On-line: гостей 2. Всего: 2 [подробнее..]
АвторСообщение
Dobrovolec
Администратор форума




ссылка на сообщение  Отправлено: 07.08.13 18:41. Заголовок: Фильмы о гражданской войне (продолжение)


Господа, у меня возникла идея создать здесь некий каталог фильмов о ГВ. В советское время об этом много снимали, было много шедевров, но много малоизвестных хороших фильмов, сам открыл для себя в интернете много нового в последнее время. Документальные фильмы, коих много сняли в постсоветское время также приветствуются!!!


Мы былого не жалеем,
Царь нам не кумир.
Мы одну мечту лелеем:
Дать России мир.
Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 300 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]


Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.17 21:40. Заголовок: Отрывок из книги:..


Отрывок из книги:"Семен Михайлович Буденный рассказал чекистам, что генерал-лейтенант царской армии князь Ухтомский ему известен давно.
Представитель древнего аристократического рода, он слыл среди белых генералов как авторитет в области военной науки. Это он приложил руку к созданию крупных кавалерийских соединений, которые потом под командой Мамонтова и Шкуро дошли до Орла и Воронежа.
Князь Ухтомский был ранен и только поэтому, может быть, не фигурировал в числе командующих какой-нибудь из белых армий наравне с Деникиным, Врангелем или Юденичем." Красивый миф?

Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.17 21:46. Заголовок: Рано вкладывать клин..


Рано вкладывать клинок в ножны (Буденный С. М.)
* (Буденный С. М. Пройденный путь. М.: Воениздат, 1973, кн. 3.) :
"Я пригласил к столу штабистов, других работников, и Зявкин подробно рассказал нам о бандитизме на Дону и Кубани. Мы долго беседовали. А когда остались одни и настало время прощаться, Зявкин сказал вполголоса:
- Поскольку товарища Ворошилова нет, сообщаю вам одно секретнейшее дело, Семен Михайлович. Пока о нем будем знать лишь вы да я. Есть некто Ухтомский. Слышали о нем?
- Да, и не только слышал. Знаю, что он в прошлом князь, генерал царской армии. А что?
- Ухтомский изменил Советской власти и является руководителем крупной контрреволюционной организации на Северном Кавказе, так называемой "Второй повстанческой волны юга России".
Я опешил от такого сообщения: время тревожное и такой человек, как Ухтомский, мог многое натворить.
Зявкин сказал, что вначале сомневался, враг ли Ухтомский, но после одного случая все сомнения рассеялись.
- А что это за случай? - спросил я.
- Один из сотрудников Дончека пробрался в окружение Ухтомского и скопировал некоторые документы. Они у нас, эти документы, могу вам их показать...
От Зявкина я узнал, что контрреволюционную организацию возглавляли трое: бывший царский и деникинский генерал-лейтенант князь К. Э. Ухтомский, бывший протоиерей, профессор церковного права и настоятель Ростовского кафедрального собора П. В. Верховский, бывший офицер царской и белой армии Д. И. Беленьков. Разработан план контрреволюционного восстания в Ростове, захвата власти, изоляции и уничтожения партийно-советского актива. Заведен алфавитный учет с указанием адресов известных коммунистов.
- Как видите, дело серьезное, - заключил свой рассказ Зявкин...
- Ухтомского надо арестовать?
Зявкин попросил подождать еще два-три дня, чтобы чекисты успели выяснить как можно больше сообщников Ухтомского из числа бывших белых офицеров.
- Хорошо,- согласился я, - только как бы нам не упустить главаря.
Зявкин заверил, что примет все меры, и попросил выделить ему в помощь людей из особого отдела 1-й Конной.
Я вызвал Трушина и отдал ему необходимые распоряжения.

Поздно вечером, когда я собрался уходить на квартиру, дежурный по штабу доложил:
- К вам прибыл товарищ Зявкин.
Федор Михайлович был чем-то встревожен, это я сразу заметил по его лицу. И не ошибся: Зявкин сообщил, что Ухтомский и его подручный, бывший полковник царской армии Назаров, по сведениям разведки, завтра хотят встретиться.
- Речь, по-видимому, будет идти о мятеже. Да, наверняка о мятеже.
Далее Зявкин доложил, что часть законспирированных белых офицеров получила оружие и приведена в боевую готовность.
- Да, обстановка осложняется,- сказал я. - Надо принимать срочные меры.
Обсудив все детали, приняли решение арестовать Ухтомского (командующего округом К. Е. Ворошилова и члена РВС А. С. Бубнова в Ростове не было, и все вопросы пришлось решать мне одному).
- Возьму с собой двух-трех человек и арестую его прямо на квартире,- сказал Трушин.
Я не был уверен, что все пройдет гладко, и боялся рисковать. Кто знает, как обернется дело - еще скроется Ухтомский. И твердо сказал:
- Если идти, то мне. Не станет же он сразу стрелять?!
Со мной согласились все присутствовавшие. Утром поехали втроем: я, Трушин и Зявкин.
Приехали. Нас встретил высокий, подтянутый, очень стройный человек лет пятидесяти, хорошо вышколенный и знающий себе цену.
- Чем могу быть полезен? - с улыбкой спросил Ухтомский.
- По делу к вам, - сказал я уклончиво.
Некоторое время мирно беседовали. Потом я моргнул Трушину: мол, пора.
- Вы арестованы, господин Ухтомский! - громко сказал Трушин.
Ухтомский вздрогнул, чуть привстал со стула, но тут же сел. Лицо его вмиг сделалось белым как полотно. Он кашлянул, достал из кармана платок и вытер влажный лоб.
- Тут какое-то недоразумение,- сказал он, но сказал как-то неуверенно, растерянно, глядя то на меня, то на Зявкина.
- Не надо таких слов, господин генерал,- спокойно сказал Федор Михайлович.- Донской чека давно все о вас известно. Карта ваша бита, я лишь хочу дать один совет: не прикидывайтесь невинным ягненком...
Я добавил, что от действий Ухтомского и помощи в аресте всех заговорщиков зависит его дальнейшая судьба.
В тот же день был арестован и Назаров. Когда его ввели в мой кабинет, он отрывисто бросил:
- Можете меня расстрелять!
Я усмехнулся:
- Зачем же так сразу?.. Мы еще съездим к повстанцам, поговорим с теми, кто заблуждается и кого вы с Ухтомским обманули. А потом суд решит, как с вами поступить.
Мы предложили Ухтомскому и Назарову написать обращение к повстанцам. В нем указать, что надо обойтись без кровопролития и все спорные вопросы решить мирно, например на съезде, который следует созвать немедленно.
Под обращением поставили три подписи: Ухтомский, Назаров, Буденный. А место для съезда определили в станице Елизаветинской, недалеко от Ростова...
В назначенный день я, Трушин и Петр Зеленский отправились в Елизаветинскую. Несколько раньше нас к заранее условленному месту встречи вышел эскадрон ЧК, который послал Зявкин. Но когда мы прибыли в назначенный пункт, чекистов там не оказалось: как выяснилось потом, они заблудились в степи. Ждать не стали, поехали без них. Приехали, а в станице не 60 делегатов, как ожидалось, а тысяч семь казаков, казачек, стариков и детей (с делегатами явились их семьи, соседи, друзья и знакомые) - предстоящий съезд вызвал огромный интерес...
Необычный съезд принял такую резолюцию: 1) каждый из участников "Второй повстанческой волны" расписывается в списках против своей фамилии и получает справку о роспуске организации; 2) повстанцы должны сдать все имеющееся у них оружие.
Второй пункт резолюции был выполнен необычайно точно и быстро: казаки сдали не только хранившееся у них оружие, но и подобрали на полях и передали советским властям все оставшиеся от боев патроны и даже пустые цинковые коробки.
Так окончилась "Вторая повстанческая волна юга России".
Что же касается Ухтомского и его сообщников, то их судил Верховный трибунал под председательством Ульриха. На скамье подсудимых сидели бывший князь Ухтомский, бывшие белые офицеры Назаров и Беленьков и бывший настоятель кафедрального собора в Ростове-на-Дону Верховский.
На процессе вскрылись такие факты.
Князь Ухтомский, окончивший академию генерального штаба в 1897-м, участвовал в русско-японской войне. В первую мировую войну был на фронте. С 1916 по 1919 год находился на излечении в Киеве, а перед оккупацией города немцами Ухтомского перевели в Ростов-на-Дону. Он лежал в 14-м военном госпитале. В начале 1920 года Красная Армия освободила Ростов-на-Дону от белогвардейских войск. Администрация госпиталя скрыла настоящую его фамилию и социальное положение, и таким образом бывший князь и генерал-лейтенант белой армии Ухтомский остался незамеченным представителями Красной Армии, проверявшими после занятия Ростова состав больных из числа белых солдат и офицеров. Вылечившись, Ухтомский перешел на нелегальное положение. Он подчинил себе банду полковника царской армии Назарова в две тысячи человек, а самого Назарова назначил командующим "Южной группой войск". Потом установил связь с другими офицерами, одни из которых были на легальном, а другие на нелегальном положении, а также связался с настоятелем кафедрального собора в Ростове-на-Дону Верховским. Через бывшего офицера Черепова, руководившего офицерами-нелегалами, а также князя Долгорукова, который пристроился к церковнослужителям и ведал их денежными средствами, и с помощью бывшего полковника фон Фогеля Ухтомский систематически получал и посылал информацию белогвардейцам о политическом, военном и экономическом положении краев и областей, которые охватывал Северо-Кавказский фронт, а потом военный округ.
Ухтомского информировали, что в Донской области белыми оставлены для подпольной работы 212 офицеров, что в прилегающих к Ростову станицах имеются значительные контрреволюционные партизанские отряды, что подпольная военная организация белых собирает силы для восстания, направленного к свержению Советской власти на Дону и Кубани. На одном из совещаний белых офицеров ему было предложено возглавить местное восстание. Контрреволюционная организация, между прочим, имела в своем составе особую группу, производившую учет членов РКП (б) и беспартийных ответственных советских работников, с тем чтобы при перевороте ликвидировать их. Списки этих работников были известны и Ухтомскому.
В мае 1921 года на Дону возникли банды Лапутина-Назарова и Говорухина. Лапутин-Назаров имел свидание с Ухтомским, организация которого к этому периоду получила название "армия спасения России". Было решено, что Лапутин-Назаров целиком подчинится Ухтомскому.
23 июня 1921 года Ухтомский подписал приказ о формировании частей "армии спасения России", о порядке выступления отрядов.
Деятельным членом этой контрреволюционной организации являлся и подсудимый Беленьков, связанный с самим Ухтомским. В портфеле Беленькова было обнаружено значительное количество бланков различных учреждений с печатями. Впоследствии выяснилось, что эти бланки служили для снабжения фиктивными документами скрывавшихся на Дону белых офицеров и представителей буржуазии. Беленьков являлся представителем информационного отдела белой контрразведки и был оставлен в Ростове для подпольной работы. Он имел агентов во многих советских военных учреждениях, получал копии секретной переписки Кавказского фронта. При активнейшем участии Беленькова в Ростове была организована материальная помощь скрывавшимся офицерам и другим контрреволюционным элементам, в том числе тринадцати священникам во главе с епископом Филиппом, арестованным за враждебную деятельность.
Контрреволюционная организация, к которой принадлежали подсудимые, учитывала свое идейное родство с духовенством и стремилась использовать его влияние на отсталые элементы казачества против Советской власти. Ярким представителем контрреволюционного духовенства являлся третий обвиняемый по этому делу - настоятель Ростовского кафедрального собора Верховский, профессор церковного права при Варшавском, а впоследствии при Донском университете, красноречивый проповедник, пользовавшийся популярностью в религиозных кругах.
Деятели "армии спасения России" в мечтах своих видели свержение Советской власти на Дону и уже заблаговременно наметили кандидатуру Верховского для служения молебна на Соборной площади после переворота...
Заговорщики были разоблачены и понесли суровое наказание."

Спасибо: 0 
Профиль
Запорожець-2
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.17 21:47. Заголовок: Игорь Ластунов пишет..


Игорь Ластунов пишет:

 цитата:
"Семен Михайлович Буденный рассказал чекистам, что генерал-лейтенант царской армии князь Ухтомский ему известен давно.



Сема Буденный много чего мог рассказать

Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.17 21:53. Заголовок: Галина Николаевна Бо..


Галина Николаевна Боранова
АВАНТЮРА ЛАГУТИНА
Выступления против советской власти на Дону в 1921 году
28 июля 1921 г. газета «Трудовой Дон» сообщала, что органы Дончека раскрыли контрреволюционный заговор по организации восстания на Дону и Кубани против советской власти. «Заговор подготовлялся белоэмигрантами, находившимися за границей, и контрреволюционным подпольем в Ростове» [1]. 3 августа 1921 года это сообщение повторили «Известия ВЦИК», добавив, что в боевом штабе отряда повстанцев насчитывалось до полутора тысяч человек. Во главе заговорщиков стояли князь Ухтомский, царский полковник Назаров и эсер Вишняков [2].
Офицер царской армии, в 1897 г. окончивший Академию Генерального Штаба, в Русско-японскую войну — командир батальона, в 1908-1910 гг. — представитель Генерального Штаба при российском посольстве в Японии, в Первую мировую — командир бригады и командир дивизии на Варшавском фронте, генерал-майор Константин Эрастович Ухтомский в ноябре 1919 г. оказался в Ростове-на-Дону.
Незадолго до этого в Киеве ему по ранению была сделана тяжелейшая операция, затем его погрузили в санитарный поезд на Екатеринодар. Не в силах выдерживать долгой и мучительной дороги — с остановками по несколько дней, почти без медицинского ухода, часто без пищи и воды, — Константин Эрастович, доехав до Ростова, отказался продолжать путь.
Перед сдачей города в госпиталь, где находился больной, явился капитан Маслов с конным отрядом. Ухтомского посадили на коня, но он потерял сознание и упал. Так он и остался в Ростове, который заняли красные 8 января 1920 г.
2 мая Ухтомского перевели (под именем Константина Ивановича Завяновского) в клинику профессора Богораза; в июле того же года — в клинику профессора Гутникова, в которой он пролежал до января 1921 г. Находясь в больнице, Ухтомский встречался с военными, которых знал раньше. От полковника Михаила Деребизова он узнал о существовании в Донской области военной организации, а Пётр Цыпляев указал ему и на явочную квартиру организации в Ростове по улице Екатерининской, 84 — там проживал Василий Иванович Кармаков, капитан старой армии, парализованный на левую руку. Кармаков стал его адъютантом и связующим звеном с товарищами.
После лечения Ухтомский скрывался в городском питомнике, где его приютила заведующая питомником Козловская. А фельдшер Кубарев передал Ухтомскому паспорт своего умершего отца.
В списке причастных к военной организации лиц, составленном в ходе следствия, из мужчин-военных, кроме Ухтомского, значатся Василий Николаевич Кудрявцев, бывший некоторое время комендантом Ростова, Владимир Александрович Давыдов, помощник коменданта, передавший Кудрявцеву дислокацию караулов в городе, Георгий Александрович Артамонов и Сергей Иванович Челымский, ещё не успевшие стать членами организации, поскольку только что прибыли в Ростов [3. — Л. 13]. Всего в списке двадцать человек, восемь из них — женщины. Ухтомский определил их роль так: «Дамы благотворительницы, которые вносили в дело лишь сострадание к гонимым и страдающим и снабжали необходимым для жизни всех, кого указывали…» [3. —Л. 103 об]. Имелись в виду белые офицеры, по каким-либо причинам оставшиеся в Ростове и вынужденные скрываться. Впоследствии эти женщины (за исключением М. С. Самодуровой), названные членами организации Ухтомского, были расстреляны. В причастности к организации были обвинены и священнослужители: Павел Владимирович Верховский — профессор Варшавского, а затем Ростовского университета (с сентября 1920 г. — священник кафедрального собора Ростова), и Куприян Матвеевич Дума — госпитальный священник [4].
О том, насколько интенсивной была работа организации, говорит тот факт, что накануне Пасхи скрывшиеся офицеры и их семьи получили продукты питания.
Однако к маю 1921 г. военная организация Ухтомского не успела как следует сложиться: убедительным аргументом в подтверждение этого является отсутствие у следователей вопросов о деятельности организации.
В мае об организации становится известно в Дончека, которая внедряет в неё своего сотрудника Бориса Александровича Бахарева. Вскоре Бахарев входит в доверие к Ухтомскому и становится его адъютантом.
Отдельно от организации Ухтомского возникает и тайная организация казаков в станице Елизаветинской. Почва для казачьего недовольства, несомненно, была. Тяжким бременем лежала на них продразвёрстка, отменённая решениями X съезда РКП(б) (март 1921 г.), но продлённая на Дону и Северном Кавказе (эти регионы оставались для Центра весной 1921 г. почти единственными источниками хлеба) [3. — Л. 5; 5. — Л. 49-50].
В мае 1921 г. в Елизаветинской появляются трое приезжих: бывшие военные Лагутин, Рудин и Миронов (у каждого из них были и другие фамилии), вынужденные скрываться от советской власти. Через Петра Дюжикова и его родственника, казака хутора Обуховка Захара Золотарёва Лагутин узнал, что и в Елизаветинской существует своя подпольная организация. Этот факт подтверждают и показания Ухтомского, ссылавшегося на поручика-елизаветинца Станкова, который сообщал ему в конце мая, что она «насчитывает довольно значительные силы, но действует нерешительно и оттягивает выступление до 29 июня, т.е. до сбора хлеба, когда предполагаются первые столкновения Советской власти с хлеборобами по поводу продналога» [3. — Л. 58 об.].
Лагутин решил объединить всех под своим командованием. К нему стали прибывать люди. На тайном собрании в хуторе Курганы присутствовали представители от станиц Елизаветинской и Кагальницкой, хуторов Обуховка, Шмат, Дугино, Городище, Бирючев, Степнянской волости и села Ново-Александровка.
Лагутин стал командиром отряда, Миронов — его адъютантом, Рудин — начальником штаба. Отряд базировался в камышах, максимальная его численность составляла сорок человек. Несмотря на тяжёлое время, местное население помогало ему продуктами.
В это время среди местного населения распространилась молва, будто Лагутин — это и есть полковник Назаров, возглавлявший десант, посланный на Дон Врангелем в июле 1920 года и разбитый под станицей Константиновской. И Лагутин не отрицал, что он полковник Назаров: это увеличивало его авторитет.
Через Власа Великова, кагальницкого казака, Лагутин узнал, что тайная организация есть и в Егорлыкской, и складывалась она при участии Бахарева.
В конце мая заговорщики собрались в Егорлыкской. На собрании был оформлен Задонский отряд. Командиром отряда избрали хорунжего — Говорухина. Он назначил командиров сотен: Василия Грунского, Никиту Пузина, Михаила Ткачёва и Боровкова. Адъютантом отряда стал П. М. Антонов, делопроизводитель военкомата станции Степной. Антонов дважды встречался с Лагутиным — в начале и середине июня (второй раз — при Бахареве, встреча произошла на хуторе Шмат близ Елизаветинской). А на следующий день Бахарев повёз Лагутина к Ухтомскому в Ростов. В результате переговоров Лагутин согласился войти в подчинение князя Ухтомского под именем полковника Назарова. Ухтомский отмечал, что, увидев будущего подчинённого, не поверил, что тот — Назаров. Однако это не помешало издать приказ о назначении полковника Назарова командующим 1-м Южным Донским военным округом с подчинением ему организации Говорухина.
Лагутин-Назаров намеревался открыто выступить против советской власти. Он был уверен: не только население поддержит восставших, но и красноармейцы. На вопрос следователя о составе организации, готовой к выступлению, он ответил: «сказать не могу, но станицы пошли бы все за исключением очень немногих».
Во время свидания с Ухтомским Лагутин заявил, что местность — в его руках. Он полагал, что занятие Ростова займёт около часа.
Ни разу не выехав на места, но представляя обстановку с подачи Бахарева, 26 июня Ухтомский пишет письмо руководителям отрядов, в котором требует установления связи друг с другом и соблюдения строжайшей военной тайны; сигналом боевой готовности назначается взятие Ростова. Письмо подписано: генерал-майор Ухтомский [6. — Л. 11].
Письмо Ухтомского дошло до Задонского отряда с припиской: «Настоящий приказ принят к сведению, руководству и точному исполнению». И подписи: командир отряда хорунжий М. Говорухин, командир 1-й сотни подъесаул В. Грунский, командир 2-й сотни сотник (фамилия не прочитывается), командир 3-й сотни хорунжий Боровков, командир 4-й сотни подхорунжий Пузин, адъютант отряда корнет Антонов [6. — Л. 11].
Приказ был получен сразу же и в ЧК. Учитывая настроение населения, которое, по выражению самих работников следственных органов, «сидело и ожидало только приказа», было принято решение об аресте князя Ухтомского [5. — Л. 3 об]. В тот же день, 26 июня 1921 г., Ухтомского арестовали. В ходе следствия было заведено «Дело о контрреволюционной повстанческой организации, возглавляемой бывшим князем Ухтомским, под названием «Армия спасения России». К «Делу» было привлекли 257 человек [3].
На допросе князь Ухтомский отрицал существование организации «Армия спасения России». В «Деле» нет документов, подписанных Ухтомским как руководителем этой организации. Единственный документ, где Ухтомский назван председателем комитета «Армии спасения России», — рапорт корнета Антонова, адъютанта Задонского отряда (документ датируется 29 июня, когда К. Э. Ухтомский уже был арестован). Рапорт вызывает настороженное к нему отношение не только датировкой, но и тем, что в нем описываются события месячной давности — с 29 мая: выход Антонова на связь с Лагутиным, а также о силах и планах последнего. Кто поручал адъютанту одного из отрядов писать рапорт на имя председателя комитета «Армии спасения России»? Какую цель преследовал этот рапорт адъютанта, содержавший сведения о планах Лагутина? Ведь Лагутин ко времени написания Антоновым рапорта дважды встречался с Ухтомским и мог сам посвятить последнего в свои планы.
Рапорт Антонова — единственный в «Деле» документ, в котором говорится о связях отряда Лагутина, якобы со слов последнего.
14 июля был арестован вызванный в Ростов Лагутин-Назаров. В этот же день произвели массовые аресты. Лагутин-Назаров пишет обращение к казакам станицы Елизаветинской, призывавшее их сдать оружие.
Как развивались события в отряде после ареста Лагутина, мы узнаём из показаний В. Ф. Миронова. В день, когда Лагутин уехал в Ростов, в камыши «пробрались какие-то два типа, должно быть, агенты Дончека, и вызвали меня и Осатчего, якобы на совещание в ст. Гниловскую. Было это ночью. Когда мы приехали в Гниловскую, нас хотели захватить, но им это не удалось, т.к. мы были вооружены» [7. — Л. 253-254]. Миронову и Осатчему удалось бежать. К вечеру следующего дня Миронов пробрался в лагерь, сжёг все бумаги, хранившиеся при штабе. Обсудив сложившуюся ситуацию, присутствующие в отряде решили выждать. Вскоре из Ростова приехал З. С. Золотарёв, арестованный вместе с Лагутиным, и передал обращение. Казаки отнеслись к посланцу с недоверием и арестовали его. В результате последующих переговоров с особым отделом СКВО, обещавшим от лица Советской власти прощение, казаки решили сдать оружие и прекратить сопротивление.
В Елизаветинской было сдано около 200 винтовок, 11 пудов пироксилина и револьверы [5. — Л. 3].
Для ликвидации повстанческого движения при оперативном отделе СКВО создали главный штаб ликвидации повстанческого движения. К работе привлекли самих участников, пользовавшихся авторитетом среди станичников и односельчан. Начальником штаба был назначен начальник штаба СКВО Тишковский, от повстанцев в штаб вошли Миронов, Антонов и Сыроватский.
В станице Мечётинской и в Степнянской волости были созданы районные штабы по ликвидации повстанческого движения. Начальником степнянского штаба был назначен участник повстанческого движения К. Ф. Сыроватский, в штаб вошёл представитель особого отдела СКВО В. М. Костин. Район степнянского штаба распространялся на Елизаветинскую и волости Батайскую, Койсугскую, Кулешовскую, Самарскую, Кагальницкую, Ново-Николаевскую, Весёло-Побединскую, Ильинскую, Полтавченскую и Степную, и на другие хутора и сёла Ростовского округа [7. — Л. 253-254].
По воспоминаниям С. М. Будённого (он в то время исполнял должность заместителя командующего СКВО), в Елизаветинской приняли решение провести съезд повстанцев, чтобы «обойтись без кровопролития, а все вопросы решить коллективно на съезде». На съезд, как писал Будённый, прибыло не 63 делегата, а тысяч семь казаков, казачек, стариков и детей.
Представителями Советской власти на этом съезде были Будённый и Трушин — полномочный представитель ВЧК на Юго-Востоке России, начальник особого отдела СКВО. Резолюция съезда обязывала повстанцев сдать оружие [8] Арестованным объявили амнистию и выдали от имени полномочного представителя ВЧК на Юго-Востоке России удостоверения в том, что они зарегистрированы органами ВЧК, амнистированы и без ведома ЧК не подлежат аресту [9. – Л. 293-294].
24 июля «в районы, охваченные повстанческим движением», ввели войска полномочного представителя ВЧК. В этот же день издали секретный приказ № 1 полномочного представителя ВЧК штабу и отряду особого назначения станице Елизаветинской, предназначенный для командного состава. Приказ рассматривал расположение войск в станицах как во вражеском окружении. Населению объявили, что войска введены для учений.
26 июля в Особый Отдел СКВО направили «Народную грамоту», принятую «Совещанием всех представителей Задонья и Кубани. 26 июля 1921 г.». В грамоте говорилось: «Мы, трудовые казаки и крестьяне, обращаем к вам свое народное слово. На ваше предложение сойтись мирным путем охотно отзываемся. Мы не хотим кровопролития. Но не сдадим оружия до тех пор, пока Вами и Вашими представителями не будет подписано мирное условие… и когда вы всенародно объявите уступки, удовлетворяющие желание народа… Егорлыцкая. Черкасский округ. Совещание всех представителей Задонья и Кубани» [9. — Л. 426].
В начале августа в «центрах повстанческого движения» прошли собрания, целью которых власти ставили сбор оружия у населения, а местные жители пытались решить на них свои насущные вопросы, получить гарантии безопасности.
На свободе участники движения оставались недолго. В ночь на 19 августа, «согласно словесного распоряжения начальника оперативной части по борьбе с бандитизмом СКВО т. Тишковским производились аресты организаторов восстания» [9. — Л. 73].
Повторный арест многими вначале был воспринят как недоразумение. «Представление по делу Ухтомского» объясняло аресты «невыполнением условия амнистии — сдачи гражданским населением и организациями оружия и тем, что «главари продолжали среди населения агитацию, ведущую к восстанию» [5. — Л. 1-3]. На самом деле эти люди уже выполнили свою роль, помогли органам власти ликвидировать повстанческие отряды.
Постановлением чрезвычайной тройки ВЧК к высшей мере наказания было приговорено 58 человек, расстреляно 56, 32 из них принадлежали к повстанческим отрядам Лагутина-Назарова и Говорухина, 18 человек отправили в концлагеря. Некоторые дела передали на доследование, 63 человека освободили.
Ухтомского, приговорённого к высшей мере наказания, препроводили в Москву, в ВЧК. Туда же доставили Верховского. Арестованный по делу Ухтомского 12 июля 1921 г., он был освобожден 19 сентября. В приговоре его имя не фигурирует. Но 7 декабря 1921 г. Верховского вновь арестовали и доставили в ГПУ, где он содержался под арестом до 23 июня 1922 г., когда был освобождён под подписку о невыезде из пределов Москвы. Но 21 сентября 1922 г. его вновь арестовали.
Третьим человеком, проходившим по делу Ухтомского и отправленным в Москву, был Д. И. Беленьков. Он заинтересовал КРО ГПУ, т.к., по показаниям Ухтомского, являлся профессиональным разведчиком. Ухтомскому расстрел заменили десятью годами строгой изоляции. Отсидев в тюрьме двенадцать лет, он был выпущен из заключения и отправлен в Вятку.
В заключении Ухтомский в течение, по его словам, «шести с половиной лет усиленного и сосредоточенного труда» составил «Стратегический очерк мировой войны 1914-1918 гг.» в двух томах, использовав предоставляемые ему немецкие и русские источники. Но работа так и не была издана.
По материалам «Дела Ухтомского» ясно, что и в становлении «Армии спасения», и в раскрытии этой организации огромную роль сыграл секретный агент Бахарев. Однако в «Изложении по раскрытой на Дону подпольной контрреволюционной организации «Армия спасения России», возглавляемой генерал-майором князем К. Э. Ухтомским», представленном следствием, имя Бахарева не упоминается.
Князь Ухтомский не знал о реальной численности отрядов, не знал обстановки, ни разу не выезжал на места. 11 декабря 1922 г. он писал: «За полтора года одиночного заключения в Ростове и Москве, оставаясь один со своими образами и думами… ещё больше утвердился в следующем:
1) «Дело моё мне неизвестно. Кто-то, может быть, что-нибудь и сделал по этим 58, 69 и другим статьям, но я ничего фактически не совершил злостно-преступного;
2) 3/4 «Дела» совершено лицами, мне неизвестными, и в целях, для меня непонятных (предполагаю большую долю провокации со стороны Бориса Александровича (Бахарева. — Г. Б.).
3) Как я ни слаб был волей и умственно после тяжких болезней — такого бестолкового, чертовски непрактичного, чисто безумного плана восстания я бы не выработал и готового не принял…» [5. — Л. 118 об.].
Ничего не говорится и о том, что те немногие документы, которые находятся в деле, датированы 26-29 июня 1921 г., из чего напрашивается вывод, что они создавались специально, чтобы как-то показать деятельность организации.
В заключении по делу двадцати казаков Егорлыкской уполномоченный отделения по шпионажу и контрреволюции СКВО отмечал «почти полное отсутствие обвинительного, обоснованного на фактах, материала»
Материалы «Дела Ухтомского» не вызывают и тени сомнения в том, что Лагутин не являлся полковником Назаровым, руководившим одним из врангелевких десантов в 1920 г. Это зафиксировано в «Изложении» по «Делу», представленном следствием, и в смертном приговоре названо настоящее имя этого человека – А. А. Моисеев.
Но вернёмся к началу статьи, где было приведено сообщение «Известий ВЦИК», опубликованное в книге И. Я. Трифонова. В сообщении называется имя полковника Назарова без всяких оговорок или объяснений.
В «Известиях ВЦИК» говорится о полутора тысячах повстанцев боевого штаба. Но армии у Ухтомского и Лагутина-Назарова не было. Известно лишь о четырёхстах человек отряда Говорухина и сорока — отряда Лагутина-Назарова. У Лагутина была надежда, что с началом его выступления за ним пойдут все сёла и станицы, а в «Изложении Дела» утверждалось, что Лагутин-Назаров организовал 50% мужского населения, годного носить оружие [5. — Л. 3].
С ликвидацией отрядов Говорухина и Лагутина-Назарова выступления на Дону и в Приазовье против советской власти не прекратились. С наступлением новой продовольственной кампании (после сбора урожая 1921 г.) вновь возникает сопротивление. Резолюция IV Донской областной конференции РКП(б) «О борьбе с бандитизмом», принятая 7 августа 1921 г., констатировала: «признать борьбу с бандитизмом одной из ударных задач момента» [10].
ПРИМЕЧАНИЯ
Очерки истории партийных организаций Дона. Ч. 2. Ростов н/Д, 1973 . — С. 25.
Трифонов И. Я. Классы и классовая борьба в СССР в начале нэпа (1921-1923 гг.). Ч I Л., 1964. — С. 236.

Архив ФСБ Ростовской области. Д. 53951, т. 1.
Дон и Северный Кавказ в период строительства социализма. — Ростов н/Д, 1988. — С. 66
Архив ФСБ Ростовской области. Д. 53951, т. 11
Архив ФСБ Ростовской области. Д. 53951, т. 6.
Архив ФСБ Ростовской области. Д. 53951, т. 9.
Молот. 1966. — 5 февр. (№ 30)
Архив ФСБ Ростовской области. Д. 53951, т. 5.
Восстановительный период на Дону (1921-1925): Сб. док. / Науч. ред. П. В. Барчугов. — Ростов н/Д, 1962. — С. 111.

Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.17 22:26. Заголовок: "Напрасно я поше..


"Напрасно я пошел пешкой..."
/ Жизнь князя Николая Ухтомского завершилась в воркутинском "Речлаге".«Всякий человек – это человечество, его всемирная история». Суть этого высказывания раскрылась для меня из архивных документов, оставшихся от одного из миллионов заключенных сталинских лагерей. Заключенный Воркутинского каторжного «Речлага» Николай Ухтомский в стылом, суровом Заполярье продержался шесть лет. В 1953 году здесь и умер. 
Но, к радости, не разделил посмертную судьбу сотен своих товарищей по несчастью. Кануть безвестным в вечность
не позволили его потомки, которые помнят его и чтут. Непрерывающаяся связь времен проявляется и в другом.
После десятков лет запрета и опалы в нашей стране вновь
вырос интерес к исследованию старинных российских княжеских и дворянских родов. Один из них – род Ухтомских, давший немало замечательных людей, оставивших свой след
в различных отраслях науки и искусства. В ХХ столетии некоторым представителям Ухтомских пришлось пройти
и свой скорбный крестный путь.
Рыбы под короной
Изучение рода князей Ухтомских исследователи не без основания называют и изучением их заслуг перед Отечеством. Это нашло отражение и в фамильном гербе, который венчает расположенная под мантией императорская корона. По родословным росписям, князья Ухтомские ведут свой род от легендарного Рюрика и  являются младшей ветвью удельных князей Белозерских. Все князья Белозерские имели и общую эмблему в нижней части гербового щита – волны с рыбами, что олицетворяло их наследственный удел – Белое озеро. В гербе князей Ухтомских этот символ представлен в небольшой вариации – с двумя крестообразно расположенными серебряными рыбинами. Кроме того, верхнюю часть герба венчает золотой крест, под которым расположен серебряный полумесяц.
Как и большинство Белозерских князей, Ухтомские не относились к аристократии, занимая место среди средних служилых землевладельцев. До высокого звания окольничего в 1690 году дослужился лишь Иван Юрьевич Ухтомский. Большой известностью в XVIII веке пользовался Дмитрий Васильевич Ухтомский, в период царствования Елизаветы Петровны ставший главным архитектором Москвы. Именно он автор таких шедевров зодчества, как колокольня Троице-Сергиевой лавры, снесенные уже триумфальные Красные ворота в Москве, а также крупнейшего из сохранившихся памятников позднего барокко в Первопрестольной – храма Никиты-мученика.
Род Ухтомских занесен в родословные книги различных российских губерний – Московской, Нижегородской, Новгородской, Симбирской, Тверской, Тульской, Ярославской... Поместья князей, зафиксированные здесь и в других уголках, были, как правило, мелкими и не давали доходов. О тяжелом материальном положении их хозяев говорит прошение корнета в отставке Николая Михайловича Ухтомского. В 1842 году он вновь просил его зачислить из-за «крайней бедности» на службу, а «если же сие невозможно, то повели, Августейший Монарх, снять с меня титул русского князя и чин офицера и определи на службу рядовым в действующие войска Кавказского корпуса».
Воины, мореплаватели, ученые...
К 1917 году в России проживало около 100 человек, носивших эту фамилию. После октябрьского переворота многих из них разбросало в разные стороны, на разные континенты. Так, представители самой старинной ветви рода сейчас проживают в Австралии. Потомки Ухтомских давно освоились  и в Южной Америке. Но далеко не все члены княжеской фамилии поспешили покинуть родину.
Военную стезю выбрал князь Федор Капитонович Ухтомский.  Он возглавлял казачий конвой при  русском консульстве в Урге, в Монголии, участвовал в Первой мировой войне. После 1917 года служил в Добровольческой армии генерала П.Н.Врангеля. После тяжелого ранения друзья смогли эвакуировать его из Крыма в Константинополь, а оттуда переправить в Харбин. В 1933 году китайские «партизаны» схватили его и  передали советским властям, а в 1934 году расстреляли. Первая жена князя и трое его дочерей остались в советской России. Выжили чудом, мыли полы, чтобы прокормиться. Потомки этой ветви Ухтомских до сих пор живут в Москве и Краснодаре.
А представители другой ветви – симбирско-ярославской – давно обосновались за рубежом. Среди их российских потомков тоже немало известных лиц. Например, епископ Андрей (в миру – Александр Алексеевич Ухтомский),  расстрелянный по приговору «тройки» в 1937 году. Его брат – Алексей Алексеевич – известный ученый-физиолог, создавший учение о доминанте. Выпускник духовной академии смог стать профессором Ленинградского университета, а в 1935 году ему было присвоено звание академика. Ученый погиб во время блокады, отказавшись покинуть город. Соседи нашли его тело на давно нетопленной плите одетым в лиловый подрясник с Евангелием в руке.
Князья Эспер Эсперович и Александр Александрович Ухтомские под командованием знаменитого С.О.Макарова на  корвете «Витязь» совершили кругосветное плавание. Кроме того, в 1890-1891 годах Э.Ухтомский сопровождал будущего наследника престола Николая II в поездке по Азии. Собранная им коллекция буддийских древностей до 1917 года считалась наиболее полной, в 1900 году на всемирной выставке в Париже она  удостоилась золотой медали.
Офицер, избежавший расстрела
Из симбирской ветви этого рода корни и князя Николая Александровича Ухтомского (1895-1953). В свое время он окончил симбирскую гимназию, работал в царской армии военным журналистом. Советскую власть молодой князь не принял, с 1919 года находился в эмиграции,  жил в Харбине, где занимался журналистикой. Здесь в 1932 году женился на Любови Александровне Крутовой.
Роковым для Н.Ухтомского стал 1945 год, когда занявшие Харбин советские войска произвели массовые аресты своих бывших соотечественников. Среди арестованных оказался и князь, которому в это время был 51 год. Его вместе с семью бывшими белыми офицерами судили по делу атамана Г.М.Семенова. Офицеров приговорили к расстрелу, а Ухтомского осудили на 20 лет лишения свободы. Наказание от отбывал сначала в Кирове, затем очутился в Воркуте.
О встречах за колючей проволокой с князем Ухтомским после освобождения из «Речлага» делился политзаключенный Олег Боровский. «Ко мне подошел высоченный господин с головой аристократа, с маленькой седой эспаньолкой и большими голубыми глазами. Правильные черты удлиненного лица, руки с тонкими пальцами, все было в нем породистым и красивым. Он протянул руку и на чистом «петербургском языке» произнес: «Разрешите представиться – князь Ухтомский». Я был уязвлен, что не мог ему ответить: «Очень рад, граф Боровский!» – и молча пожал протянутую руку. «На каком языке мы будем разговаривать?» – спросил Ухтомский, и я снова был уязвлен, но в меньшей степени, и поскольку мог ему предложить вполне приличный русский язык и плоховатый немецкий, мы остановились на русско-петербургском. Как потом выяснилось, князь хорошо говорил на французском,  английском и немецком языках. Николай Александрович рассказал, что у него две дочери, и с гордостью называл Марину и Елену княжнами».
В лагере Н.Ухтомский не расставался с деревянной коробкой с шахматами. И хотя он играл не ахти как, всегда предлагал сразиться. О.Боровской вспоминал: «В связи с возрастом Ухтомскому в карточке поставили букву «И» – инвалид и работать не заставляли.  Целыми днями он бегал из барака в  барак и искал партнеров по шахматам. Иногда я приставал к нему с расспросами о его жизни в Германии, Франции и Англии, и он охотно, хотя несколько сжато, рассказывал о встречах с интересными и знаменитыми людьми. В воркутинских лагерях князь провел чуть больше шести лет. Неожиданно и как-то очень быстро умер в терапевтическом стационаре лагеря. Его положили с сильным приступом желтухи. Чувствовал себя Николай Александрович очень плохо. Цирроз печени развивался стремительно и неумолимо. До последнего вздоха он не выпускал из рук коробку с шахматами. Его последними словами были: «Напрасно я пошел пешкой...»
Печальная пристань
Внучке Николая Александровича Ухтомского – Нине Богдан – пришлось немало потрудиться, чтобы осуществить заветную мечту всех ее близких. Почти полгода она переписывалась с воркутинским «Мемориалом», чтобы уточнить детали запланированной поездки в российское Заполярье. И вот, наконец, лето 2002 года. До приезда в Воркуту американка с русскими корнями побывала в Москве, Ульяновске, Воронеже, где когда-то жили ее предки. Наконец, последняя географическая точка в путешествии по России.
Воркута встретила холодным моросящим дождем. Нина Богдан первым делом поделилась желанием найти могилу деда, чтобы похоронить его по-христиански. Но на городском кладбище ей смогли указать лишь приблизительное место, где летом 1953 года, в общих ямах, хоронили умерших заключенных. В храме архистратига Михаила гостья из Сан-Франциско заказала отпевание родному человеку. А вот как поделилась впечатлениями от пребывания в Воркуте: «Я – человек, можно сказать, маловерующий, но здесь с моей душой что-то произошло. Раньше дедушка мне снился таким, каким я запомнила по его последним фотографиям, – с печальными глазами, усталый.
А после того, как здесь, в воркутинском храме, по нему отслужили молебен, он приснился мне другим. Таким, каким был на ранних своих фотографиях, – молодым, веселым, полным сил, веры в будущее. Жаль, мама не дожила до этой моей с ним встречи...»
Молодая женщина ни дня не жила в России, но неплохо владеет русским языком. Этот язык всегда был и остается в семье Ухтомских  языком домашнего общения. Это же, как оказалось, помогло Нине определиться с выбором специальности. Она работает в правоохранительных органах США, где специализируется на борьбе с «русской мафией». Нина рассказала подробно и о своей семье. Княжон Марину (в замужестве Богдан) и Елену их мать Любовь Александровна после ареста мужа сумела вывезти в Бразилию. Позже Марина уехала учиться в США, вышла там замуж. Внучка князя Н.Ухтомского – Нина – родилась уже в США. В 1995 году старшей дочери Николая Александровича не стало. А  младшая – Елена – до сих пор живет в Бразилии и занимается благотворительностью.
...«История – это величайшая башня опыта, воздвигнутая временем посреди безграничных равнин прошлых веков. Нелегко взобраться на вершину этого древнего здания, чтобы насладиться обширным видом и извлечь пользу».
Екатерина НЕСТЕРУК,
ученица 10 класса
гимназии № 2.
Научный руководитель
Т.В.Белич.
г.Воркута

Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.17 22:47. Заголовок: С.В.Волков Белая ба..


С.В.Волков Белая база 2:"Ухтомский князь Константин Эрастович*, р. 1870. Кадетский корпус, академия Генштаба. Офицер. Добровольческой армии и ВСЮР; с 1918 в кубанских частях. Арестован 28 июня 1921 в Ростове на Дону как "организатор восстания на Дону". 31 окт. 1921 отправлен в Бутырскую тюрьму, затем содержался в Вятской тюрьме. /575/ "

Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.17 22:52. Заголовок: УХТОМСКИЙ Константин..


УХТОМСКИЙ Константин Эрастович, родился в 1865 в Киевской губ. Окончил Кадетский корпус и Николаевскую академию Генштаба. Кадровый офицер царской армии, с 1914 — на фронте, был ранен, с 1918 — в Кубанской группе Белой армии. 28 июня 1921 — арестован как «организатор восстания на Дону», 31 октября отправлен в Москву и заключен в Бутырскую тюрьму. В феврале 1923 — обратился за помощью к Е. П. Пешковой. <10 февраля 1923>
«Многоуважаемая Екатерина Павловна
Настоящее письмо — первое за 1½ года моего одиночного заключения, и пишу я его именно Вам, потому что в это тяжелое для меня время Вы — единственный в Москве человек, которому я могу признаться в своем положении. Не знаю, что дальше со мной будет, но сейчас мне очень тяжело. Было и хуже еще, но в другом роде: иногда я смотрел на себя, как на обреченного и ни о чем уже не заботился. Но сейчас, оставленный в живых, я должен бороться с холодом и болезнью <…> Поэтому та обычная, так называемая "четверговая", Ваша помощь в виде ½ сотни папирос и проч<ее> была для меня далеко не лишней, помимо ее чисто морального влияния на психику узника-одиночки. Теперь она почему-то прекратилась, и я прошу Вас восстановить мои "четверговые" получки, пока я сам "восстановлюсь" <…>»3.

В марте 1923 — Константин Эрастович Ухтомский отправлялся в Архангельский лагерь, перед отъездом обратился с благодарственным письмом к Е. П. Пешковой. <12 марта 1923>
«Многоуважаемая Екатерина Павловна Уезжаю с благодарной и почтительной памятью о Вас и прошу верить, что, если когда-либо мне суждено будет принять участие в деятельной жизни, — Ваш образ и Ваша роль в облегчении чужих

1 ГАРФ. Ф. 8409. Оп. 1. Д. 4. С. 328; Д. 37. С. 47-48. 2 ГАРФ. Ф. 8409. Оп. 1. Д. 4. С. 328. 3 ГАРФ. Ф. 8409. Оп. 1. Д. 4. С. 186. Автограф.
страданий будут для меня, как и для многих других, вероятно, — живым примером и заветом добра. В этом именно смысле просили меня передать Вам, "наша" многоуважаемая и дорогая Екатерина Павловна, уехавшие в Архангельск ссыльные свой привет Вам. Исполняю это полномочие Ник<олая> Ивановича Бутурлина, Александра Львовича Эюса, Некрасова (кубанская группа) и 11 моих земляков-донцов. От лица всех их и от себя — низкий Вам благодарственный поклон <…>»4.

В начале 1930 — Константин Эрастович Ухтомский находился в Устьвымлаге. 3 декабря 1932 — арестован и отправлен в Вятскую тюрьму. «Находясь в заключении, написал статью о нравственном очищении и покаянии в тюремном журнале. Статья попались на глаза известному А. Вышинскому… Больше князь не написал ни одной строчки. 10 декабря 1932 — дело прекращено».


Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.17 22:54. Заголовок: Короче разобраться с..


Короче разобраться с Ухтомскими очень непросто!?

Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.17 23:11. Заголовок: Бадьин В.М. О следст..


Бадьин В.М. О следственном деле в отношении т.н. «Армии спасения России»: было ли оно сфабриковано?
| Версия для печати |
В.М. Бадьин (Киров)
 
О следственном деле в отношении т.н. «Армии спасения России» (Ростов-на-Дону, 1921 год): было ли оно сфабриковано?
 
Для исторической науки ключевой является проблема адекватной интерпретации исторического источника.  При ошибочной интерпретации исследователь получает от источника искажённую информацию об исторической реальности и строит на её основе выводы, не соответствующие действительности.
Особое значение эта проблема приобрела в современной отечественной науке, где традиционно научная деятельность инициировалась и направлялась государством, и государственная цензура осуществляла и функцию контроля профессионального качества исследования. В настоящее время в результате демонтажа системы советской цензуры образовался вакуум, в связи с которым, по словам известного исследователя И.В. Яблочкиной, в историческую науку «ворвалась широкая волна дилетантизма». Недостаточно обоснованные, но хлёсткие выводы стали нормой, ряд из них оформился в штампы, которые от долгого употребления приобрели статус научно доказанных положений. С опорой на них последующие исследователи формируют образ отечественной истории, далёкий от реалий.
Одним из таких расхожих штампов является убеждение, что главными методами работы органов ЧК являлись провокация и фабрикация обвинений в отношении идеологических противников советского государства.
Отметим, что это стойкое убеждение базируется не столько на анализе исторических фактов (поскольку в настоящее время карательная политика советского государства ещё недостаточно изучена), сколько на идеологическом постулате о якобы изначально присущем советской государственности (которая характеризуется лишённым реального исторического содержания термином «тоталитаризм») сущностном отличии от «нормального» государства, и якобы онтологически присущей советской государственности в связи с этим принципиально антиправовой и террористической природы. Однако знакомство с историческими реалиями зачастую вступает в противоречие с этими идеологизированными представлениями.
Ярким примером подобной ситуации, на наш взгляд, может являться небольшая вступительная статья к публикации подборки писем протоиерея Павла Владимировича Верховского, подготовленная Ю.А. Бирюковой и напечатанная в «Вестнике Свято-Тихоновского гуманитарного университета» в 2012 году[1].
Видный православный канонист, доктор церковного права, профессор истории русского права юридического факультета Варшавского (затем Донского) университета[2] протоиерей Павел Владимирович Верховский в мае 1920 года был назначен настоятелем Ростовского кафедрального собора Рождества Пресвятой Богородицы. В мае 1921 г. Донской ЧК из оперативных данных становится известно о существовании на Кубани 2 тайных антисоветских организаций: офицерской в Ростове и казачьей с центром в станице Елисаветинской. Во главе офицерской организации стоял человек, называвший себя генерал-майором, князем Константином Эрастовичем Ухтомским[3], а во главе казачьей – человек с документами на имя Лагутина, про которого ходили упорные слухи, что он – полковник Назаров, командир врангелевского десанта, высадившегося на Кубани летом 1920 г. и разбитого под станицей Константиновской. В офицерскую организацию оказались вовлеченными некоторые представители офицерства, чиновничества и духовенства (в том числе и протоиерей П.В. Верховский), с ней поддерживали связь некоторые советские военнослужащие из бывших офицеров, в частности, военный комендант г. Ростова и его помощник.
По информации, полученной чекистами, офицерская организация вынашивала план военного мятежа, члены казачьей организации также планировали выступить с оружием в руках против Советов, полагая, что когда в конце весны 1921 г. органы Советской власти попытаются приступить к осуществлению продразвёрстки на Кубани и Дону, они натолкнутся на открытое сопротивление со стороны казаков, которое будет поддержано красноармейцами. «Лагутин-Назаров» сформировал вооружённый отряд, в ожидании решительных событий этот отряд скрывался плавнях в устье Кубани.
Органы ЧК придали делу исключительное значение, что не удивительно виду наличия у казачьего населения большого количества оружия, а также отсутствия в городе и крае крупных частей РККА. Большую роль в разгроме антисоветского подполья сыграл агент ДонЧК Борис Александрович Бахарев, который под видом бывшего врангелевского офицера смог войти в доверие к «князю Ухтомскому», став его личным адъютантом.
26 июня 1921 г. «князь Ухтомский» был арестован ДонЧК (в его аресте принимал участие легендарный командарм 1-ой Конной Армии С.М. Будённый, на тот момент заместитель командующего Северо-Кавказским военным округом, оставивший красочное описание событий в своих мемуарах[4]), а 14 июля, выманив при помощи «Ухтомского» и Бахарева в Ростов «Лагутина-Назарова», ДонЧК арестовала и его. Вслед за тем прошли аресты других руководителей подполья.
Так появилось следственное «Дело о контрреволюционной повстанческой организации, возглавляемой бывшим князем Ухтомским, под названием «Армия спасения России», сохранившееся в архиве УФСБ по Ростовской области. По этому делу было привлечено 257 человек, в том числе и П.В. Верховский[5].
Ю.А. Бирюкова в одном из примечаний в своей статье характеризует это дело так:
«В настоящее время исследователями установлено, что эта организация («Армия спасения России» - В.Б.) была создана искусственно Донской ЧК, при участии провокаторов, и находилась под ее негласным контролем …»[6]
В качестве исследований, в которых, по её мнению, убедительно обоснована такая оценка деятельности Донской ЧК, автор ссылается на работы ростовского исследователя Г.Н. Борановой, работавшей с материалами дела, и прежде всего её статью, специально посвящённая операции ДонЧК по разгрому упомянутой организации[7]. Оценка эта имеет хождение в научной литературе; в частности, её же со ссылкой на тот же источник воспроизводит в своей кандидатской диссертации ростовский исследователь А.Н. Грищенко, называя при этом анализ материалов следственного дела, проведённый Г.Н. Борановой,  обстоятельным[8].
В указанных статьях Г.Н. Борановой на самом деле изложены основные обстоятельства дела, цитируются некоторые из документов, входящих в его состав, и попытки их анализа, хотя обстоятельным анализом материалов дела эти статьи, на наш взгляд, назвать всё-таки нельзя. Однако даже представленные Г.Н. Борановой в таком виде факты позволяют ли сделать однозначный вывод, что «Армия спасения России» «была создана искусственно Донской ЧК, при участии провокаторов, и находилась под её негласным контролем»?
Прежде чем приступать к разбору аргументов автора, необходимо ответить на два вопроса:
1) А возможно ли вообще только на основе материалов следственного дела сделать надёжный вывод о его фальсификации или фабрикации?
2) Если сделать это возможно, то какие факты могут об этом неопровержимо свидетельствовать?
Первое, что необходимо отметить, это то, что государство как институт не заинтересовано в фальсификациях при ведении следствия правоохранительными органами. Отправление правосудия – одна из важнейших его функций, один из основных источников его легитимности, разрушение порядка в этой сфере чревато серьёзными последствиями. Именно поэтому на протяжении существования государственных систем было выработано большое количество специальных механизмов, цель которых – недопущение злоупотребления следствием своими полномочиями. Важное место в этой системе занимают предписанные законодательством и контролируемые государством и обществом порядок осуществления следственных действий и система их документального оформления. Следователь не произволен в своих выводах, он вынужден опираться на результаты следственных действий, оформленные в соответствии с установленным порядком. Соблюдение порядка контролируется как со стороны государства (система внутренней безопасности правоохранительных органов, прокуратура), так и общества (возможны разные формы общественного контроля; в западном демократическом обществе эту роль исполняет адвокатура и правозащитные организации, в советском обществе действовал контроль со стороны коммунистической партии и руководимых ею общественных организаций).
Эта система призвана выявлять случаи фальсификации, а необходимость документального оформления следственных действий позволяет эти факты надёжно зафиксировать.
Соответственно, и исследователь путём анализа документации, осевшей в рамках следственного дела, может эти факты обнаружить и с опорой на анализ следственных материалов сделать обоснованный вывод о характере дела.
Советское государство на протяжении своего существования вело себя как всякое другое «нормальное» государство, указанные механизмы им активно использовались, а это значит, что и сами следственные дела советского периода отличаются высокой репрезентативностью, и что основательные их анализ позволяет исследователю обнаруживать факты возможной фальсификации или фабрикации. В качестве примера можно привести следственное дело в отношении благочинного церквей г. Слободского Вятской губернии протоиерея Алексия Лопатина, расстрелянного Вятским отделением ЧК на Чехословацком фронте в сентябре 1918 г. и осевшее в Государственном архиве социально-политической истории Кировской области[9]. В качестве одного из доказательств обвинения протоиерея в контрреволюционной деятельности в деле отложилось некое «Воззвание», выполненное на гектографе и носящее следы копирования. «Воззвание» содержало призыв к гражданам г. Слободского выступить в защиту прот. Алексия Лопатина, арестованного большевиками, и соответственно, представляло собой серьёзную улику, обличающую обвиняемого в контрреволюционной агитации.
Согласно материалам дела, этот листок был обнаружен в квартире
А.П. Лопатина 23 (10) мая 1918 г.[10] Однако при внимательном изучении документов дела выявляются достаточно сомнительные обстоятельства его обнаружения. Согласно протоколу, отложившемуся в деле, обнаружен документ был не в результате полноценного обыска, а некоего осмотра, в котором приняли участие только члены следственной комиссии и работники милиции. Т.о., результаты осмотра не подтверждены каким-либо незаинтересованным лицом, поэтому в данном случае нельзя исключить факт или фабрикации данного документа, или фальсификации обстоятельств его обнаружения.
Очевидно, понимая слабость своей доказательной базы, следствие в данном случае, в конечном счёте, отказалось от использования сомнительного  документа, и, хотя в деле оно имеется, в материалах обвинительного заключения не фигурирует.
В любой социально-политической системе вполне вероятна ситуация, при котором следствие, заинтересованное в имитации эффективности своей работы, само подталкивает подследственного на совершение противоправных действий, т.е. использует провокацию. Однако факт такой провокации также не может не отразиться в материалах дела и потому может быть опять же с опорой на них исследователем выявлен. Для этого на основании материалов дела нужно лишь чётко определить реальную роль, которую играло лицо, подозреваемое в провокации, в деятельности обвиняемых. Если из материалов дела явствует, что провокатор реально подтолкнул обвиняемых на совершение противоправных действий, либо повлиял на формулирование их целей и задач, все доказательства фабрикации дела налицо. При этом использование следствием агентурных методов работы совсем не обязательно означает, что последнее фабрикует дело. Провокацией не является практика сбора следствием информации с использованием оперативных, агентурных методов работы, эта практика является общепринятой. 
Итак, доказывают ли факты, приводимые в работах Г.Н. Борановой:
1) что «Армия спасения России» была «создана искусственно ДонЧК при участии провокаторов»?
2) что эта организация находилась под её негласным контролем?
Сам факт наличия антисоветских подпольных организаций на Кубани весной 1921 г. и принадлежности к ним основных фигурантов дела Г.Н. Боранова сомнению не подвергает. В чём же тогда заключается, по мнению автора, факт фальсификации, фабрикации дела?
Пожалуй, самый весомый из всех аргументов, который может быть приведён в доказательство версии о провокации ДонЧК, – это та роль, которую сыграл во всей этой истории агент ДонЧК Б.А. Бахарев. Согласно материалам дела, он одновременно участвовал в создании казачьей организации в станице Егорлыцкой, входившей в состав организации «Лагутина-Назарова»,  и организовал встречу «Лагутина-Назарова» и «князя Ухтомского» в Ростове в середине июня 1921 г., на которой было принято решение об объединении офицерской организации и казачьей «лагутинской» под общим командованием «князя Ухтомского». Обвинение в провокации в отношении Б.А. Бахарева выдвигал и сам «князь Ухтомский».  Г.Н. Боранова приводит его слова: «3/4  «Дела» совершено лицами, мне неизвестными, и в целях, для меня непонятных (предполагаю большую долю провокации со стороны Бориса Александровича (Бахарева. — Г. Б.).». Г.Н. Боранова делает вывод: «Бахарев … провоцировал казаков, подталкивая их к созданию организации»[11].
 На самом деле из материалов дела следует, что агент ЧК Б.А. Бахарев проник в самый центр организации заговорщиков, более того, при его непосредственном участии она окончательно сложилась. Однако означает ли это, что «Армия спасения России» была  искусственно им создана?
Для этого необходимо с опорой на материалы дела показать, что инициатива по созданию организации исходила от ЧК, её цели и задачи формировались агентурой ЧК или под её воздействием, а Г.Н. Боранова этого не делает.
Из обстоятельств дела, приводимых Г.Н. Борановой, очевидно, что роль Б.А. Бахарева в организации «князя Ухтомского» была велика, но её не стоит преувеличивать и переоценивать задним числом. Б.А. Бахарев, исполняя поручения руководителей будущего мятежа и играя роль его сторонника,  не являлся её руководителем и идеологом. И офицерская, и казачьи организации на Кубани в 1921 г. возникли ещё до внедрения в них Бахарева и независимо от него, цели вооружённой борьбы с Советской властью и «князь Ухтомский» и «Лагутин-Назаров» сформулировали вполне самостоятельно, сознательно строили они и планы вооружённого мятежа, собирая для этого оружие и необходимую информацию. Из представленных автором фактов можно лишь сделать вывод о том, что заговорщики не смогли обеспечить необходимый уровень конспирации, что позволило чекистам на достаточно раннем этапе обнаружить их организацию и внедрить в неё свою агентуру, но это совсем не означает, что их организация была создана ЧК.
Очевидно, пытаясь обосновать вывод о том, что «Армия спасения России» создана по заданию ДонЧК Б.А. Бахаревым, Г.Н. Боранова делит её деятельность на 2 периода: до и после мая 1921 года. Какое событие автор рассматривает как границу между периодами, она не сообщает, но по контексту ясно, что в качестве такого водораздела ей рассматривается именно момент проникновения в организацию агента ЧК. Смысл этого прозрачен: если до появления в своём составе агента ЧК организация представляла собой одно, а после – нечто другое, то это означает, что именно  появление агента ЧК и стало причиной произошедших с ней изменений. Однако для доказательства верности своей периодизации автор не  приводит ни единого факта. Нельзя не согласиться с автором, что к маю 1921 г. военная организация «Армии спасения России» ещё не сложилась, и складывалась она при непосредственном участии Б.А. Бахарева, однако это отнюдь не означает, что, если бы не Бахарев, организации «князя «Ухтомского» и «Лагутина-Назарова» не возникли бы и не смогли бы существовать.
Это не единственный случай, когда сделанные автором в статье  выводы не вытекают из фактов, изложенных ей же самой. Так, она заявляет:
«… в «Деле» нет документов, подписанных Ухтомским как руководителем этой организации». Однако двумя абзацами выше она сама сообщает о письме, направленном «князем Ухтомским» командирам отрядов 26 июня 1921 года, которое содержало инструкции, как надо действовать после победы восстания в Ростове, и было подписано: «генерал-лейтенант Ухтомский». Это письмо, опять же по информации самого автора, было разослано командирам отрядов и дошло до одного из них с припиской «Настоящий приказ (выделено мной – В.Б.) принят к сведению, руководству и точному исполнению». Т.о., перед нами как раз документ, подписанный «князем Ухтомским» как руководителем антисоветской организации.
В другом месте Г.Н. Боранова сетует на незначительное количество документов, оставленных организациями заговорщиков, отложившихся в деле, как бы предлагая сделать читателю вывод, что, мол, если документов нет, значит, организация выдумана чекистами. Отметим, что тот факт, что от организаций «князя Ухтомского» и «Лагутина-Назарова» осталось мало документов, ничего не доказывает, да и не удивителен: всё-таки они являлись организациями тайными, нелегальными, и свою деятельность строили по законам конспирации. Сама же автор в своей статье сообщает, что после ареста «Лагутина-Назарова» его соратникам удалось полностью уничтожить архив его организации.
В тоже время уличающие заговорщиков документы в деле есть. Из самой статьи автора следует, что в деле имеется по меньшей мере два таких документа: это упомянутое письмо «князя Ухтомского» руководителям отрядов от 26 июня 1921 года и рапорт адъютанта Задонского отряда корнета Антонова на имя председателя комитета «Армии спасения России» князя Ухтомского от 29 июня 1921 г (кроме того, в материалах дела имеется точное указание на существование по крайней мере ещё одного – упомянутого приказа о назначении полковника Назарова командующим 1-м Южным Донским военным округом, подписанного во время первого свидания «Ухтомского» с «Лагутиным-Назаровым», состоявшегося в середине июня 1921 года, и, очевидно, уничтоженного соратниками последнего после его ареста вместе с другими документами).

Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.17 23:12. Заголовок: На наш взгляд, нельз..


На наш взгляд, нельзя разделить сомнение автора в подлинности этих документов, ввиду их якобы сомнительной датировки. Г.Н. Боранова отмечает: «Те немногие документы, которые находятся в деле, датированы 26-29 июня 1921 г., (т.е. были созданы либо в день ареста «князя Ухтомского», либо после него – В.Б.) из чего напрашивается вывод, что они создавались специально, чтобы как-то показать деятельность организации». Однако факт совпадения времени появления документов и времени начала операции не обязательно означает, что документы эти фабриковались ДонЧК. Никаких доказательств того, что они написаны самими чекистами или под их давлением, автор не приводит. Скорее можно сделать вывод, что появление одного из этих документов – приказа от 26 июня, – подтолкнуло начало чекистской операции против «Армии спасения России», поскольку его появление было воспринято как признак окончательного оформления замысла мятежа. Об этом свидетельствуют и материалы дела, и воспоминания С.М. Будённого[12].
Г.Н. Боранова обращает особое внимание на отложившийся в деле рапорт корнета Антонова на имя Ухтомского, в котором содержится описание деятельности «Лагутина-Назарова» и его организации, и также выражает сомнение в его подлинности. «Рапорт вызывает настороженное к нему отношение не только датировкой, но и тем, что в нем описываются события месячной давности — с 29 мая: выход Антонова на связь с Лагутиным, а также о силах и планах последнего. Кто поручал адъютанту одного из отрядов писать рапорт на имя председателя комитета «Армии спасения России»? Какую цель преследовал этот рапорт адъютанта, содержавший сведения о планах Лагутина? Ведь Лагутин ко времени написания Антоновым рапорта дважды встречался с Ухтомским и мог сам посвятить последнего в свои планы» - задаёт вопросы автор.
Между тем, ответы на эти вопросы лежат на поверхности и совсем не обязательно сводятся к возможной провокации со стороны ЧК. Из самой статьи ясно, что арест «князя Ухтомского» держался в тайне вплоть до середины июля 1921 г., поскольку ДонЧК опасалась, что арест руководителя подтолкнёт повстанцев к выступлению. Только незнание об аресте «Ухтомского» позволило Бахареву привезти в Ростов «Лагутина-Назарова» 14 июля 1921 г., когда последний был также арестован ДонЧК. Нет никаких оснований считать, что об аресте «Ухтомского» до этой даты было известно и корнету Антонову. Поручение же по составлению самого рапорта Антонов мог получить непосредственно от самого «Ухтомского» ещё до ареста.
Не представляет никакой загадки и возможная цель, с которой «князь Ухтомский» мог поручить бывшему офицеру подготовить такой рапорт. Сама Г.Н. Боранова на основании материалов дела отмечает, что «Ухтомский» сразу же понял, что «Лагутин-Назаров» – не тот, за кого себя выдаёт (что, правда, не помешало ему обманывать своих соратников, делая вид, что он поверил самозванцу). В этой ситуации вполне логичным было бы проверить информацию, полученную от столь сомнительного источника, и корнет Антонов вполне подходил для такой проверки: с одной стороны, он ещё в конце мая 1921 года стал адъютантом Задонского отряда, входившего в состав организации «Лагутина-Назарова», т.е. являлся непосредственным очевидцем событий, о которых писал, а с другой – был не казаком, а кадровым офицером, т.е. обладал необходимой грамотностью и подготовкой для аналитической работы, к тому же «князь Ухтомский» мог рассчитывать на проявление с его стороны корпоративной солидарности. 
Впрочем, даже если эти документы и были составлены при участии Б.А. Бахарева и даже по его инициативе, из этого никак нельзя сделать вывод, что организация, деятельность которой отразилась в них, создана искусственно чекистами. Ведь факты, которые отражены в этих документах, на самом деле имели место быть, они подтверждаются другими материалами дела, признаются самими обвиняемыми, которые в ходе следствия не пытались их опровергнуть.  Подлинность этих фактов не отрицается и самим автором. 
Далее Г.Н. Боранова пытается бросить тень на работу ДонЧК путём акцентирования внимания на противоречиях между фактами, установленными следствием, и сообщениями о нём в советской прессе. В качестве примера она приводит лишь одну публикацию, появившуюся в газете «Известия ВЦИК» 3 августа 1921 года. «В «Известиях ВЦИК» говорится о полутора тысячах повстанцев боевого штаба. Но армии у Ухтомского и Лагутина-Назарова не было. Известно лишь о четырёхстах человек отряда Говорухина и сорока — отряда Лагутина-Назарова. У Лагутина была надежда, что с началом его выступления за ним пойдут все сёла и станицы, а в «Изложении Дела» утверждалось, что Лагутин-Назаров организовал 50% мужского населения, годного носить оружие…  Материалы «Дела Ухтомского» не вызывают и тени сомнения в том, что Лагутин не являлся полковником Назаровым, руководившим одним из врангелевских десантов в 1920 г. Это зафиксировано в «Изложении» по «Делу», представленном следствием, и в смертном приговоре названо настоящее имя этого человека – А.А. Моисеев…»  – сопоставляет  Г.Н. Боранова газетную публикацию и обвинительное заключение по делу.
Конечно, противоречия здесь, несомненно, присутствуют, но касаются ли они основных фактов, или носят характер расхождений во второстепенных деталях? Стоит отметить, что умозаключения автора и в данном случае противоречивы: если в первой части своего рассуждения она вроде как упрекает ДонЧК в том, что её сотрудники сознательно завысили масштаб подпольной организации, то из второй части, наоборот, вытекает, что чекисты преуменьшали количество вовлечённых в организацию и сочувствующих лиц. Впрочем, преувеличенная информация о количестве заговорщиков могло быть связано вовсе не с деятельностью ДонЧК, а действиями самих обвиняемых, который при помощи интриг вели борьбу за руководство заговором. Сама Г.Н. Боранова отмечает, что «Лагутин-Назаров» сознательно передавал «Ухтомскому» преувеличенную информацию о силе своей организации, надеясь занять место руководителя[13].
На наш взгляд, расхождения между материалами дела и газетной публикацией о нём носят характер различий во второстепенных деталях и объясняются тем, что статья в «Известиях ВЦИК» вышла по горячим следам, задолго до судебного разбирательства. Что же касается ошибки в идентификации лица, именующего себя «полковником Назаровым», то в тогдашних условиях трудности в установлении личности того или иного человека вполне объяснимы. К тому же сам «Лагутин-Назаров» был заинтересован в этой мистификации и сознательно поддерживал её.
Кстати, насколько серьёзную проблему представляло собой точное установление личности человека на Кубани в то время, ярко иллюстрирует история … настоящего полковника Назарова. Этот человек в ходе разгрома красными возглавляемого им десанта весной 1920 г. попал в плен, но не был опознан и … в качестве рядового красноармейца зачислен в РККА! Спустя некоторое время, выбрав удобный момент, он бежал к Врангелю, а затем оказался в Китае, где возглавил партизанский отряд, который вёл борьбу с большевиками вплоть до 1930 года[14].
О достаточно позднем времени идентификации личности «Лагутина-Назарова» и о слабом распространении этой информации говорит и тот факт, что такой активный участник событий, как заместитель командующего Северо-Кавказским военным округом С.М. Будённый без тени сомнения называет его полковником Назаровым в своих воспоминаниях, изданных через много лет после описываемых событий[15]. 
В целом же события изложены в заметке в полном соответствии с материалами дела.
Ещё один аргумент в пользу того, что дело в отношении «Армии спасения России» сфабриковано, автор предлагает видеть в вопиющем авантюризме действий «князя Ухтомского» и «Лагутина-Назарова».  «Князь Ухтомский» ни на секунду не сомневается, что «полковник Назаров» не тот, за кого он себя выдаёт, и тем не менее вступает с ним в переговоры и планирует совместные действия; не имея в распоряжении достаточных сил, представляя обстановку только по рассказам, он разрабатывает план захвата Ростова. «Лагутин-Назаров», располагая всего 40 бойцами, смело заявляет, что за ним пойдёт всё население кубанских станиц. Автор прямо этого не говорит, но подводит читателя к выводу, что реальные заговорщики не могли так поступать, а, следовательно, всё следственное дело – это топорная работа заплечных дел мастеров из ДонЧК.
Интересно, что в этом автор лишь следует за самим «князем Ухтомский», который в ходе следствия и суда тоже пытался использовать этот аргумент для своей защиты: «… Как я ни слаб был волей и умственно после тяжких болезней — такого бестолкового, чертовски непрактичного, чисто безумного плана восстания я бы не выработал и готового не принял…» - приводит его слова Г.Н. Боранова. Об этой тактике поведения «Ухтомского» во время следствия свидетельствует в своих воспоминаниях и С.М. Будённый[16].
Сразу отметим: то, что «князь Ухтомский», отрицал свою вину, обвиняя органы ДонЧК в провокации, не может являться доказательством фальсификации дела. Для обвиняемого естественно стремление избежать ответственности и отрицать свою вину. Материалы же этого дела, следственного дела Вятского епископа Авраамия (Дернова) и свидетельства людей, лично знавших «князя Ухтомского», например, Д.И. Беленькова[17],  а также те в значительной части фантастические автобиографические сведения, поведанные им о себе при аресте[18], тем более не дают основания безусловно доверять каждому слову этого человека, особенно в ситуации его личной заинтересованности. 
Что же касается авантюристичности плана восстания, то она не вызывает сомнения, но это скорее свидетельствует не о возможной провокации со стороны органов ЧК, а об уровне деловых и моральных качеств лидеров заговорщиков, которые сами оказались неспособными организовать должным образом подготовку восстания, и при этом готовы были, не задумываясь, поставить на карту жизни десятков тысяч простых казаков, вовлекая их в кровавую авантюру.
Далеко не со всеми выводами автора можно согласиться и в отношении той части её материалов, где описываются действия ДонЧК по ликвидации восстания в конце июля – августе 1921 г. Представляется, что её оценка этих действий также слабо согласуется с фактами, приведёнными ей самой.
После ареста органами ЧК руководителей подпольных организаций последним было предложено сотрудничество в проведении операции по ликвидации заговора в обмен на освобождение от ответственности. Заговорщики согласились сотрудничать, и представители повстанческого движения вошли в состав оперативного штаба, созданного при оперативном отделе Северо-Кавказского военного округа, а также районных штабов в станицах Степнянской и Мечётинской. В станице Елизаветинской было организовано проведение съезда казачьего населения кубанских станиц, который принял резолюцию о сдаче оружия, а взамен ЧК отпустила арестованных, которым были выданы документы об амнистии[19]. Однако 19 августа 1921 г. амнистированные повстанцы были вновь арестованы, после этого последовали репрессии.
Г.Н. Боранова оценивает действия ДонЧК как предательские и провокационные. Желая показать, что коварные чекисты заранее планировали эту операцию, она отмечает, что ещё 24 июля в районы, охваченные повстанческим движением, ввели войска полномочного представителя ВЧК. В этот же день был издан секретный приказ № 1 полномочного представителя ВЧК штабу и отряду особого назначения станице Елизаветинской, предназначенный для командного состава. Приказ рассматривал расположение войск в станицах как во вражеском окружении. Населению же объявили, что войска введены для учений.
Однако вряд ли выводы автора можно назвать корректными. Ввод войск в казачьи станицы мог быть и простой предосторожностью. В то же время из данных, приводимых Г.Н. Борановой, становится известно, со стороны участников заговора имела место деятельность, осуществляемая вопреки договорённостям, достигнутым в середине июля. Так, Г.Н. Боранова сообщает, что 26 июля 1921 г. в станице Егорлыкской состоялось некое Совещание всех представителей Задонья и Кубани, которое направило в адрес особого отдела Северо-Кавказского военного округа «Народную грамоту», в которой сдача оружия обуславливалась принятием советской властью ряда «уступок, удовлетворяющих желанию народа». Авторы «Народной грамоты» заявляют, что не сдадут оружие «до тех пор, пока Вами и Вашими представителями не будет подписано мирное условие»[20]. Что это за уступки, Г.Н. Боранова не сообщает, но очевидно, что речь шла о новых условиях, о которых не было речи на съезде, состоявшемся в станице Елизаветинской.
Этими новыми условиями, судя по всему, было требование распространить политику НЭПа на территорию Кубани. При этом бывшие заговорщики в беседах с населением подавали это решение как свершившийся факт, приписывая его при этом в заслугу себе[21]  
Несмотря на это, власти всё же попытались организовать сдачу оружия казачьим населением, и в начале августа в центрах повстанческого движения состоялись собрания, посвящённые этому. И лишь после того, как эти собрания потерпели неудачу, состоялась чекистская операция по повторному аресту участников мятежа. Об этом же свидетельствует и сама автор, сообщая: «Представление по делу Ухтомского» объясняло аресты «невыполнением условия амнистии — сдачи гражданским населением и организациями оружия и тем, что «главари продолжали среди населения агитацию, ведущую к восстанию».
Взвесив все обстоятельства, вряд ли действия ДонЧК можно назвать провокационными. Скорее уж провокация исходила со стороны бывших заговорщиков, пытавшихся выторговать уступки, ранее не оговорённые в рамках соглашения, в результате которого они были освобождены от преследования, шантажируя власть угрозой нового выступления.
В заключение отметим ещё несколько моментов, которые показались Г.Н. Борановой свидетельствующими о возможной фабрикации материалов дела, но на деле вряд ли могут быть признаны таковыми.
«По материалам «Дела Ухтомского» ясно, что и в становлении «Армии спасения», и в раскрытии этой организации огромную роль сыграл секретный агент Бахарев. Однако в «Изложении по раскрытой на Дону подпольной контрреволюционной организации «Армия спасения России», возглавляемой генерал-майором князем К.Э. Ухтомским», представленном следствием (т.е. в обвинительном заключении – В.Б.), имя Бахарева не упоминается» – обращает внимание автор, очевидно, намекая, что ЧК скрыло имя своего провокатора, чтобы замаскировать следы фабрикации дела. Вряд ли этот вывод может быть признан состоятельным. Неразглашение имён секретных сотрудников является общепринятой практикой, поскольку секретность является одним из основных принципов их работы. Однако при этом и оперативные материалы не могут выступать в качестве доказательств обвинения и не фигурируют в обвинительном заключении. Оперативная работа, агентурный сбор сведений и провокация – это далеко не одно и тоже. В данной же ситуации, как уже отмечалось, автор не приводит ни одного доказательства, что Б.А. Бахарев подталкивал её членов к мятежу.
 «В заключении по делу двадцати казаков [станицы – В.Б.] Егорлыкской уполномоченный отделения по шпионажу и контрреволюции СКВО отмечал «почти полное отсутствие обвинительного, обоснованного на фактах, материала» – отмечает Г.Н. Боранова. Вполне возможно, что следствие не смогло представить убедительных доказательств вины этих двадцати казаков; но это совершенно не значит, что оно не смогло это сделать в отношении всех привлечённых к делу, число которых в десять раз больше.  
Таким образом, выводы о фабрикации Донской ЧК следственного дела в отношении «Армии спасения России», сделанные Г.Н. Борановой о фабрикации указанного дела не представляются обоснованными.

Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.17 23:13. Заголовок: Вестник ПСТГУ II: И..


[1] Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви. 2012. Вып. 5 (48). С. 87-104. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/ispoved-v-zastenkah-vchk-k-biografii-istorika-i-obschestvennogo-deyatelya-professora-protoiereya-p-v-verhovskogo (дата обращения – 28.08.2014).
[2] Список трудов см. на URL: http://www.rulex.ru/01030294.htm
[3] В статьях, посвящённых материалах дела и опубликованных воспоминаниях современников его личность сомнению не подвергается, однако недостоверность некоторых из сообщенных им самим деталей биографии дают основание сомневаться, не самозванец ли он. 
[4] Будённый С.М. Пройденный путь. Книга третья: М.: Воениздат, 1973. URL: http://militera.lib.ru/memo/russian/budenny_sm/index.html (дата обращения – 19.08.2014).
[5] Привлечён, но не осуждён. По данным самой Ю.А. Бирюковой, П.В. Верховский летом 1922 г. был освобождён под подписку о невыезде – Бирюкова Ю.А. Указанное соч., С. 90
[6] Там же. Ссылка на С. 90.
[7] Боранова Г. Н. Азов и Приазовье между двумя мировыми войнами (1917-1940 гг.). // Очерки истории Азова Вып. 9. Азов, 2005. Глава 8. Сопротивление Советской власти в Приазовье. 1921 г. С. 208-242. URL: https://vivaldi.dspl.ru/bv0000288/view, дата обращения – 25.09.2014). Она же. Авантюра Лагутина. Выступления против советской власти на Дону в 1921 году // Донской временник: политические партии и движения на Дону : электрон. журн. 2006. № 3. URL: http://www.donvrem.dspl.m/Files/article/m4/1/art.aspx?art_id=508 (дата обращения: 12.11.2011).
[8] «Обстоятельный анализ возникновения, деятельности и ликвидации созданной на Дону «Армии спасения России», возглавлявшейся К.Э. Ухтомским, произведен Г.Н. Борановой. Изучение составленного после ее разгрома уголовного дела, хранящегося в архиве УФСБ по Ростовской области, позволило ей установить, что данная организация была создана в 1921 г. с ведома ДонЧК и все время находилась под ее негласным контролем» – Грищенко А.Н. Антибольшевистское повстанческое движение в Донской области в 1920-22 гг. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. РнД, 2009. URL: http://dislib.ru/istoriya/5354-1-antibolshevistskoe-povstancheskoe-dvizhenie-donskoy-oblasti-1920-1922-godah.php, (дата обращения – 28.08.14).
[9] ГАСПИКО. Ф. Р-6799. Оп. 3. Д. СУ-4638.
[10] Там же. Л. 70.
[11] Боранова Г. Н. Азов и Приазовье … С. 224.
[12] Будённый С.М. Указанное соч.
[13] Боранова Г.Н. Азов и Приазовье … С. 225-226.
[14] См. биографию на портале Общественно-исторического клуба «Белая Россия». URL: http://www.belrussia.ru/page-id-474.html (дата обращения – 18.09.2014).
[15]Будённый С.М. Там же. 
[16] «В каждом из своих ответов на многочисленные вопросы, задаваемые председательствующим Ульрихом и прокурором Васильевым, подсудимый старался представить контрреволюционную организацию, им возглавлявшуюся, как «бутафорию», как «беспредметные разговоры молодых людей и истеричек, одержимых какими-то надеждами». Эти молодые люди и истерички, уверял подсудимый, призывая трибунал верить его честному слову «не офицера, а человека», окружили его исключительным вниманием и лаской и стали доказывать, что именно он должен стать во главе «Армии спасения России», что именно ему выпала эта миссия. Ухтомский, по его словам, не придавал значения этим затеям, не думал, что они могут привести к серьезным последствиям. С другой стороны, он считал себя морально обязанным тем «дамам» и «друзьям», которые окружили его нежным вниманием в период его болезни, и поэтому не мог отказать их настойчивой просьбе стать вождем организации. Вот чем объясняется то обстоятельство, что он подписал приказ о формировании «Армии спасения России».— Передо мной стояли на коленях женщины, и я подписал приказ, — заявил Ухтомский и прибавил: — Пусть это не покажется рисовкой. Свою связь с Назаровым подсудимый объяснил таким же «мирным» образом. Когда он узнал, что Лапутин (ошибка; Лагутин – В.Б.) - Назаров готовит налет на Ростов, то якобы испугался предстоящих кровавых событий, грозящих арестами и разрушением его личного семейного благополучия. Он собирался уехать и увезти семью в Румынию, а события могли помешать этому. Назначение, которое он дал Назарову, Ухтомский назвал «клоунской погремушкой». Связавшись с Назаровым и «бутафорски» подчинив его себе, он надеялся таким путем отдалить выступление и благополучно вывезти семью за границу» – Будённый С.М. Указ. соч.
[17] «…после того, как в Ростове-на-Дону была в подвалах Особого отдела расстреляна последняя группа из двух с половиной тысяч преданных на расстрел князем Ухтомским — за жизнь его — а его самого по этой реке крови перевезли в Москву и поместили во внутреннюю тюрьму ВЧК, снабжая его портвейном и тортами, после чего он на суде сам заявил это, почувствовал себя гражданином свободной страны.» - Из переписки Д.И. Беленькова с Е.П. Пешковой. Письмо от 10 мая 1923 г. URL: http://www.golos-epohi.ru/?ELEMENT_ID=1474 (дата обращения – 15.08.2014).
[18] Согласно этим сведениям,  «князь К.Э. Ухтомский» в 1897 г. якобы окончил академию Генерального Штаба; однако в самом полном списке выпускников академии, опубликованном в рамках фундаментальной монографии В.А. Ганина (см. Ганин В.А. Корпус офицеров Генерального штаба в годы Гражданской войны 1917–1922 гг.: Справочные материалы. М.: Русский путь, 2009), его нет. Это, в принципе, не означает, что этот человек вообще не учился в этой академии; однако ясно, что либо под этой фамилией скрывается другой человек, либо он на самом деле учился в академии, но был отчисленным из неё, не закончив курс обучения (таких офицеров только с 1881 по 1902 было 913 человек). Кроме того, «Ухтомский» утверждал, что в 1908-10 гг. он занимал пост представителя Генерального штаба при российском посольстве в Японии; однако такого института в царской России никогда не существовало.
[19] Боранова Г.Н. Азов и Приазовье … С. 231.
[20] Там же. С. 232.
[21] По оперативному донесению о встрече одного из бывших руководителей повстанцев К.Ф. Сыроватского с населением станицы Степной, последний убеждал собравшихся, что «власть представила всей раскрытой организации многие льготы, как-то: открытие вольных рынков, передача мелкого производства в руки бывших собственников, а также снятие продналога с крестьян по случаю плохого урожая». – Там же. С. 325.

Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.17 23:39. Заголовок: Сначала - присказка...


Сначала - присказка.
Повесть - повестью, но в основе всего лежат мемуары С.М.Буденного (здесь - та самая глава http://militera.lib.ru/memo/russian/budenny_sm/3_09.html ) и, судя по некоторым деталям, соответствующие архивы. Т.е., если совсем уж глубоко не копать, фильм весьма историчен. Разве что врангелевский десант в 1921 - откровенный нонсенс. В реале он действительно состоялся за год до этого - летом 1920 (тщетная попытка под командованием полковника Назарова поднять Кубань). А так, даты, фамилии, ход событий... Все вполне исторично, что, впрочем, не делает фильм лучше. Типичная кинуха 'про ЧК', со стандартным сюжетом: наш человек проникает в организацию и ей наступает 'капкан полный писец'.
И, если с историей - все терпимо, то география конкретно хромает. В реале базой казачков-повстанцев была станица Елизаветинская. Охотно верю: и ныне в дельте Дона можно ненадолго спрятать конную армию, а не только четыре с половиной сотни сабель.
В фильме же базой названа станица ГнилОвская. Это пример крайне неудачной и бессмысленной замены названий. Дело в том, что станица ГниловскАя располагалась на склоне крутого, высокого и лысого берега Дона. К тому же она вплотную примыкала к границе Ростова (вошла в его состав в 1930 г.). Спрятать в ней этих красавцев, так любивших рассекать по улицам с винтовками за плечами, было просто невозможно.

Спасибо: 0 
Профиль
Dobrovolec
Администратор форума




ссылка на сообщение  Отправлено: 13.03.17 16:02. Заголовок: https://www.youtube...




На одной планете 1965



Опубликовано: 16 нояб. 2016 г.
Ретроспектива шпионского, детективного, политического и военного фильма СССР и социалистических стран Европы, Азии и Востока.
Жанр: драма, исторический
Год выпуска: 1965
Режиссёр: Илья Ольшвангер
В ролях: Иннокентий Смоктуновский, Эмма Попова, Юлиан Балмусов, Андро Кобаладзе, Пантелеймон Крымов, Евгений Лебедев, Павел Луспекаев, Николай Симонов, Юрий Волков, Ефим Копелян, Бруно Оя, Изиль Заблудовский, Федор Никитин, Георгий Тейх, Станислав Фесюнов, Андрей Халявин, Виталий Иллич, Лев Жуков, Георгий Штиль, Валентин Янцат...
Описание: Об одном дне жизни В.И.Ленина - с вечера 31 декабря 1917 до позднего вечера 1 января 1918 года.
Ленин вместе с Н.К.Крупской встречает Новый год в рабочем клубе Выборгской стороны, принимает иностранных дипломатов, протестующих против ареста румынского посланника,пишет статьи, встречается с давним другом по эммиграции в Швейцарии Фрицем Платтеном... По дороге с Выборгской стороны автомобиль председателя Совнаркома обстрелян заговорщиками... Словом, происходит множество больших и малых событий, какими насыщен этот обычный день из жизни главы Советского государства.

Мы былого не жалеем,
Царь нам не кумир.
Мы одну мечту лелеем:
Дать России мир.
Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 13.03.17 23:21. Заголовок: По первому каналу ид..


По первому каналу идет редкостное ФУФЛО под наименованием "Мурка". "Прибыла в Одессу банда из придурков!?"

Спасибо: 0 
Профиль
Dobrovolec
Администратор форума




ссылка на сообщение  Отправлено: 14.03.17 04:10. Заголовок: https://www.youtube...




В начале 20-х годов в Одессе процветали криминальные группировки и найти честного человека было сложней, чем жулика или бандита. Именно в этот сложный период из Москвы в Одессу была направлена сотрудница внутренних органов Мария Климова в составе секретного подразделения ГПУ под кодовым названием "Апостолы". На месте она была вынуждена работать под прикрытием легенды и под псевдонимом Мурка. Ее цель - предполагаемый главарь преступного мира по кличке "Бриллиант".

Режиссер: Антон Розенберг, Ярослав Мочалов
В ролях: Мария Луговая, Максим Дрозд, Михаил Пореченков, Нина Дворжецкая, Алёна Бабенко, Анатолий Гущин

Мы былого не жалеем,
Царь нам не кумир.
Мы одну мечту лелеем:
Дать России мир.
Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 15.03.17 23:50. Заголовок: В 00.30.по Первому к..


В 00.30.по Первому каналу передача :"Николай Второй. Последняя воля императора."

Спасибо: 0 
Профиль
Запорожець-2
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.17 19:25. Заголовок: ЭМИССАР ЗАГРАНИЧНОГО..


ЭМИССАР ЗАГРАНИЧНОГО ЦЕНТРА!!! Остросюжетный фильм о гражданской войне!!!
https://www.youtube.com/watch?v=2BW_jmghL_4

На 56 минуте фильма видим генерала Слащева?! Витарган играет Врангеля.

Спасибо: 0 
Профиль
Запорожець-2
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 18.03.17 20:46. Заголовок: Игорь Ластунов пишет..


Игорь Ластунов пишет:

 цитата:
По первому каналу идет редкостное ФУФЛО под наименованием "Мурка". "Прибыла в Одессу банда из придурков!?"



Мура изрядная.. А вот фильм "Охота на дьявола" понравился, смотрю.

Спасибо: 0 
Профиль
капрал
постоянный участник




ссылка на сообщение  Отправлено: 19.03.17 22:06. Заголовок: Dobrovolec пишет: Н..


Dobrovolec пишет:

 цитата:
На одной планете 1965


Благодарю за ссылку.Сей фильм не довелось видеть,хотя"лениниану"в фильмотеке имею приличную.
Нацукрмининфо пообрезало толковые ростелеканалы на кабельном тв.Придеться раскошеливаться на спутниковую"тарелку".

Спасибо: 0 
Профиль
Запорожець-2
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 19.03.17 22:47. Заголовок: капрал пишет: Нацук..


капрал пишет:

 цитата:
Нацукрмининфо пообрезало толковые ростелеканалы на кабельном тв.



У меня тоже кабельное 86 каналов, а смотреть нечего.

Спасибо: 0 
Профиль
капрал
постоянный участник




ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.17 23:01. Заголовок: Запорожець-2 пи..


Запорожець-2 пишет:

 цитата:
У меня тоже кабельное 86 каналов, а смотреть нечего.


То ли еще будет,опосля принятия ВР новой поправки к Закону"О мове"касающейся непосредственно радио и тв.(В первом чтении намедни ее уже согласовали).

Спасибо: 0 
Профиль
Запорожець-2
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.17 23:15. Заголовок: Телек практически не..


Телек практически не смотрю, фильмы и остальное только в Интере..они своей мовой уже всех задолбали.

Спасибо: 0 
Профиль
капрал
постоянный участник




ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.17 23:29. Заголовок: Все верно. Но нар..


Все верно. Но нардепам нейметься еще более урезать русскую речь на тв и радио,хотя куда ни кинь,окрамя "Интер"и "Русского радио",почти все вещается на мове.Ежели "Интер"украинезируют тогда вообще смотреть будет нечего.

Спасибо: 0 
Профиль
Запорожець-2
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.17 23:34. Заголовок: Украинизация ни к че..


Украинизация ни к чему хорошему не приведет, прошлое страны как видно ничему не научило или они вообще ее не знают?

Спасибо: 0 
Профиль
Dobrovolec
Администратор форума




ссылка на сообщение  Отправлено: 26.03.17 06:43. Заголовок: https://www.youtube...




Волынь Wolyn Фильм польского режиссёра Войцеха Смажовского



Волынь Wolyn Фильм польского режиссёра Войцеха Смажовского о зверствах бандеровцев в Польше. Запрещен к показу на Украине

Мы былого не жалеем,
Царь нам не кумир.
Мы одну мечту лелеем:
Дать России мир.
Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.17 22:41. Заголовок: По Первому каналу на..


По Первому каналу начался показ сериала "Волчье солнце".Действие фильма происходит в 1924 году. Михаил Останин — сотрудник ОГПУ. Перед ним поставлена задача предотвратить вторжение белоэмигрантских войск со стороны Польши на территорию СССР. Известно, что командует операцией генерал В. А. Ромовский. Для проникновения на территорию Польши он вступает в банду контрабандистов под именем своего друга детства, погибшего белого офицера Януша Галецкого. Начальник контрразведки Ромовского, полковник Франтишек Сигунда, делает Останина своим завербованным агентом. В дальнейшем Останину удаётся стать офицером для особых поручений у Ромовского и предотвратить кровопролитие.

Спасибо: 0 
Профиль
Запорожець-2
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.17 22:46. Заголовок: Игорь Ластунов пишет..


Игорь Ластунов пишет:

 цитата:
По Первому каналу начался показ сериала "Волчье солнце".



Видел раньше этот фильм, один раз посмотреть можно.

Спасибо: 0 
Профиль
Dobrovolec
Администратор форума




ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.17 23:27. Заголовок: года 2 назад его уже..


года 2 назад его уже смотрел, обсуждали, вроде, этот фильм уже...Гела Месхи и Павел Трубинер там играли...Мне банда лжемонахов очень там понравилась...

Мы былого не жалеем,
Царь нам не кумир.
Мы одну мечту лелеем:
Дать России мир.
Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.17 23:35. Заголовок: Список игровых фильм..


Список игровых фильмов (1931-2015), связанных с тематикой образа Белого движения.Представляется актуальным систематизировать эволюцию темы Белого движения в киноискусстве. Хронологические рамки нашей работы — звуковой период игрового кинематографа с 1931 года до наших дней.
В данный список включены не только фильмы, непосредственно связанные с Белым движением (хотя такого рода произведения в списке доминируют), но и ленты на тему революции, гражданской войны (и последующих лет), фильмы, связанные с образами разнообразных врагов советской власти и большевиков.

1931
Томми. СССР, 1931. Драма. Режиссер Яков Протазанов. Сценаристы: Всеволод Иванов, Яков Протазанов (автор пьесы «Бронепоезд 14-69» В.Иванов). Актеры: Але1932
Алый рассвет / Scarlet Dawn. США, 1932. Мелодрама. Режиссер William Dieterle. Сценаристы: Niven Busch, Erwin S. Gelsey. Актеры: Douglas Fairbanks Jr., Nancy Carroll, Lilyan Tashman и др.
Двадцать шесть комиссаров. СССР, 1932. Драма. Режиссер Николай Шенгелая. Сценаристы: Александр Ржешевский, Николай Шенгелая. Актеры: К. Гасанов, Хайри Эмир-заде, Алисаттар Меликов и др.
Мир и плоть / World and the Flesh. Драма. США, 1932. Драма. Режиссер John Cromwell. Сценаристы: Oliver H.P. Garrett, Ernst Spitz. Актеры: George Bancroft, Miriam Hopkins, Alan Mowbra и др.

1933
Анненковщина. СССР, 1933. Драма. Режиссер и режиссер Николай Береснев. Оператор: Александр Сигаев. Актеры: Борис Ливанов, Василий Бокарев, Владимир Гардин, Андрей Костричкин, Владимир Таскин, Лидия Трактина и др.
Жить. СССР, 1933. Драма. Режиссер Семён Тимошенко. Сценаристы: Семён Тимошенко, Виктор Шкловский. Актеры: Галина Кравченко, Пётр Соболевский, Владимир Крюгер и др.
Моя Родина. СССР, 1933. Драма. Режиссеры: Александр Зархи, Иосиф Хейфиц. Сценаристы: Михаил Блейман, Александр Зархи, Иосиф Хейфиц. Актеры: Александр Мельников, Янина Жеймо, Константин Назаренко, Олег Жаков и др.
Суровые дни. СССР, 1933. Драма. Режиссер: Александр Штрижак-Штейнер. Сценарист Соломон Лазурин. Актеры: Георгий Бабенко, Татьяна Вечора, Степан Шкурат и др.

1934
Золотые огни. СССР, 1934. Драма. Режиссеры: Владимир Корш-Саблин, Борис Бродянский. Сценарист Борис Бродянский. Актеры: Фёдор Никитин, Анатолий Кузнецов, Степан Шкурат, Роза Свердлова, Олег Жаков, Георгий Жжёнов и др.
Казнь. СССР, 1934. Драма. Режиссер Мирон Билинский. Сценарист Моисей Зац. Актеры: Николай Надемский, Юрий Васильчиков, Анна Мещерская и др.
Красный платочек. СССР, 1934. Драма. Режиссер: Лазарь Френкель. Сценарист А. Варавва (автор рассказа А.Головко). Актеры: Дмитрий Голубинский, А. Цепенюк, Нина Лебедева и др.
Молодость. СССР, 1934. Драма. Режиссер Леонид Луков. Сценарист Владимир Алексеев. Актеры: Иван Коваль-Самборский, Вера Шершнёва, Лаврентий Масоха и др.
Чапаев. СССР, 1934. Драма. Режиссеры и сценаристы братья Васильевы (по книге Д.А.Фурманова). Операторы: Александр Сигаев, Александр Ксенофонтов. В ролях: Борис Бабочкин, Леонид Кмит, Варвара Мясникова, Борис Блинов, Илларион Певцов, Степан Шкурат, Вячеслав Волков, Николай Симонов, Борис Чирков, Георгий Васильев, Георгий Жженов и др.ксандр Жутаев, Василий Ковригин, Михаил Кедров и др. 1935
Любовь и ненависть. СССР, 1935. Драма. Режиссер Альберт Гендельштейн. Автор сценария Сергей Ермолинский. Оператор Василий Пронин. В ролях: Эмма Цесарская, Александр Чистяков, Вера Марецкая, Николай Крючков, Рина Зеленая, Михаил Жаров, Андрей Абрикосов, Виктор Станицын, Михаил Кедров, Варвара Попова, Владимир Хенкин, Сергей Комаров, Сергей Столяров, Игорь Савченко и др.
Подруги. СССР, 1935. Драма. Режиссер Лео Арнштам. Сценаристы: Лео Арнштам, Раиса Васильева. Операторы: Владимир Рапопорт, Аркадий Шафран. В ролях: Зоя Федорова, Ида Антипова, Ирина Зарубина, Дагмара Папе, Янина Жеймо, Борис Бабочкин, Борис Чирков, Н. Марков, Борис Пославский, Вера Попова, Мария Блюменталь-Тамарина и др.
Последняя ночь. СССР, 1935. Драма. Режиссер Михаил Капчинский. Сценарист Дмитрий Урин. Оператор Александр Лаврик. В ролях: Иван Коваль-Самборский, Дарья Зеркалова, Владимир Сокирко, Валентин Дуклер, Александр Чистяков, Оксана Подлесная, Амвросий Бучма и др.

1936
Герои Сибири / Bohaterowie Sybiru. Польша, 1936. Драма. Режиссер: Михал Вашиньский. Сценаристы: Ежи Вальден, Эугениуш Бодо. Актеры: Кристина Анквич, Адам Бродзиш, Эугениуш Бодо и др.
Мы из Кронштадта. СССР, 1936. Драма. Режиссер Ефим Дзиган. Автор сценария Всеволод Вишневский. Оператор Наум Наумов-Страж. В ролях: Василий Зайчиков, Георгий Бушуев, Олег Жаков, Раиса Есипова, Петр Кириллов, Петр Соболевский, Николай Ивакин и др.
Тринадцать. СССР, 1936. Истерн. Режиссер: Михаил Ромм. Сценаристы: Иосиф Прут, Михаил Ромм. Актеры: Иван Новосельцев, Елена Кузьмина, Александр Чистяков, Андрей Файт и др.
Федька. СССР, 1936. Драма. Режиссер Николай Лебедев (автор повести Д.Левин). Оператор Виталий Чулков. В ролях: Николай Кат-Оглу, Анатолий Кузнецов, Петр Алейников, Василий Меркурьев и др.

1937
Балтийцы. СССР, 1937. Драма. Режиссер Александр Файнциммер. Авторы сценария: Алексей Зиновьев, Александр Штейн. Оператор Святослав Беляев. В ролях: Борис Ливанов, Галина Инютина, К. Богданов, Леонид Вивьен, В. Сафронов, Леонид Кмит, Владимир Крюгер, Петр Гофман, Владимир Уральский, Константин Сорокин и др.
Броненосец «Севастополь» - Белые рабы / White Slaves - Panzerkreuzer "Sebastopol". Драма. Германия, 1937. Режиссер: Karl Anton. Сценаристы: Charlie Roellinghoff, Karl Anton, Arthur Pohl, Felix von Eckardt. Актеры: Camilla Horn, Karl John, Werner Hinz, Theodor Loos, Fritz Kampers и др.
Волочаевские дни. СССР, 1937. Драма. Режиссеры и сценаристы братья Васильевы. Операторы: Александр Сигаев, Аполлинарий Дудко. В ролях: Варвара Мясникова, Николай Дорохин, Лев Свердлин, Юрий Лавров, В. Гущинский, И. Добролюбов, Борис Чирков, Борис Блинов, Владимир Лукин, Александр Морозов, Андрей Апсолон, Федор Чагин, Борис Хайдаров, Алексей Матов, Сергей Филиппов и др.
Дума про казака Голоту. СССР, 1937. Драма. Режиссер Игорь Савченко. Авторы сценария: Игорь Савченко, Аркадий Гайдар (по мотивам повести А.Гайдара «РВС»). Оператор Юлий Фогельман. В ролях: Константин Нассонов, Леня Шехтман, Константин Тыртов, Нина Русинова, Николай Соколов, Виктор Селезнев, Фаина Раневская и др.
Рыцарь без доспехов / Knight Without Armour. США, 1937. Мелодрама. Режиссер Jacques Feyder. Сценаристы: James Hilton (он же автор романа), Frances Marion. Актеры: Marlene Dietrich, Robert Donat, Irene Vanbrugh и др.
Юность. СССР, 1937. Драма. Режиссер Леонид Резниченко. Автор сценария Н.Нечволодова. Оператор Анатолий Солодков. В ролях: М. Агейченков, Семен Свашенко, Витя Смирнов, Евгения Мельникова, Я. Рыков, Иван Бобров, С. Колесиди, В. Метлов, С. Прянишников, Исма Богатов, Миша Заяицкий, Николай Рыбников и др.

1938
Год девятнадцатый. СССР, 1938. Драма. Режиссер Илья Трауберг. Сценаристы: Иосиф Прут, Илья Трауберг (по одноименной пьесе Иосифа Прута). Операторы: Владимир Данашевский, Вениамин Левитин, Анатолий Назаров, Лев Сокольский. В ролях: Г. Горбунов, Виталий Полицеймако, Андрей Апсолон, Владимир Гардин, Ганс Клеринг, Борис Кудряшов, Михаил Вольский и др.
Друзья. СССР, 1938. Драма. Режиссеры: Лео Арнштам, Виктор Эйсымонт. Сценаристы: Лео Арнштам, Николай Тихонов. Оператор: Владимир Рапопорт. В ролях: Борис Бабочкин, Ирина Зарубина, Николай Черкасов, Степан Каюков, Серафима Бирман и др.
Друзья из табора. СССР, 1938. Боевик. Режиссеры: Дмитрий (Мито) Варламов, Григорий Ломидзе. Сценаристы: Лев Кассиль, Михаил Юдин, Лазарь Юдин. Актеры: Николай Сморчков, Наталья Ефрон, Иван Козлов, Сергей Мартинсон и др.
Зангезур. СССР, 1938. Драма. Режиссёры: В. Бадалян, Амбарцум Бек-Назаров и Яков Дукор. Сценаристы: Амбарцум Бек-Назаров, Яков Дукор и Владимир Соловьев. Актеры: Рачия Нерсесян, Авет Аветисян, Тагуи Асмик и др.
На границе. СССР, 1938. Драма. Режиссер и автор сценария Александр Иванов (по литературным материалам П.Павленко). Оператор: Владимир Рапопорт. В ролях: Николай Крючков, Елена Тяпкина, Зоя Федорова, Степан Крылов, Эраст Гарин и др.
Огненные годы. СССР, 1938. Драма. Режиссер Владимир Корш-Саблин. Сценаристы: Игорь Луковский, Сигизмунд Навроцкий. В ролях: Константин Скоробогатов, Александр Кузнецов, Иван Пельтцер, Григорий Плужник, Константин Злобин, Борис Пославский, Зоя Федорова, Аркадий Райкин и др.
Старая крепость. СССР, 1938. Драма. Режиссер Мирон Билинский. Сценарист Владимир Беляев. Актеры: Александр Мельников, Сергей Петров, Андрей Сова, Марк Бернес и др.
1939
Балалайка / Balalaika. США, 1939. Мелодрама. Режиссер Райнхольд Шюнцель. Сценаристы: Чарльз Беннетт, Жак Деваль, Леон Гордон. Актеры: Нельсон Эдди, Илона Мэсси, Уильям Костелло и др.
Всадники. СССР, 1939. Драма. Режиссер Игорь Савченко. Сценарист В.Павловский. Оператор Владимир Окулич. В ролях: Лев Свердлин, Степан Шкурат, Петр Масоха, Михаил Трояновский, Николай Братерский, Елена Кузьмина, Леонид Кмит и др.
Ленин в 1918 году. СССР, 1939. Драма. Режиссер Михаил Ромм. Сценаристы: Таисия Златогорова, Алексей Каплер. Оператор Борис Волчек. В ролях: Борис Щукин, Михаил Геловани, Николай Боголюбов, Николай Черкасов, Василий Марков, Леонид Любашевский, Зинаида Добина, Николай Охлопков, Василий Ванин и др.
Щорс. СССР, 1939. Драма. Режиссер и автор сценария Александр Довженко. Оператор Юрий Екельчик. В ролях: Евгений Самойлов, Иван Скуратов, Лука Ляшенко, Нина Никитина, Федор Ищенко, Ганна Борисоглебская, Александр Хвыля, Сергей Комаров, Дмитрий Милютенко, Александр Гречаный, Николай Макаренко, Петр Масоха и др.

1940
Гибель «Орла». СССР, 1940. Драма. Режиссер Василий Журавлёв. В ролях: Сергей Столяров, Николай Анненков, Виктор Громов, Петр Соболевский, Иван Бобров, Николай Горлов, Александр Гречаный, Сергей Комаров, Михаил Трояновский, Андрей Файт и др.
Яков Свердлов. СССР, 1940. Драма. Режиссер Сергей Юткевич. Сценаристы: Борис Левин, Пётр Павленко. Оператор Жозеф Мартов. В ролях: Максим Штраух, Леонид Любашевский, Андро Кобаладзе, Павел Кадочников, Николай Крючков, Иван Назаров, Николай Охлопков и др.

1941
Первая Конная. СССР, 1941. Драма. Режиссеры: Ефим Дзиган, Георгий Березко. Автор сценария Всеволод Вишневский (по своей одноименной пьесе). Оператор Евгений Андриканис. В ролях: Семен Гольдштаб, Николай Боголюбов, Александр Хвыля, В. Кабатченко, Михаил Брылкин, Раиса Есипова, Михаил Яншин и др.
Разгром Юденича. СССР, 1941. Драма. Режиссер Павел Петров-Бытов. Авторы сценария: Владимир Недоброво, Николай Брыкин. Оператор Анатолий Назаров. В ролях: Константин Скоробогатов, А. Чекаевский, Павел Кадочников, Василий Софронов, Владимир Гардин, Владимир Честноков, Евгений Григорьев и др.1942
Александр Пархоменко. СССР, 1942. Драма. Режиссер Леонид Луков. Автор сценария Всеволод Иванов. Оператор Алексей Панкратьев. В ролях: Александр Хвыля, Петр Алейников, Степан Каюков, Вера Шершнева, Василий Зайчиков, Иван Новосельцев, Татьяна Окуневская, Борис Чирков, Семен Гольдштаб, Николай Боголюбов, Юрий Лавров, Фаина Раневская и др.
Его зовут Сухэ-Батор. СССР-Монголия, 1942. Драма. Режиссеры: Александр Зархи, Иосиф Хейфиц. Сценаристы: Иосиф Хейфиц, Борис Лапин, Захар Хацревин, Александр Зархи. Актеры: Лев Свердлин, Николай Черкасов, Максим Штраух, Семен Гольдштаб и др.
Котовский. СССР, 1942. Боевик. Режиссер Александр Файнциммер. Автор сценария Алексей Каплер. Операторы: Михаил Гиндин, Борис Арецкий. В ролях: Николай Мордвинов, Василий Ванин, Николай Крючков, Вера Марецкая, Михаил Астангов, Константин Сорокин и др.
Мы, живые / Noi vivi. Италия, 1942. Мелорама. Режиссер Goffredo Alessandrini. Сценаристы: Goffredo Alessandrini, Corrado Alvaro, Oreste Biancoli, Anton Giulio Majano, Ayn Rand, Orio Vergani (автор романа - Corrado Alvaro). Актеры: Alida Valli, Fosco Giachetti, Rossano Brazzi и др.
Оборона Царицына. СССР, 1942. Драма. Режиссеры и авторы сценария братья Васильевы. Операторы: Аполлинарий Дудко, Сергей Иванов, Александр Сигаев. В ролях: Михаил Жаров, Михаил Геловани, Николай Боголюбов, Варвара Мясникова, Петр Никашин, Павел Кадочников, В. Гремин, Василий Софронов, Борис Бабочкин и др.

1951
Незабываемый 1919 год. СССР, 1951. Драма. Режиссер Михаил Чиаурели. Авторы сценария: Всеволод Вишневский, Михаил Чиаурели, Александр Филимонов (по одноименной пьесе В.Вишневского). Операторы: Леонид Косматов, Владимир Николаев. В ролях: Павел Молчанов, Михаил Геловани, Борис Андреев, Марина Ковалева, Иван Бобров, Николай Комиссаров, Евгений Самойлов, Андрей Попов, Сергей Лукьянов, Владимир Кенигсон, Борис Дмоховский, Ангелина Степанова, Михаил Яншин, Борис Бибиков, Сергей Мартинсон и др.

1953
Вихри враждебные. СССР, 1953. Драма. Режиссер Михаил Калатозов. Сценарист Николай Погодин. Оператор Марк Магидсон. В ролях: Владимир Емельянов, Михаил Кондратьев, Михаил Геловани, Леонид Любашевский, Владимир Соловьев, Иван Любезнов, Алла Ларионова, Виктор Авдюшко, Георгий Юматов, Владимир Борискин, Игорь Безяев, Сергей Лукьянов, Андрей Попов, Николай Гриценко, Олег Жаков и др.
Любовь Яровая. СССР, 1953, ч/б, 155 мин. Драма. По одноименной пьесе Константина Тренева. Режиссер Ян Фрид. Операторы: Аполлинарий Дудко, Александр Сысоев. В ролях: Зоя Карпова, Александр Мазаев, Валентина Кибардина, Виталий Полицеймако, Игорь Горбачев, Георгий Семенов, Елена Грановская, Александр Лариков, Ефим Копелян, Елена Никитина, Сергей Карнович-Валуа и др.

1954
Кортик. СССР, 1954. Детектив. Режиссеры: Владимир Венгеров, Михаил Швейцер. Авторы сценария: Анатолий Рыбаков, Иннокентий Гомелло (по одноименной повести А.Рыбакова). Оператор Вениамин Левитин.В ролях: Аркадий Толбузин, Бруно Фрейндлих, Володя Шахмаметьев, Борис Аракелов, Нина Крачковская, Герман Хованов, Наталья Рашевская, Константин Адашевский, Сергей Филиппов и др.
Тревожная молодость. СССР, 1954. Драма. Режиссеры: Александр Алов, Владимир Наумов. Авторы сценария: Владимир Беляев, Михаил Блейман (по мотивам последней части трилогии Владимира Беляева «Старая крепость»). Оператор Александр Пищиков. В ролях: Александр Суснин, Леня Цыпляков, Михаил Крамар, Олесь Рудковский, Тамара Логинова, Света Величко, Николай Рыбников, Олег Кирст, Сергей Гурзо, Николай Крючков, Григорий Гай, Борис Бабочкин и др.
Школа мужества. СССР, 1954. Драма. Режиссеры: Владимир Басов, Мстислав Корчагин. Авторы сценария: Соломон Розен, Константин Семенов (по мотивам повести Аркадия Гайдара «Школа»). Оператор Тимофей Лебешев. В ролях: Леонид Харитонов, Марк Бернес, Владимир Емельянов, Григорий Михайлов, Петр Чернов, Евгения Мельникова, Роза Макагонова, Михаил Пуговкин, Николай Граббе, Владимир Горелов, Эммануил Геллер, Юрий Катин-Ярцев, Ролан Быков и др.

1956
Капитан «Старой черепахи». СССР, 1956. Драма. Режиссеры: Всеволод Воронин, Генрих Габай. Сценарист Лев Линьков (по своей одноименной повести). Оператор: Георгий Хольный. В ролях: Юрий Саранцев, Анатолий Игнатьев, Наталья Фатеева, Сергей Юртайкин, Евгений Ташков, Владимир Балашов и др.
Необыкновенное лето. СССР, 1956. Драма. Режиссер Владимир Басов. Автор сценария Алексей Каплер (по одноименному роману Константина Федина). Оператор Тимофей Лебешев. В ролях: Виктор Коршунов, Ольга Жизнева, Роза Макагонова, Владимир Емельянов, Юрий Яковлев, Афанасий Кочетков, Глеб Стриженов, Татьяна Конюхова, Владимир Соловьев, Сергей Плотников, Михаил Названов, Владимир Дружников, Борис Новиков, Георге Георгиу и др.
Они были первыми. СССР, 1956. Драма. Режиссер Юрий Егоров. Сценаристы: Юрий Егоров, Юзеф Принцев. Оператор Игорь Шатров. В ролях: Георгий Юматов, Лилиана Алешникова, Марк Бернес, Михаил Ульянов, Александр Толстых, Виктор Терехов, Михаил Державин, Сергей Голованов и др.
Павел Корчагин. СССР, 1956. Драма. Режиссеры: Александр Алов, Владимир Наумов. Автор сценария Константин Исаев (по роману Н.Островского «Как закалялась сталь»). Операторы: Илья Миньковецкий, Сурен Шахбазян. В ролях: Василий Лановой, Эльза Леждей, Тамара Страдина, Владимир Маренков, Павел Усовниченко, Дмитрий Милютенко, Александр Лебедев, Лев Перфилов, Ада Роговцева, Валентина Телегина, Виктор Степанов, Евгений Моргунов и др.
Поэт. СССР, 1956. Драма. Режиссер Борис Барнет. Автор сценария Валентин Катаев. Оператор Владимир Николаев. В ролях: Сергей Дворецкий, Изольда Извицкая, Николай Крючков, Зоя Федорова, Илья Колин, Ольга Викландт, Петр Алейников, Всеволод Ларионов, Георге Георгиу, Иван Коваль-Самборский, Вера Алтайская, Валентин Гафт, Павел Березов, Татьяна Гурецкая, Рина Зеленая и др.
Сорок первый. СССР, 1956. Драма. Режиссер Григорий Чухрай. Автор сценария Григорий Колтунов (по одноименному рассказу Бориса Лавренева). Оператор Сергей Урусевский. В ролях: Изольда Извицкая, Олег Стриженов, Николай Крючков, Николай Дупак, Георгий Шаповалов, Петр Любешкин и др.


Спасибо: 0 
Профиль
Игорь Ластунов
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.17 23:37. Заголовок: 1957 Коммунист. СССР..


1957
Коммунист. СССР, 1957. Драма. Режиссер Юлий Райзман. Автор сценария Евгений Габрилович. Операторы: Александр Шеленков, Иоланда Чен, Николай Ренков. В ролях: Евгений Урбанский, Софья Павлова, Евгений Шутов, Борис Смирнов, Сергей Яковлев, Валентин Зубков, Виктор Колпаков, Иван Коваль-Самборский и др.
Ласточка. СССР, 1957. Драма. Режиссер Григорий Липшиц. Сценарист Д.Вишневский. Оператор Алексей Прокопенко. В ролях: Тамара Алёшина, Валентин Черняк, Владимир Дружников, Владимир Канделаки, Всеволод Санаев, Михаил Глузский и др.
На графских развалинах. СССР, 1957, ч/б, 69 мин. Драма. Режиссер Владимир Скуйбин. Авторы сценария: Игорь Болгарин, Владимир Скуйбин (по мотивам одноименной повести А.Гайдара). Оператор: Петр Сатуновский. В ролях: Владимир Сошальский, Борис Новиков, Георгий Гумилевский, Инна Федорова, Толя Новиков, Валя Ерофеев, Семен Морозов, Владимир Трошин и др.
Огненные вёрсты. СССР, 1957. Истерн. Режиссер Самсон Самсонов. Автор сценария Николай Фигуровский. Оператор Федор Добронравов. В ролях: Иван Савкин, Маргарита Володина, Михаил Трояновский, Владимир Кенигсон и др.
Шторм. СССР, 1957. Драма. Режиссер Михаил Дубсон. Сценаристы: Владимир Билль-Белоцерковский, Михаил Блейман, Михаил Дубсон (автор пьесы «Шторм» - В.Билль-Белоцерковский). Актеры: Всеволод Сафонов, Давид Волосов, Эмма Попова, Евгений Лебедев, Николай Граббе, Иннокентий Смоктуновский, Сергей Филиппов, Георгий Юматов, Софья Пилявская, Лидия Сухаревская, Иван Коваль-Самборский, Георгий Жжёнов и др.

1958
Ветер. СССР, 1958. Драма. Режиссеры и авторы сценария: Александр Алов, Владимир Наумов. Оператор: Федор Добронравов. В ролях: Эдуард Бредун, Тамара Логинова, Эльза Леждей, Александр Демьяненко, Алексей Крыченков, И. Александров, Анатолий Ромашин, Н. Солощенко, Виктория Радунская, Юрий Яковлев, Александр Баранов, Леонид Гайдай, Александра Денисова, Петр Кирюткин, Лев Перфилов и др.
Восемнадцатый год. СССР, 1958. Драма. Режиссер Григорий Рошаль. Автор сценария Борис Чирсков (по роману А.Толстого «Хождение по мукам»). Оператор Леонид Косматов. В ролях: Руфина Нифонтова, Нина Веселовская, Вадим Медведев, Николай Гриценко, Майя Булгакова, Виктор Авдюшко, Сергей Яковлев, Павел Винников, Евгений Матвеев, Михаил Козаков и др.
Киевлянка. СССР, 1958. Драма. Режиссер Тимофей Левчук. Автор сценария Игорь Луковский. Оператор Николай Кульчицкий. В ролях: Константин Скоробогатов, Борис Чирков, Полина Куманченко, Нина Иванова, Альберт Шестопалов, Иван Переверзев, Лидия Вертинская, Юрий Максимов, Олег Жаков, Нина Зорская, Дая Смирнова, Иван Любич, Сергей Курилов, Юрий Прокопович, Федор Ищенко, Анатолий Фалькович и др.
Кочубей. СССР, 1958. Драма. Режиссер Юрий Озеров. Автор сценария Аркадий Первенцев (по своему одноименному роману). Оператор Сергей Иванов. В ролях: Станислав Станкевич, Юлиан Панич, Константин Сорокин, Михаил Васильев, Вячеслав Воронин, Боря Александров, Федор Шмаков, Олег Жаков, Владимир Татосов, Ефим Копелян, Алексей Смирнов и др.
Олеко Дундич. СССР-Югославия, 1958. Боевик. Режиссер Леонид Луков. Авторы сценария: Леонид Луков, Антонин Исакович, Михаил Кац. Оператор Михаил Кириллов. В ролях: Бранко Плеша, Владимир Трошин, Лев Свердлин, Милан Пузич, Борис Ливанов, Сергей Лукьянов, Татьяна Пилецкая, Константин Сорокин, Татьяна Конюхова, Евгений Самойлов, Люба Тадич, Михаил Пуговкин, Сергей Филиппов, Валентин Гафт и др.
Пламенные годы. СССР, 1958. Драма. Режиссеры: Александр Алексеев, Евгений Алексеев. Сценаристы: Владимир Липко, Н. Юденич. Актеры: Тулкун Таджиев, Николай Хлибко, М. Головин и др.
Пора таёжного подснежника. СССР, 1958. Драма. Режиссер Ярополк Лапшин. Автор сценария Н. Дамдинов. Оператор Василий Кирбижеков. В ролях: Буда Вампилов, М. Степанова, Найдан Гендунова, В. Дагбаева и др.
По ту сторону. СССР, 1958. Драма. Режиссер Федор Филиппов. Авторы сценария: Алексей Симуков, Ц. Кин (по мотивам одноименного романа В.Кина). Оператор Леонид Крайненков. В ролях: Всеволод Сафонов, Юрий Пузырев, Людмила Касаткина, Елена Муратова, Григорий Белов, Сергей Калинин, Владимир Емельянов, Сергей Филиппов, Евгений Шутов и др.
Простая вещь. СССР, 1958. Драма. Режиссер Тамаз Мелиава. Сценаристы: Тамаз Мелиава, Б. Гримак, Борис Лавренев. Оператор Вадим Ильенко. Актеры: Сергей Курилов, Жанна Сухопольская, Александр Хвыля, Олег Жаков, Александр Ануров, Константин Немоляев, Олег Борисов и др.
Тихий Дон. СССР, 1958. Драма. Режиссер и автор сценария Сергей Герасимов (по одноименному роману М. Шолохова). Оператор Владимир Рапопорт. В ролях: Петр Глебов, Даниил Ильченко, Антонина Филиппова, Николай Смирнов, Людмила Хитяева, Наталья Архангельская, Элина Быстрицкая, Александр Жуков, Александра Денисова, Зинаида Кириенко, Борис Новиков, Михаил Глузский, Елена Максимова, Игорь Дмитриев, и др.
Юность наших отцов. СССР, 1958. Драма. Режиссеры и авторы сценария: Михаил Калик, Борис Рыцарев. Операторы: Наум Ардашников, Борис Середин. В ролях: Александр Кутепов, Георгий Юматов, Инна Выходцева, Виталий Четвериков, Виктор Терехов, Геннадий Юхтин, Николай Крючков, Иван Рыжов, Николай Граббе и др.1959
Зелёный фургон. СССР, 1959. Комедия. Режиссер Генрих Габай. Автор сценария Григорий Колтунов (по мотивам одноименной повести А.Козачинского). Оператор Радомир Василевский. В ролях: Володя Колокольцев, Николай Волков, Виктор Мизиненко, Дмитрий Милютенко, Юрий Тимошенко, Ольга Лысенко, Роман Филиппов и др.
Золотой эшелон. СССР, 1959. Драма. Режиссер Илья Гурин. Авторы сценария братья Тур. Оператор Милица Богаткова. В ролях: Василий Шукшин, Елена Добронравова, Харий Лиепиньш, Павел Усовниченко, Степан Крылов, Валентина Беляева, Аркадий Трусов, Сюй Сяо-Чжун, Я. Пехура, Б. Штепанек, Михаил Зимин, Ольга Жизнева, Михаил Козаков и др.
Хмурое утро. СССР, Мосфильм, 1959, цв., 105 мин. Драма. Режиссеры: Григорий Рошаль, Мери Анджапаридзе. Автор сценария Борис Чирсков (по роману А.Толстого «Хождение по мукам»). Операторы: Леонид Косматов, Борис Арецкий. В ролях: Руфина Нифонтова, Нина Веселовская, Вадим Медведев, Николай Гриценко, Майя Булгакова, Любовь Соколова, Наталья Кустинская, Нонна Мордюкова, Виктор Авдюшко, Борис Андреев, Павел Винников, Владимир Белокуров и др.

1960
Пусть светит! СССР, 1960. Драма. Режиссер Евгений Карелов. Автор сценария Евгений Карелов (по одноименной повести Аркадия Гайдара). Оператор Лев Бунин. В ролях: Леонид Харитонов, Ольга Наровчатова, Евгения Мельникова, Екатерина Мазурова, Михаил Ульянов, Леонид Марков и др.
Трижды воскресший. СССР, 1960. Драма. Режиссер Леонид Гайдай. Автор сценария Александр Галич. Оператор Эмиль Гулидов. В ролях: Алла Ларионова, Георгий Куликов, Наталья Медведева, Всеволод Санаев, Константин Сорокин, Николай Боголюбов, Надежда Румянцева, Нина Гребешкова и др.

1961
Две жизни. СССР, 1961. Драма. Режиссер: Леонид Луков. Актеры: Николай Рыбников, Вячеслав Тихонов, Элла Нечаева, Лев Поляков, Станислав Чекан, Владимир Дружников, Лев Свердлин, Ольга Жизнева, Алла Ларионова, Маргарита Володина, Георгий Юматов, Григорий Кириллов, Сергей Гурзо (ст.), Елена Гоголева, Евгений Шутов, Леонид Харитонов, Леонид Куравлёв и др.
Любушка. СССР, 1961. Драма. Режиссер Владимир Каплуновский. Автор сценария Николай Эрдман (по повести Л. Ширяева «Внук Тальони»). Оператор Эмиль Гулидов. В ролях: Евгений Шутов, Олег Ефремов, Евгений Евстигнеев, Владимир Заманский, Лаврентий Масоха, Владимир Коваль, Игорь Сретенский, Юрий Белов, Георгий Гумилевский, Раднэр Муратов, Виктор Колпаков, Наталья Архангельская, Нина Дорошина, Антонина Максимова, Кира Канаева, Валентина Сперантова, Сергей Ромоданов, Павел Тарасов, Леонид Куравлев, Валентина Владимирова, Александр Шворин, Юрий Медведев, Тамара Логинова, Отар Коберидзе и др.

1963
Именем революции. СССР, 1963. Драма. Режиссер Генрих Габай. Авторы сценария: Михаил Шатров, Юрий Тимофеев (по одноименной пьесе М.Шатрова). Оператор Сергей Зайцев. В ролях: Алеша Батенин, Рафик Сабиров, Володя Борисычев, Борис Смирнов, Анатолий Ромашин, Алексей Алексеев, В. Денисов, Белла Манякина, Лариса Гордейчик, Михаил Глузский, Борис Битюков, Лидия Смирнова и др.
Мандат. СССР, 1963. Драма. Режиссер Николай Лебедев. Сценаристы: Александр Власов, Аркадий Млодик. Актеры: Борис Щербаков, Игорь Боголюбов, Николай Рождественский и др.
Оптимистическая трагедия. СССР, 1963. Драма. Режиссер Самсон Самсонов. Авторы сценария: Софья Вишневецкая, Самсон Самсонов (по одноименной пьесе Всеволода Вишневского). Оператор Владимир Монахов. В ролях: Маргарита Володина, Борис Андреев, Вячеслав Тихонов, Всеволод Санаев, Всеволод Сафонов, Эраст Гарин, Олег Стриженов, Глеб Стриженов, Иван Жеваго, Вероника Бужинская, Алексей Глазырин, Любовь Соколова и др.
Память поколения. СССР, 1963. Драма. Режиссер: Марк Орлов. Операторы: Валентин Железняков, Владимир Фастенко. Актеры: Е. Мартынова, Кира Головко, Николай Алексеев и др.
Сотрудник ЧК. СССР, 1963. Детектив. Режиссер Борис Волчек. Авторы сценария: Борис Волчек, Александр Лукин, Дмитрий Поляновский (по мотивам одноименной повести А. Лукина и Д. Поляновского). Оператор Владимир Минаев. В ролях: Александр Демьяненко, Валентина Малявина, Евгений Евстигнеев, Владимир Кенигсон, Олег Ефремов, Владимир Заманский, Ирина Скобцева, и др.

1964
Армия "Трясогузки". СССР, 1964. Боевик. Режиссер Александр Лейманис. Авторы сценария: Александр Власов, Аркадий Млодик (по своему рассказу). Оператор Марис Рудзитис. В ролях: Витя Холмогоров, Юра Коржов, Айварс Галвиньш, Гунар Цилинский, Иван Кузнецов, Викторас Плютс, Алексей Алексеев, Гурген Тонунц, Павел Шпрингфельд, Улдис Думпис, Иван Лапиков и др.
Донская повесть. СССР, 1964. Мелодрама. Режиссер Владимир Фетин. Автор сценария Арнольд Витоль (по мотивам рассказов М. Шолохова «Шибалково семя» и «Родинка»). Оператор Евгений Кирпичев. В ролях: Евгений Леонов, Людмила Чурсина, Александр Блинов, Борис Новиков, Николай Мельников, Алексей Кожевников, Алексей Смирнов, Валентина Владимирова, Алексей Грибов, Георгий Штиль и др.
Непрошенная любовь. СССР, 1964. Драма. Режиссер Владимир Монахов. Автор сценария Арнольд Витоль (по рассказу Михаила Шолохова «Чужая кровь»). Операторы: Владимир Захарчук, Игорь Богданов. В ролях: Иван Лапиков, Юрий Назаров, Наталья Богоявленская, Иван Жеваго, Анна Кедрова, Петр Савин, Константин Худяков, Герман Качин, Виктор Уральский, Александра Данилова, Георгий Светлани и др.
Сказка о Мальчише-Кибальчише. СССР, 1964. Сказка. Режиссер: Евгений Шерстобитов. Сценаристы: Аркадий Гайдар, Евгений Шерстобитов. Оператор: Михаил Беликов. В ролях: Сережа Остапенко, Сергей Тихонов, Анатолий Юрченко, Сергей Мартинсон, Леонид Галлис, Дмитрий Капка, Рафик Сабиров, Лев Перфилов и др.
1965
Гадюка. СССР, 1965. Драма. Режиссер Виктор Ивченко. Автор сценария Григорий Колтунов (по одноименной повести А.Толстого). Оператор Михаил Черный. В ролях: Нинель Мышкова, Борис Зайденберг, Иван Миколайчук, Раиса Недашковская, Александр Мовчан, Константин Степанков и др.
Двадцать лет спустя. СССР, 1965, ч/б, 81 мин. Драма. Режиссер Аида Манасарова. Авторы сценария: Михаил Светлов, Аида Манасарова (по одноименной пьесе М.Светлова). Оператор Марк Дятлов. В ролях: Георгий Куликов, Жанна Прохоренко, Людмила Гнилова, Александр Шаляпин, Лев Вайнштейн, Юрий Эпштейн, Александр Вигдоров, Лидия Сухаревская, Павел Шпрингфельд, Николай Парфенов и др.
Двадцать шесть комиссаров. СССР, 1965. Драма. Режиссер Аждар Ибрагимов. Сценаристы: Аждар Ибрагимов, Иса Гусейнов, Марк Максимов. Актеры: Владимир Самойлов, Мелик Дадашев, Тенгиз Арчвадзе, Геннадий Бойцов и др.
Доктор Живаго / Doctor Zhivago. США, 1965. Мелодрама.Режиссер David Lean. Сценарист Robert Bolt (автор романа Б.Пастернак). Актеры: Omar Sharif, Julie Christie, Geraldine Chaplin, Rod Steiger, Alec Guinness, Tom Courtenay и др.
Заговор послов. СССР, 1965. Драма. Режиссер Николай Розанцев. Сценаристы: Михаил Маклярский, Николай Розанцев. Операторы: Мартыньш Клейнс, Альберт Осипов. В ролях: Волдемар Лобиньш, Анатолий Столбов, Лариса Данилина, Олег Белов, Волдемар Зандбергс, Олег Басилашвили, Рита Гладунко, Улдис Думпис, Игорь Класс, Владимир Сошальский, Вадим Медведев, Эдуард Павулс и др.
Мы, русский народ. СССР, 1965. Драма. Режиссер Вера Строева. По роману Всеволода Вишневского. В ролях: Дмитрий Смирнов, Николай Гринько, Иван Савкин, Валентин Гафт, Геннадий Некрасов, Владимир Трещалов, Юрий Дубровин, Михаил Болдуман, Александр Орлов, Николай Погодин, Федор Гладков, Станислав Чекан и др.
Музыканты одного полка. СССР, 1965. Комедия. Режиссеры: Павел Кадочников, Геннадий Казанский. Сценарист: Леонид Любашевский. Актеры: Юрий Соломин, Николай Ерёменко, Павел Кадочников и др.
Пакет. СССР, 1965. Драма. Режиссер Владимир Назаров. Автор сценария Евгений Котов (по одноименной повести Л.Пантелеева). Оператор Владимир Яковлев. В ролях: Валерий Золотухин, Борис Юрченко, Анатолий Кузнецов, Борис Новиков, Павел Шпрингфельд, Алексей Бахарь, Гавриил Белов, Иван Бычков, Сергей Голованов, Валентин Голубенко, Иван Косых, Олег Мокшанцев, Геннадий Сайфулин и др.
Чрезвычайное поручение. СССР, 1965. Боевик. Режиссеры: Степан Кеворков, Эразм Карамян. Автор сценария Константин Исаев. Оператор Арташес Джалалян. В ролях: Гурген Тонунц, Борис Чирков, Эльза Леждей, Семен Соколовский, Владимир Кенигсон, Владимир Дружников, Нина Шацкая, Тристан Квелаидзе, Савелий Крамаров, Нина Алисова, Леонид Кмит, Сергей Голованов, Сергей Карнович-Валуа, Арчил Гомиашвили и др.
Эскадра уходит на запад. СССР, 1965. Драма. Режиссеры: Мирон Билинский, Николай Винграновский. Сценаристы: Александр Левада, Мирон Билинский. Оператор Валентин Железняков. В ролях: Эльза Леждей, Нелли Зиновьева, Адольф Шестаков, Роман Хомятов, Станислав Чекан, Вячеслав Шалевич, Андрей Файт, Владимир Сошальский, Михаил Водяной и др.

1966
Гибель эскадры. СССР, 1966. Драма. Режиссер Владимир Довгань. Сценаристы: Александр Корнейчук, Григорий Поженян (по мотивам одноименной пьесы А.Корнейчука). Оператор: Вадим Верещак. В ролях: Борис Ливанов, Светлана Коркошко, Георгий Мартынюк, Николай Гринько, Николай Талюра, Михаил Заднепровский, Геннадий Юхтин, Герман Качин, Георгий Жжёнов, Владислав Стржельчик и др.
Начальник Чукотки. СССР, 1966. Комедия. Режиссер: Виталий Мельников. Сценаристы: Владимир Валуцкий, Виктор Рабинович. Оператор: Эдуард Розовский. В ролях: Михаил Кононов, Алексей Грибов, Геннадий Данзанов, Николай Волков (ст.), Иосиф Конопацкий, Анатолий Абрамов, Тито Ромалио, Вячеслав Романов, Павел Панков, Павел Винник и др.
Неуловимые мстители. СССР, 1966. Боевик. Режиссер Эдмонд Кеосаян. Авторы сценария: Сергей Ермолинский, Эдмонд Кеосаян. Оператор Федор Добронравов. В ролях: Виктор Косых, Михаил Метелкин, Василий Васильев, Валентина Курдюкова, Лев Свердлин, Ефим Копелян, Владимир Трещалов, Владимир Белокуров, Борис Сичкин, Инна Чурикова, Надежда Федосова, Глеб Стриженов, Савелий Крамаров, Геннадий Юхтин, Павел Винник и др.


Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 300 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 27
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет