноября была занята Новая Ушища.2 декабря 1 Симферопольский офицерский полк занял Проскуров. Для его обороны были брошены последние резервы: Гайдамацкая бригада Волоха и Объединенная юношеская школа. Но Проскуров они не удержали. Часть бойцов юношеской школы попала в плен, некоторые из них потом несли службу на одном из белых бронепоездов. В начале декабря эскадроны Крымского конного полка достигли пределов Волынской губернии. В это же время активизировались и польские войска, занявшие Каменец-Подольский, Волочиск и Шепетовку. С петлюровцами поляки не церемонились. Шестеро министров УНР, застрявшие в столице, были арестованы. В начале декабря поляки разоружили Дорошенковский полк 6 Запорожской дивизии и захватили бронепоезд армии УНР. После оставления Проскурова правительство УНР ожидала новая неприятность. Железную дopory на Староконстантинов взяли под контроль вооруженные отряды «Пашковской республики»,
провозглашенной в одноименной волости ее жителями, не признававшими ничьей власти, кроме своей собственной. Правительству УНР пришлось подписать договор с этой «республикой» о разрешении на проезд по ее территории. Но вече жителей волости отказалось договор ратифицировать. Только с помощью вооруженной силы украинской власти удалось продолжить свой путь. В первых числах декабря остатки армии УНР и правительство республики сосредоточились в местечке Любар. Их никто не преследовал. У белых частей уже были другие задачи - наступали красные, а в тылу действовали махновцы. В ночь на 3 декабря атаман Е.И.Волох, вопреки приказа прибывший в Любар, со своим гайдамаками захватил находившуюся на почте казну УНР. В руках у Волоха оказались значительные средства - 190 000 золотых франков, 39000 рублей золотом, 30000 рублей серебром, 1500 000 бумажных рублей, 6 000 000 украинских карбованцев и 3 000 000 совзнаками. Казну охраняла Объединенная юношеская школа, но Волох действовал по договоренности с начальником школы полковником Вержбицким. Еще в конце ноября по соглашению с атаманами Данченко и Божко Е.И.Волох начал переговоры с Волынской революционной радой, созданной представителями боротьбистов. На одном из совещаний с участием Петлюры и Сальского Волох призвал признать советскую власть и едва не был убит за это. От смерти его спас Петлюра, питавший к атаману дружескую слабость. После захвата казны Волох издал универсал и провел парад под красным знаменем. Свою бригаду он переименовал в Революционную Волынскую повстанческую и в ночь на 4 декабря ушел к красным. Вместе с атаманом оказалась часть петлюровских юнкеров и полусотни охраны Главного атамана, высланной против мятежников, но частично перешедшей на их сторону. Во избежание новых происшествий С.В.Петлюра со штабом и правительством переехали в соседнее местечко Новая Чарторыя под защиту Сечевых Стрельцов. 4-6 декабря прошли в совещаниях. 5-го Петлюра вызвал премьер-министра И.Г1.Мазепу и сообщил ему, что уезжает в Варшаву. Перед отъездом командующим армией УНР Главный атаман назначил генерала М.Е.Омельяновича-Павленко, а его заместителем Ю.И.Тютюнника. Предстояло ликвидировать регулярный фронт армии УНР, фактически уже несуществовавший, и перейти к партизанским действиям. Однако это решение не поддержало командование Сечевых Стрельцов, принявшее решение о самороспуске. Оставшиеся в Чарторые сечевики и часть Запорожского корпуса вскоре были захвачены и обезоружены польскими войсками. Вечером 6 декабря остатки армии УНР отправились в поход, известный в украинской историографии как Зимний. Части ВСЮР находились в это время на линии Киев-Казатин-Староконстантинов-Проскуров и далее на восток до Каменец-Подольского. Гарнизоны имелись только в городах, а железная дорога контролировалась бронепоездами. Переход петлюровцев в тыловой район ВСЮР происходил на участках, занятых частями УГА. Галичане враждебности к своим вчерашним товарищам не проявляли, и к 17 декабря остатки армии УНР находились уже в глубоком тылу белых. Из района Любара было выведено от 8 000 до 10 000 человек, но боеспособными были только около 2 000 человек при 12 орудиях. Между тем, в своем тыловом районе белое командование располагало ничтожными силами. В городах находились, в основном, подразделения Государственной стражи, а сельская местность фактически никем не контролировалась. После марша генерал М.Е.Омельянович-Павленко планировал дать своим частям отдых. Но Белая армия под напором красных быстро отступала на юг. Встреча с боевыми полками в расчеты украинского командующего не входила, и на 25 декабря была назначена передислокация в более спокойные населенные пункты, находившиеся в стороне от большого белоцерковско-уманского пути. Все командиры приказ выполнили, кроме одного - полковника Трутенко. Его группа, состоявшая из остатков 3 Железной дивизии и Объединенной юношеской школы, до полудня простояла в с.Ново-Животов, и на марше была неожиданно атакована Сводно-кавказским кавалерийским дивизионом. Разгром был полным. Большинство петлюровцев оказалось в плену. Были потеряны 2 орудия и 5 пулеметов.
27 декабря отряд Омельяновича-Павленко направился в район Умани. Гарнизон города состоял из 300 человек и при приближении петлюровцев быстро оставил Умань. Вся «армия» УНР пробыла в городе до 3 января 1920 г., а потом сосредоточилась в окрестных селах. В Умани оставался конный полк имени К.Гордиенко (120 сабель). В эти дни в город прибыл ушедший от красных атаман Волох, и конный полк петлюровцев оказался в уманской тюрьме. В уманском уезде украинский командарм со своей «армией» находился до середины месяца. В период 18-20 января этот отряд оказался между позициями белых и красных, находившихся друг от друга на расстоянии дневного, а то и полудневного, перехода. В этой связи М.Е.Омельянович-Павленко решил прорываться в тыл к красным. Свое войско он разделил на две колонны. Одну возглавил сам, а командование второй поручил своему заместителю Ю.И.Тютюннику. Последний со своей колонной удачно прошел через позиции красных, а колонна Омельяновича-Павленко утром 23 января захватила с.Алексеевка, выбив оттуда белые подразделения. Но добровольцы подтянули подкрепления и после полудня вернули село. Разрозненными группами эта колонна перешла на территорию, занятую Красной армией. 25 января Омельяновичу-Павленко уже пришлось столкнуться с красными частями. Бой за Алексеевку стал последним между частями ВСЮР и армией У HP. В следующий раз белые и петлюровцы встретились осенью 1920 г., но уже не как противники, а как союзники Польши в войне с Советской Россией.





Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 03.09.13 16:51. Заголовок: Конфликт между Украи..


Конфликт между Украинской Народной Республикой и вооруженными силами Юга России

..В ставке ВСЮР взятия Киева расценили как сигнал к началу вооруженной " ликвидации " украинской армии. Учитывая малочисленность киевского группировки белогвардейцев (7-я дивизия и 2-я Терская пластунская бригада, вместе 4800 штыков и сабель) и его скованность большевиками, Деникин принял решение осуществлять операцию против украинского силами дислоцированного в Южной Украине 3-го армейского корпуса.

2 сентября 1919 появился приказ главнокомандующего о развертывании на базе этого корпуса войск Новороссийской области ВСЮР. В их состав вошли все бывшие корпусные соединения и части: 4-я дивизия генерала Я. Слащева, казачья бригада Н. Склярова, одесский отряд и немногочисленные гарнизоны Крыму. По состоянию на 2 сентября белогвардейские войска Новороссийской области насчитывали 10700 штыков и сабель. Командующим войск оставался генерал Н. Шиллинг.

4 сентября 1919 А. Деникин отдал приказ войскам Новороссийской области , закрепив за собой Херсон, Николаев, Одессу, выйти на фронт Калинка - Винница - Жмеринка - Могилев - Подольский. Начиная новую войну против украинской армии, которая занимала эти регионы, деникинское главнокомандования, очевидно, не представляло ее иначе, как прогулку, во время которой полурегулярные петлюровские формирования разбегутся, будут здаваться в плен и спешно разлагаться. По крайней мере, определенный в приказах долгосрочный рубеж выхода войск свидетельствует именно об этом.

В тот же день войска Новороссийской области получили директиву, согласно которой сразу же после очистки района Добровеличивка - Ольвиополь - Новоукраинка от красных и махновцев они должны были занять позиции для наступления против украинской армии: казачья бригада - в районе Юзефпиль - Годованивск, 4-я дивизия - Одвиоподь - Кривое Озеро. Предполагалось также силами белогвардейских подразделений, находящихся в Одессе, очистить от большевиков район Раздельная - Тирасполь - Дубоссары, готовясь к наступлению против украинцев вдоль железной Одесса - Бирзула.

Но планы деникинского командование неожиданно были сорваны махновцами, что в начале сентября под Новоукраинкой нанесли поражение 5-й белогвардейской дивизии и казачьей бригаде, отбросив их до Елисаветограда и Вознесенска. Только введением в бой 5 сентября частей расположенной в районе Вознесенска 4-й пехотной дивизии белогвардейцам удалось остановить энергичный напор махновцев и заставить их отступить. Однако при таких условиях деникинской ставке пришлось отказаться от намерений как можно быстрее начать наступление против армии УНР.

Правительственные круги УНР ничего не знали о приготовлении белогвардейцев в Южной Украине до боевых действий против украинской армии. Зато в Каменце - Подольском было получено известия о попытках Антанты побудить деникинское командования к переговорам с украинскими лидерами. Военный представитель УНР в Бухаресте генерал С. Дельвиг сообщал свое руководство об этом в начале сентября 1919 г. С. Петлюра и его окружение, идя навстречу требованиям Е. Петрушевич , были вынуждены вернуться к идее переговоров с белогвардейцами. "Вся правая оппозиция вместе с Петрушевичем была решительно против войны с Деникиным. Поэтому для нашего правительства не оставалось другого выхода, как принципиально согласиться на военные переговоры с армией Деникина, - вспоминал премьер - министр УНР Мазепа. - Не малую роль в этом решении правительства сыграли также информации наших дипломатов ... Они сообщали правительству, Антанта не хочет и не допустит войны между нами и Деникиным. Само собой, мы не имели оснований не верить этой информации". Считая любые попытки взаимопонимания с командованием ВСЮР бесплодными и заранее обреченными на неудачу, Петлюра стремился дать возможность галицкому диктатору самому убедиться в этом.

6 сентября появился приказ Главной управы войск УНР № 164, согласно которому по распоряжению Главного атамана С. Петлюры генерал М. Омельянович- Павленко был назначен главой миссии с "налаживания недоразумений, которые возникают между войсками нашими и атамана Деникина при встрече и совместных операциях против большевиков". Но поскольку белогвардейцы все еще не спешили приглашать ее к переговорам, 8 сентября из штаба 1-го Галицкого корпуса в российско - белогвардейские войска отбыл парламентер, что должен был узнать, примет генерал Н. Бредов украинских представителей.

В штабе белогвардейцев некоторое время медлили. Однако понимание того, что Киев находится в угрожающем стратегическом положении, окруженный с правого берега украинскими, и большевистскими войсками, а также только что полученные разведкой сведения о перегруппировке украинских частей (неизвестно, против кого) побудили Бредова хотя бы попытаться выяснить условия взаимопонимания с украинцами. 11 сентября галицкий парламентер вернулся в Бердичев с приглашением от белогвардейского командования к переговорам.

11 сентября в Каменце - Подольском состоялось совместное совещание представителей Директории, правительства и высшего военного командования, на которой обсуждался отношение к ВСЮР. "Должны перейти в наступление против Деникина, - высказался глава правительства Мазепа . - Крах армий Деникина неизбежен. Повсюду на Украине начались массовые восстания против Деникина". Эту позицию разделяли присутствующие на совещании член Директории А. Макаренко , министр народного хозяйства М. Шадлун , военный министр полковник В. Петров, управляющий министерством иностранных дел А. Никовский, начальник Государственной инспекции армии УНР полковник В. Кедровски . Они высказались за наступление на занятую белогвардейцами Одессу. "Вопрос наступления против Деникина не является легким решением", - заявил в то время генерал - квартирмейстер штаба Главного атамана В. Курманович . Его поддержал начальник штаба Главного атамана генерал М. Юнакив: "Требование представителей правительства по переходу в наступление, к сожалению, сегодня не соответствуют нашему стратегическому положению". Против немедленного объявления войны белогвардейцам высказался и представитель диктатора Е. Петрушевича С. Витвицкий: "Именем галицкого правительства заявляю, что галицкий жовнир борется не за Галицкое дело, а за всю Украину. Итак, не наш местный патриотизм руководит нами, когда мы говорим: у нашего солдата после пяти лет войны может поколебаться психическая сила, если мы бросим его одновременно против большевиков и против Деникина".

Таким образом, государственное совещание 11 сентября лишний раз подтвердила наличие «военной оппозиции» с намерением объявить войну Деникину . Аргумент о невозможности вести борьбу на два фронта, к которому так часто прибегали генералы М. Юнаков, В. Курманович и другие военные, был весьма неоднозначным. Мазепа справедливо заметил, что большевики не будут драться против украинских армий, если те повернут оружие против их общего врага - белогвардейцев. Относительное затишье, именно в это время воцарившееся на Волынском фронте, только подтверждало предположение украинского премьера.

Вечером 12 сентября М. Омельянович-Павленко был принят С. Петлюрой, который вручил ему соответствующие инструкции. Они имели вид тезисов: " 1) Главная Команда украинских войск первая в мире начала борьбу с большевиками и проводит ее в течение двух лет, 2) Она всегда требовала образования общего антибольшевистского фронта, 3) В текущий момент Главная Команда украинских войск считает большевиков сильным врагом; 4) Борьба между двумя антибольшевистскими армиями будет только на пользу большевикам; 5) со своей стороны Главная Команда УНР сделала все, чтобы обойти столкновения с войсками Добрармии: назначила особую комиссию для установления демаркационной линии, покинула Киев, не желая недоразумений, 6) Комиссия имеет полномочия на решение чисто военных вопросов, а потому просит комиссию Доброармии выразить в этой площади свое мнение о создании демаркационной линии и совместной акции против большевиков". Как видим, эти инструкции напоминали скорее декларацию и не содержали никаких конкретных предложений или указаний.

Утром 13 сентября миссия М. Омельяновича -Павленко уехала в Фастов, где ее должны были ждать белогвардейские представители. Однако переговоры начали и закончились в тот же день, так и не достигнув никакого результата. Миссия М. Омельяновича -Павленко на всякий случай недельку еще ждала в Виннице на их продолжение. Шли дни, на одесском направлении медленно начались столкновения украинских частей с белогвардейцами и становилось ясно, что ждать дальше нет смысла. 21 сентября М. Омельянович-Павленко телеграфировал в Штаб Главного атамана с просьбой разрешить миссии вернуться в Каменец-Подольский. Получив разрешение, миссия ни с чем вернулась во временную украинскую столицу. Что касается российской стороны, то «вследствие неисправной связи» генерал Н. Бредов сообщил в ставку ВСЮР в Таганроге о встрече с украинской миссией М. Омельяновича - Павленко около 20 сентября. В ответ Деникин направил 22 сентября командующему войсками Киевской области ВСЮР генералу Драгомирову телеграмму резкого содержания с указанием на то, что августовские инструкции об отношении к украинским войск вполне исчерпывающими и неизменными - следует стремиться лишь "полной ликвидации" украинской армии. Никакие переговоры с украинцами не допускались.

Собственно, неудачные «переговоры» 13 сентября поставили последнюю точку в попытках украинцев в 1919 объясниться с белогвардейцами для борьбы против общего врага - большевиков. Любые надежды на военный союз между УНР и ВСЮР оказались напрасными. Сформулированный впервые Антантой и разработан украинцами, устный проект так и остался нереализованным, не найдя поддержки со стороны белогвардейского командования. Главная причина этого заключалась в резко отрицательном отношении к украинскому национально - освободительному движению со стороны руководства ВСЮР. Все попытки диктатуры ЗУНР и высшего военного командования армии УНР в сентябре 1919 г. достичь взаимопонимания с белогвардейцами не увенчались успехом. Нежелание деникинского руководства хотя бы частично пойти навстречу требованиям украинцев, что могло бы обеспечить военный союз с ними, объяснялось не только традиционной враждебностью русской «белой идеи» к проявлениям регионального или национального сепаратизма, но и осведомленностью российского руководства о противоречиях в украинском лагере. В то время, как правительство УНР сделало ставку на раздоры собственно между белогвардейцами и казаками. Руководство ВСЮР всячески пыталось углубить противоречия между лидерами УНР и ЗУНР. Уже первые успехи в этом направлении были расценены ставкой Деникина как многообещающий пролог к расколу единого фронта украинской национально - освободительной борьбы .

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 03.09.13 17:35. Заголовок: Война Директории УНР..


Война Директории УНР против ВСЮР

1 Начало войны и первые трения в украинском лагере
Украинское командование все еще пыталось предотвратить войну с белогвардейцами. "Напоминаю о данном мной право всем группам вступать с деникинцами в переговоры относительно установления временной демаркационной линии", - сообщил войскам командарм Действующей армии В. Тютюнник 14 сентября 1919 Действительно, ведь формально войны против украинцев не провозглашали.

Командование войск Новороссийской области ВСЮР действительно не спешило проявлять свое враждебное отношение к УНР , пока не завершились операции против махновцев. "Наштавойск считает, что нам выгодно несколько затянуть с Петлюрой и интенсивно использовать то время для подтягивания всего, что можно, с тыла, и организации поставок ... Ну а если дело дойдет до драки, то, конечн , спуска давать не следует", - сообщали 14 сентября из штаба Новороссийской армии в 4-ю белогвардейскую дивизию Слащева.

Впрочем, « миролюбие » украинского командования также имела свой предел. Занятую 13 сентября белогвардейцами ст. Любашевку Волынской группе было приказано немедленно вернуть. Эта задачу поручили 1-й Северной дивизии генерала П. Ерошевича. Утром 14 сентября штаб дивизии связался по телеграфу со штабом белогвардейской 4-й дивизии и потребовал добровольно очистить Любашевку, угрожая в противном случае прибегнуть к силе. Конечно, белогвардейцы добровольно уходить не собирались; из штаба 4-й дивизии о "просьбе" украинцев сообщили в штаб войск Новороссийской области, а от туда известие о таком "поведение" украинских частей полетела в ставку Деникина.

В ставке ВСЮР " дерзость" украинцев расценили как нескрываемое проявление агрессии. Генерал А. Деникин сразу же отдал приказ командованию войск Новороссийской области начать боевые действия против УНР.

В штабе Новороссийской армии этого приказа ждали уже давно. 15 сентября начальник оперативного отдела штаба войск Новороссийской области Г. Коновалов сообщил в штаб 4-й белогвардейской дивизии: "Командвойск предписывает преследование махновцев поручить лишь только части сил вашей группы, а главные силы направить на Петлюру, разбить его и завладеть узлами Гайворон-Бирзула". При этом Коновалов подчеркнул важность быстрого разгрома" украинской армии.

Поэтому 15 сентября генерал Слащев, имевший указание командования наступать на Гайворон-Бирзулу, в приказе войскам определил порядок ведения операции. Продолжать преследование махновцев Слащев поручил 5-й дивизии генерала П. Оссовского, усиленной 2-м Лабинским и 42-м Донским полками из казачьей бригады генерала Склярова. Эти части должны были выйти в район Нестеровки, а 42-му Донскому полку предписывалось занять Умань и Христиновку. Главные же силы Слащева - 4-я дивизия, 2-й Таманский казачий полк, автоброневой отряд и конвой комдива - имели на протяжении 16 сентября сосредоточиться в районе Ольвиополя. Именно эта пятитысячный ударная группа и должна атаковать украинскую армию.

С целью выполнения этого плана в г. Буг для захвата переправ выдвигалась сводная бригада 13-й дивизии генерала Г. Андгуладзе . Вызванный из Николаева 3-й батальон Симферопольского офицерского полка под командой полковника Робачевского имел захватить Любашевку и двигаться на Бирзулу .

Важный железнодорожный узел, район Балта - Бирзула - Ананьев, занимали соединения Волынской группы армии УНР, которая состояла из 1-й Северной дивизии генерала П. Ерошевича, 4-й Серожупанной дивизии полковника В. Грудины, 1-й Отдельной конной бригады и нескольких бронепоездов. Собственно, 1-я Северная дивизия (1000 штыков) располагалась вдоль линии Гайворон - Песчаная - ст.Жеребкове. Непосредственно Бирзулу, Балту, Ананьев и близлежащие села занимали части 4-й Серожупанной дивизии (1000 штыков). 2-й Переяславский полк (170 сабель) расположился на ст.Затишья . С Рудницы в район Слободка-Кодыма на укрепление группы, перебрасывалась недавно сформированая 2-я дивизия полковника П. Бондаренко (700 штыков). Командующим группы был атаман Бонч - Осмоловский, а начальником штаба - талантливый генштабист полковник Е. Мешковский .

Между тем, воспользовавшись ослаблением украинских сил в районе Саврань, подразделения белогвардейской сводной бригады 13-й дивизии без особых проблем захватили 20 сентября переправы через р.Бут возле Саврани и Малиновки. Как только это выяснилось, 1-й Северной дивизии было приказано прекратить наступление на Любашевку и возвращаться к Саврани, чтобы вернуть переправы. На Балтскому направлении украинского части перешли к обороне.

Начало боевых действий между украинцами и белогвардейцами в южном регионе Украины совпал и с некоторым оживлением на киевском направлении. На отрезке 3-го Галицкого корпуса генерала А. Кравса участились вооруженные столкновения с подразделениями 2-й Терской пластунской бригады.

19 сентября белогвардейцы заняли Сквиру и Паволочь. Отряд, который попытался захватить Верховню, огнем галицкой артиллерии был отброшен к Паволочи. 21 сентября один из терских батальонов захватил Каменку, заставив отступить Украинский бронепоезд. Генерал А. Кравс получил из штаба Главного атамана приказ с целью удержания позиций приступить к окапывание частей, построения опорных пунктов и заграждений из колючей проволоки. В ставке припускали, что враг будет наступать на Казатин.

Стрелецкая сотня 1919г.

Таким образом, украинско - белогвардейская война фактически началась - боевые действия между двумя сторонами, пусть и без формального объявления войны, были в разгаре. 22 сентября на заседание правительства УНР в Каменце - Подольском срочно прибыли Петлюра и Мазепа, которые сообщили министрам о последних событиях на фронте. И хотя даже это не подтолкнуло Е. Петрушевича к решительным шагам, тянуть дальше было невозможно. Правительство решило начинать боевые действия, пусть даже без поддержки Галицкой армии. Было принято решение на следующий день сделать обращение к населению, в котором указать необходимость «полного объединения всех Украинских национальных сил для решительной борьбы против оккупации войсками Деникина территории Украины» и направить по этому поводу ноту держав Антанты.

23 сентября состоялось совместное заседание Директории, правительства УНР и представителей галицкой диктатуры во главе с Е.Петрушевичем. Сомнений не осталось: русские белогвардейцы не собираются идти ни на какие компромиссы с украинским национально - освободительным движением и открывают боевые действия против украинской армии. На государственной совещании, состоявшемся в тот же день, было единогласно принято немедленно объявить войну Вооруженным Силам Юга России.

Но даже после объявления войны украинского командование не спешило начинать боевые действия против ВСЮР. Ни 24, ни 25 сентября Штаб Главного атамана не выдал директив войскам о стратегии их дальнейших действий.

Пока Слащев, взяв Умань, готовился к окончательному разгрому махновцев, отряд Розеншильд - Паулина медленно, но уверенно продвигался к Бирзуле. Благодаря поступлению постоянных человеческих пополнений из Одессы численность отряда на 25 сентября составила более 1500 штыков и сабель. Защищать Бирзулу было поручено 4-й Серожупанной дивизии полковника В. Грудины, которая имела до 1000 штыков - соотношение сил было не в пользу украинского. К тому же, украинская разведка почему-то считала, что одесский отряд белогвардейцев имеет аж 3000 штыков и сабель - поэтому защита Бирзулы выглядел делом безнадежным. Но командующий Волынской группы Бонч - Осмоловский все же не оставлял надежд остановить врага .

Дела у атамана Бонча - Осмоловского пошли совсем плохо, когда внезапным нападением с Жеребково 3-й батальон Симферопольского офицерского полка захватил ст. Балта. Части 2 -й дивизии полковника П. Бондаренко не выявили надлежащей устойчивости и отступили, причем до вражеского плена при невыясненных обстоятельствах попал почти в полном составе 5-й полк . Дивизия попыталась боями задержать врага на подступах к Балте, но продержалась недолго и отступила.

С занятием врагом Балты командир 4-й Серожупанной дивизии полковник Грудина, который постоянно боялся попасть в окружение, расценил как сигнал к отступлению. 25 сентября дивизия получила приказ отступать из Бирзулы в с. Борщи. Планомерно, производными колоннами начали серожупанники отступление вдоль железной дороги, когда из ст. Балта появился вражеский бронепоезд «Коршун», который преследовал два отступающие украинские бронепоезда. Посеяв панику в рядах украинских воинов неожиданным пушечным огнем, «Коршун» направился до Бирзулы. Украинские бронепоезда, оказавшиеся в Бирзуле в ловушке, были брошены своими командами и захвачены белогвардейским отрядом генерала Розеншильд - Паулина, который подоспел к оставленной серожупанниками станции вечером 25 сентября. «Коршун» вместе с батальоном полковника Робачевского продвинулся к ст. Борщи. Деморализованные части 4-й Серожупанной дивизии расположились в районе ст. Слободка.

бронепоезд

На уманском направлении 25 сентября белогвардейские части при поддержке бронепоездов попытались взять Христиновку, но были отбиты частями галицких 11-й Стрыйской и 1-й бригадой УСС .

Однако белогвардейским частям требовалось отдыха после жестоких боев - поэтому на всем фронте Монастырище - Христиновка - Гайворон до конца сентября 1919 боевые действия прекратились. Обе стороны вели только активную разведывательную деятельность, перегруппировывая свои силы и готовясь к предстоящим боям.

Первые бои украинской армии с белогвардейскими войсками закончились поражением для украинцев. Однако главная причина военных неудач заключалас , конечно, в действиях командования. Собственно говоря, войска в эти дни не имели полноценного военного руководства. Поскольку боевые действия велись соединениями армии УНР, так как ставка Главного атамана поручила их проведения штабу Действующей армии УНР и до самого конца операций почти ничем не напоминала о себе.

Перехватив стратегическую инициативу, белогвардейцы не собирались ее терять. Командующий войсками Новороссийской области ВСЮР Н. Шиллинг издал директиву, которая должна определить дальнейшие боевые действия Новороссийской армии. Констатируя, что "на фронте Христиновка - Гайворон - Бирзула галичане и петлюровцы держатся пассивно". Шиллинг поставил Слащеву задачу ударить на украинские войска своим правым крылом и выйти на линию Монастырище - Гайсин - Губник.

2 октября Слащев приказал войскам генерала П. Оссовского (5-я пехотная дивизия) сосредоточиться в районе Монастырище - Христиновка. Полковнику Германову предписывалось сосредоточить свои части (42-й Донской и 2-й Лабинский казачьи полки) в районе Рассоха - Гнилой Ташлык, имея в виду удар для прорыва между Серебряное и Бершаддю. Части генерала Г. Васильченко (сводная бригада 34-й дивизии) отводились в Терновки в резерв. Отряд генерала Черского (136-й Таганрогский полк, батальон полковника Робачевского), должен был сосредоточиться в районе Малиновки как резерв группы. Симферопольскому офицерскому полку полковника С. Гвоздакова было приказано оставаться в Голте, пополниться новобранцами и готовиться к продолжению боевых действий .

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 07.09.13 20:26. Заголовок: Еще до того, как Сла..


Еще до того, как Слащов приступил к выполнению поставленных перед ним задач, его войска захватили Монастырище. Это произошло 1 октября 1919 г , 5-я дивизия генерала П. Оссовского превосходящими силами атаковала 5-ю Киевскую дивизию атамана А. Вовка и заставила ее оставить Монастырище. В тот же день Киевцы контратакой вернули Монастырище (во время боя было захвачено даже батарею противника), однако 2 октября после непрерывных боев город и железнодорожная станция остались в руках врага.

Учитывая занятие билогвардейцами Христиновки - Монастырище командование Галицкой армии в Виннице отдало приказ командиру 3-го корпуса УГА генералу А. Кравсу провести перегруппировку своих частей в районе Липовец таким образом, чтобы остановить наступление противника вдоль железной дороги Христиновка - Калиновка, а при необходимости и контратаковать его. В Ильинцах расположилась только что прибывшая из Винницы 14-я бригада 3-го Галицкого корпуса под командой атамана В. Оробка. Район Липовец - Плисков был занят частями 2-й Коломыйской (600 штыков) и 8-й Симбирской (950 штыков) бригад УГА. Согласно директивам НКГА генерал А. Кравс должен был отражать вражеское наступление на Винницу.

Иное был ход событий на бирзульському направлении. Боевые действия здесь фактически не прекращались ни на день. Военные неудачи продолжали преследовать Волынскую группу армии УНР. Численное преимущество группы над отрядом Розеншильд - Паулина (до 2000 штыков против 1500) сводилась на нет наличием у противника большого количества подвижной конницы, способной к глубоким обходов украинских флангов.

Учитывая сложную ситуацию на Вапнярском направлении, командование Действующей армии УНР отдало приказ заменить 2-ю и 4-ю дивизии в районе Кодымы на 9-ю Железнодорожную дивизию (800 штыков), которая была подчинена командующему Волынской группы атаману А. Загродскому. На войска группы возлагалась задача оборонять фронт на линии Кодыма - Ольгопииь - Бершадь.

Но судьба упорно не способствовала Волынцам и дальше. В бою под Кодымами серьезное повреждение получил Украинский бронепоезд «Свободная Украина» - последний, оставшийся в распоряжении Волынской группы. В довершение ко всему, к противнику перебежал командир 4-й Серожупанной дивизии полковник В. Грудина. 3 октября войска генерала А. Розеншильд-Паулина после жестокого боя с Волынцами захватили Кодыму. По просьбе Розеншильд - Паулина левофланговые части 4-й белогвардейской дивизии (50-й Белостокский полк из состава бригады 13-й дивизии) повели наступление на Ольгополь - Чучельник и 4 октября захватили оба города, отбросив войска 1-й Северной дивизии.

Вместе с тем, все надежды как-то исправить положение на Вапнярском направлении возлагали на Запорожскую группу, части которой только начали сосредоточение в районе Комаргород - Вапнярка - Тимановка. Однако прибытия группы противник не собирался ждать - он продолжал обходить фланги Волынцев конницей. 6 октября эскадрон Крымского конного полка при поддержке бронепоезда нанес поражение подразделениям 9-й Железнодорожной дивизии в с.Студеное.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 07.09.13 20:51. Заголовок: ...Однако возвращаяс..


...Однако возвращаясь к украинско - белогвардейской войне следует сказать, что генерал Слащев не ожидал, что его левофланговым частям и отряду генерала Розеншильд - Паулина так быстро удастся оттеснить Волынскую группу армии УНР к Руднице. Слащев считал, что необходимо терять инициативы и в дальнейшем продолжать наступление.

Начав операцию встречным боем, 7 октября войска белогвардейской бригады 13-й дивизии завладели Бершаддю, выбив оттуда обессиленные части 1-й Северной дивизии армии УНР. На Серебряное двинулась казачья бригада, поэтому командующий украинскими войсками на христинивскому направлении полковник А. Удовиченко сообщил в штаб Действующей армии, что он опасается вражеского прорыва между его частями и Волынской группой.

5-я белогвардейская дивизия, сбив атакой части бригады УСС, захватила Ивангород. Киевская группа Действующей армии УНР. чтобы не оказаться отрезанной от бригады УСС, начала отступление. Возникла угроза разъединения армий УНР и УГА.

Именно поэтому НКГА была вынуждена как-то реагировать на события. Командующий армии УНР В. Сальский, только началось наступление противника, просил галицкое командование подчинить ему 3-й корпус УГА , чтобы ударить им на Христиновку. Но НКГА упорно не желала ввязываться в бои с белогвардейцами, и предложение Сальского Тарнавский и Шаманек отклонили. Понимая, что давать распоряжения Галицкой армии надо с учетом специфики отношений между галицким и Надднепрянским военным руководством, Главный атаман Петлюра приказал НКГА продолжить фронт армии к линии Оратов - Монастырище - Севастьяновна. Эти указания галицкое командование приняло к сведению, приказав 3-му корпусу генерала А. Кравса передислоцироваться в район Оратов - Дашев с целью помешать вражескому наступлению на Винницу и предотвратить возможность продвижения противника на участке между двумя украинскими армиями.

7 октября на Вапнярском направлении перешел в наступление белогвардейский отряд генерала Розеншильд - Паулина, оттесняя 9-ю Железнодорожную дивизию к Руднице. Крымский конный полк, принудив к отступлению 2-й Переяславский конный полк полковника Аркаса, 8 октября захватил Песчаную. Менее удачно для русских разворачивались события этого дня под Бершаддю - здесь части 1-й Северной дивизии смогли контратаковать противника и вернули себе город. Однако бои за Бершадь не прекращались, и 9 октября белогвардейцы все же откинули 1-ю Северную дивизию из Бершади и Ободивки .

Таким образом Волынская группа армии УНР оказалась фактически выведенной из боев. В начале октября ген . Розеншильд - Паулин считал, что он полностью владеет ситуацией на этом участке фронта.

Украинское военное командование считало, что Волынскую группу армии нужно заменить пока волынцы вовсе не сдали своих позиций. Для этого выбрали Запорожскую группу, которую спешно перебрасывали в данный регион. Запорожцев, которые заслуженно считалась одним из самых боеспособных и стойких соединений армии УНР, белогвардейцы небезосновательно опасались.

Однако для армии УНР вопрос стоял не только в том, чтобы заменить истощенную Волынскую группу Запорожской. Украинской армии, если она не хотела бутыли уничтоженной, надо было перехватить стратегическую инициативу. Для этого, существовал только один способ - перейти в наступление.

Уже первые боевые действия на украинско - белогвардейском фронте показали не готовность командования армий УНР к войне. Стоит также сказать, что командование УГА не хотело вести боевые действия против белогвардейцев, поэтому галицкие войска не проявляли особой активности во время боев.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 08.09.13 16:32. Заголовок: Наступление украинск..


Наступление украинских войск и контрнаступление белогвардейцев
Чтобы изменить ситуацию на фронте, Петлюра поручил командованию армии УНР разработать план наступления украинских войск. 10 октября командарм Сальский представил производимую схему операции: Волынской группой удерживать занятые рубежи, а Запорожской нанести удар по белогвардейским частям 13-й дивизии. Наступление запорожцев должна была прикрывать с севера Киевская группа, которую в свою очередь, прикрывал 3-й Галицкий корпус. План был одобрен, и уже в тот же день Сальский отдавал соответствующий приказ войскам Действующей армии. Правда, оставался открытым вопрос об использовании в боях Галицкой армии, но было решено положить конец этой неопределенности. НКГА получила приказ Главного атамана, согласно которому участие в операции принял 3-й Галицкий корпус генерала А. Кравса . Поставленный перед необходимостью как-то отреагировать на такие действия высшего командного органа украинской армий, Е.Петрушевич наконец определился и санкционировал эти распоряжения. Итак, согласие диктатора на участие Галицкой армии в операциях против Деникина таким образом было получено. Приготовление украинцев к наступлению этот раз прошли незаметно для противника. На скопление сил 3-го Галицкого корпуса в районе Дашев - Семеновка, что происходило в те дни, белогвардейское командование не обратило особого внимания. Впрочем, нерешительность галицкого командования объяснялась еще и отсутствием численного превосходства над противником на Христиновском направлении: бригады 3-го Галицкого корпуса насчитывала 2300 штыков, в то время как белогвардейцы имели в этом районе вдвое больше сил.

К тому же 12 октября на Вапнярском направлении в 4 часа утра части белогвардейского отряда Розеншильд - Паулина захватили ст. Попелюхи, нанеся тяжелый удар 9-й Железнодорожной дивизии. Противником были захвачены дивизионные обозы, пулеметы, взяты пленные. Но несмотря на это известие, первые сообщения о наступлении украинских войск, который начался в этом районе, вызвали в Каменец-Подольском подъем.

В 8 часов утра Запорожская группа Действующей армии УНР под командованием М. Омеляновича -Павленко перешла в наступление. 3-я Железная дивизия А. Удовиченко и 6-я Запорожская дивизии (более 2000 штыков) откинули в районе Тростянец белогвардейский 50-й полк (600 штыков). В течение дня 8-й Черноморский полк 3-й дивизии под командованием полковника Н.Крата захватил Балановку, а запорожцы оттеснили противника к Чечельнику. Вместе части Киевской группы атамана Ю. Тютюнника продвинулись вперед в районе Теплика.

Для белогвардейского командования наступление украинцев стал полной неожиданность . Войска Слащева тоже получили указание начать 13 октября операцию по прорыву украинского фронта. Но наступление Запорожской группы 12 октября спутал все расчеты и вызвал дезорганизацию в штабе Слащева. При телеграфных переговоров с командирами частей командование пыталось получить представление о силах и направление наступления украинцев. Чи не сдали еще Чечельник? Как разворачиваются события в районе Бершади? Внимание белых военачальников не случайно было приковано к этому отрезку фронта - ведь ударом на Чечельник -Бершадь украинці разъединяли отряд Розеншильд - Паулина и части генерала Слащева, создавая угрозу прорыва фронта. Поэтому в Бершадь была срочно отправлена из Уманского района в полном составе бригада 13-й дивизии (до 1700 штыков).

Но пока белогвардейцы двигались в Бершадь, гайдамацкая конница 6-й Запорожской дивизии захватила 13 октября Яланец. Березань, которую пытался удержать 50-й Белостокский белогвардейский полк, таким образом был окружен.

Белогвардейский отряд Розеншильд - Паулина практически сразу (уже 12 октября) был отрезан от Бершади. Части отряда еще проявляли активность, атаковав утром 13 октября в районе Крижополя конницу 8-й Запорожской дивизии, однако уже вскоре стало ясно, что им грозит окружение. Согласно указаниям штаба Новороссийской армии, Розеншильд - Паулин должен был оставить в районе железной дороги только заслоны, а главными силами отряда предписывалось ударить на Чучельник - Ольгополь, чтобы не дать таким образом запорожцам глубже вклиниться в прорыв на фронте. Но 14 октября 8-я Запорожская дивизия вместе с поредевшими в последних боях частями 9-й Железнодорожной дивизии контратаковала белогвардейцев и к вечеру захватила Попелюхи и близлежащие села. Одновременно запорожцы захватили Городище, отбросив на юг пехоту Розеншильд - Паулина и Сводный драгунский полк. Активность украинцев не на шутку встревожила генерала А. Розеншильд - Паулина и он отдал своим частям распоряжение удерживаться на занятых рубежах, прекратив попытки продвинуться вперед. Контратаковать он не собирался - численность его отряда после потерь в боях составляла теперь только 150 штыков и 900 сабель против 1300 украинских штыков только 8-й Запорожской и 9-й Железнодорожной дивизий. Таким образом, положение на Вапнярском направлении с началом наступления состояло благоприятно для украинских войск.

Утром 12 октября начал наступление и 3-й Галицкий корпус. Его бригады имели задание захватить Монастырище. 8-я Самборская и 14-я бригады (вместе около 1200 штыков) атаковали позиции белогвардейцев, двигаясь вдоль железной дороги, а 2-я Коломыйская бригада (800 штыков) продвигалась на Терлицу. Подчиненная А. Кравсу 5-я Сокальская бригада 1-го корпуса УГА (1100 штыков) располагалась в Яструбинцах .

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 161
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет