On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
Администратор форума




ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.20 02:59. Заголовок: Mарковцы


https://warspot.ru/16636-belye-protiv-krasnyh-razgrom-markovtsev?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

«Белые» против «красных»: разгром марковцев



10 октября (по старому стилю) 1919 года курская городская газета «Россия» опубликовала статью о солдатах Марковского полка под названием «Те, кто умирает красиво». В ней были такие слова: «Смерть не страшна. Смерть не безобразна. Она — прекрасная Дама, которой посвящено служение и которой должен быть достоин рыцарь. И марковцы достойны своей Дамы: они умирают красиво». То, что это не пустые пафосные слова, марковцы наглядно доказали 31 декабря 1919 года, когда их дивизия, отступая через Донбасс, приняла свой последний бой у села Алексеево-Леоново.

Марковцы
Марковская дивизия была сформирована 14 (27) октября 1919 года на волне успехов Вооружённых Сил Юга России (ВСЮР), наступавших на Москву. По приказу главкома ВСЮР Антона Деникина № 2544 1-я пехотная дивизия была разделена на Корниловскую ударную и Офицерскую генерала Маркова пехотные дивизии. Последняя состояла из трёх пехотных полков, артиллерийской генерала Маркова бригады и 1-й отдельной инженерной генерала Маркова роты. Наиболее боеспособной частью был 1-й полк, насчитывавший в своих рядах большой процент «первопроходцев», то есть участников «белого» движения на юге с самого его начала. Кадры именно этого полка послужили основой для формирования других частей дивизии.


Командующий Добровольческой армией В.З. Май-Маевский и генерал Н.С. Тимановский.
pinterest.com
Командовал дивизией «первопроходец» генерал Николай Степанович Тимановский. Хотя ему было всего 30 лет, он обладал внушительным боевым опытом. Будучи гимназистом 6-го класса, Тимановский добровольцем ушёл на русско-японскую войну и в 1905 году был тяжело ранен под Мукденом. В 1906 году молодой человек сдал офицерский экзамен, был произведён в чин прапорщика и продолжил службу в 13-м пехотном полку 4-й «Железной» стрелковой бригады, которой командовал А.И. Деникин. За храбрость, проявленную во время Брусиловского (Луцкого) прорыва, Тимановский был награждён Георгиевским крестом и Георгиевским оружием. В 1917 году офицер возглавил Георгиевский батальон при Ставке Верховного Главнокомандующего, с частью которого в декабре 1917 года прибыл в Добровольческую армию. Летом 1919 года он командовал 1-й пехотной дивизией, а после её разделения на Корниловскую и Марковскую возглавил последнюю. Отметим, что летом 1919 года, во время похода на Москву, когда белогвардейцам сопутствовал успех и помещики стали возвращаться в свои имения, Н.С. Тимановский во всех земельных спорах стоял на стороне крестьян, запрещая требовать с них урожай и деньги за временное пользование землёй.


Генерал Н.С. Тимановский.
pinterest.com

После поражения белогвардейцев под Орлом и Курском генерал Тимановский впал в уныние и перестал интересоваться окружающим. Вдобавок он заболел сыпным тифом, но, чтобы не подрывать моральный дух солдат, держал болезнь в тайне. Игнорируя медицину, генерал лечился чистым спиртом, заедая его снегом. Неудивительно, что его состояние только ухудшалось. 30 декабря 1919 года Н.С. Тимановский был эвакуирован в Ростов, где на следующий день и умер. Командование дивизией перешло к начальнику штаба подполковнику Артуру Георгиевичу Битенбиндеру. Он имел солидный опыт штабной работы, но практически не руководил непосредственно войсками на поле боя, что и сказалось в событиях, развернувшихся у Алексеево-Леоново.

ВСЮР в отступлении
В декабре 1919 года войска Добровольческой армии отступали к Ростову. Хуже всего дела обстояли у 1-го армейского и 5-го кавалерийского корпусов, которым пришлось подставить свой левый фланг под удар Южного фронта. К тому же ударная группа С.М. Будённого, стремившаяся выйти к Азовскому морю, в любой момент могла отрезать их от остальных сил Добровольческой и Донской армий.

Фланговый марш 1-го армейского и 5-го кавалерийского корпусов проходил в очень сложных условиях: холод, эпидемия тифа, а самое главное — враждебность местного населения. П.Н. Врангель писал:

«Добровольческие полки отходили в чрезвычайно тяжёлых условиях, по колено в снегу и грязи. Лошади артиллерии и обозов выбивались из сил и падали. Многочисленные орудовавшие в тылу шайки восставших крестьян нападали на отсталых и одиночных людей».

Прикрывая правый фланг 1-го армейского корпуса во время осеннего отступления, марковцы несли большие потери. Зато в Донбассе они получили подкрепления: в Славянске к ним присоединилось 150 бойцов, отставших от дивизии после оставления Белгорода, а в Бахмуте — 200 солдат расформированной стражи и 15 юношей-добровольцев. Это позволило к 25 декабря 1919 года довести состав дивизии до 2000 человек: 1-й полк насчитывал 800 штыков, 2-й и 3-й — по 550, а существовавшие при каждом полку конные сотни достигали 60–100 сабель. Каждый полк имел по 20 тяжёлых (станковых) пулемётов. Артиллерия дивизии состояла из 14 орудий.

Однако моральный дух дивизии оставлял желать лучшего. Многие солдаты покидали свои части и отправлялись домой. Участник событий, командир 3-го батальона 3-го Марковского полка В.Е. Павлов в своём исследовании о марковцах приводил такие примеры:

«В команде конных разведчиков одного батальона было 11 человек махновцев. Их навербовал один из них, ст. унтер-офицер, ещё когда полк шёл на север. Отличные были бойцы. А когда отходили (…) тот же унтер-офицер сказал своему начальнику: «Армия отходит, и мы решили разойтись по домам» (…) Начальник (…) отговаривать их (…) не стал. Капитан Орлов, георгиевский кавалер, из мобилизованных, как-то заметил своим бывшим офицерам: «Теперь я не верю в победу». Ему не возражали. Немного спустя он снова сказал: «Бороться дальше бессмысленно». На это ему горячо возразили, напомнили о Чести и Долге. Видимо, мучительно поборов себя, он тихо сказал: «Я кончил воевать». В одну из ночей этот человек исчез».

Бахмутское пополнение дезертировало почти полностью.

В угольном бассейне
К 29 декабря 1919 года части Алексеевской и Дроздовской дивизий вышли к станции Горловка, а части Марковской дивизии — к станции Дебальцево. Марковцы расположились на участке Чернухино–Дебальцево. Перед ними стояла задача: прикрыть железнодорожную линию на Ростов, чтобы позволить остальным частям корпуса беспрепятственно отступить. Многие марковцы уже сражались в этом районе в начале года, когда после длительных боёв в Донбассе Добровольческая армия начала победный марш на Москву. И сейчас, вспоминая прошлое, многие обнадёживали себя возможной переменой к лучшему. Восточнее марковцев располагалась 2-я пехотная дивизия, которая должна была действовать в связке с ними.

...

Мы былого не жалеем,
Царь нам не кумир.
Мы одну мечту лелеем:
Дать России мир.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 23 [только новые]


постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.20 23:27. Заголовок: Давно уже доказано, ..


Давно уже доказано, что генерал-лейтенант Николай Степанович Тимановский родился не в 1889,а в 1885 году !!!Т.е.в 1919 году ему было 34 года!!!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.20 23:31. Заголовок: *Попытаюсь из против..


*Попытаюсь из противоречивых данных воссоздать биографию Николая Стефановича(Степановича) Тимановского. 1. Герой Великой и Гражданской войны - генерал Н. С. Тимановский или «железный Степаныч» В Гражданскую войну, среди солдат и офицеров полков Русского Белого движения, ведущую роль всегда играли офицеры-первопоходники, участвовавшие в легендарном Первом Кубанском «Ледяном» походе Добровольческой армии. Одному из них, ставшему ещё при жизни живой легендой, генерал-лейтенанту Николаю Степановичу Тимановскому и посвящена эта статья.
Николай Степанович Тимановский[1] родился 16 августа 1885 г. в крестьянской семье в Виленской губернии. Окончив шесть классов 2-й Санкт-Петербургской гимназии, он продолжил образование в Одесском пехотном юнкерском училище, из которого был выпущен по первому разряду. На военной службе Николай Степанович состоял нижним чином с 1 октября 1902 г. Чин прапорщика запаса он получил 24 декабря 1904 г., подпоручика — 21 февраля 1905 г., поручика — 21 февраля 1911 г. Свой первый боевой опыт молодой Тимановский получил во время Русско-японской войны (1904—1905 гг.).
Всеволод Богенгард, капитан-марковец вспоминал: «Впервые я увидел Николая Степановича Тимановского в дни зарождения Добровольческой армии. Мы все, явившиеся в Новочеркасск на Барочную улицу 36, восхищались «быховцами» и к их числу присоединяли и полковника Тимановского. Вокруг его имени уже сложилась легенда, и я жаждал увидеть одного из «самых награждённых», как говорили, полковников Русской армии.
Знал я немного и его прошлую историю. Выйдя добровольцем (гимназист 6-го класса) на Японскую войну, он получил два Георгия и пулю в спинной хребет.
Лечился Николай Степанович долго, но железная натура взяла своё, и поправился он настолько, что впоследствии прошёл Офицерскую гимнастическую школу.
В воспоминаниях одного из марковцев есть упоминание о том, как уже в гражданскую войну умирали раненные юные добровольцы Студенческого батальона. Один из них, Костя Проценко, был смертельно ранен и, склонившегося над ним своего командира спросил:
— Исполнил ли я свой долг перед Родиной?
Другой, Миша Городецкий, тяжело мучился от раны в живот и говорил своим:
— Подобные муки я переношу спокойно, т. к. сознаю, что пострадал за правое дело.
После лечения Николай Степанович сдал офицерский экзамен, после чего, 8 января 1910 г. был переведён[13] подпоручиком в 13-й стрелковый генерал-фельдмаршала Великого князя Николая Николаевича полк. Уже в мирное время Тимановский был награждён орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом (21 января 1907 г.) и орденом Святой Анны 3-й степени (5 марта 1913 г.

В составе 13-го стрелкового полка, в чине поручика, Тимановский вышел на фронт Великой войны. Вот как описал подвиг младшего офицера 1-й роты 13-го стрелкового полка Тимановского, представляемого к награждению орденом Святого Георгия 4-й степени, командир 13-го стрелкового полка генерал-майор С. Л. Марков: «Младший офицер 1-й роты вверенного мне полка поручик Тимановский в боях 26 и 27 августа личным примером мужества и храбрости поддерживал стойкость роты под сильным и действительным огнём противника. Вечером 27 августа, во время ночной атаки противника под дер[евней] Румно со взводом стрелков… неустрашимо бросился в штыки на австрийцев. Зарвавшись вперёд, он был один окружён австрийцами и отбиваясь от них шашкой и револьвером, получил 2 раны, из коих одну штыковую, упал без чувств и был вынесен из боя стрелками»[15]. За Великую войну Николай Степанович был дважды ранен — в бою 27 августа 1914 г. и в сентябре 1915 г.
Командир «железных» стрелков генерал-лейтенант Деникин так описывал бои у деревни Творильни в феврале 1915 г.: «Положение наше таково: за обедом пуля пробила окно и размозжила чью-то тарелку, другая застряла в спинке стула, а если кому нужно днём выйти их хаты, тот брал с собой пулемётный щит. Австрийцы несколько раз пытались отрезать нас от Сана, но с большим уроном отбрасывались. Там действовал доблестный и бесстрашный подполковник 13-го полка Тимановский, прозванный солдатами „Железный Степаныч“.
Вот описание легендарной атаки, за которую Тимановский был пожалован Георгиевским оружием: «…В бою 16 февраля 1915 г. у Творильни, командуя ротой, всюду сам поспевал, бросаясь лично в штыки отбил 4 атаки противника на высоте 618; перейдя в решительную контратаку прекратил этим дальнейшие атаки, причём забрал в плен 1 офицера и около 50 нижних чинов»]. А вот ещё описание этого же подвига: «15 февраля [1915 г.] поручик Тимановский, ещё не вполне оправившийся от тяжёлой раны, командуя 1-й ротой, являл своим примером образец высшей воинской доблести, исключительного самопожертвования и громадной твёрдости духа. Руководя огнём роты, всюду сам поспевая, бросаясь лично в штыки и перейдя, наконец, в решительную атаку, забрав при этом около 50 нижних чинов и 1 офицера в плен, он остановил атаки противника»].
Ранения сменяли одно другое. Во второй половине лета 1915 г. Николай Степанович был в очередной раз ранен, эвакуирован и вернулся в полк уже в начале осени.
А через два месяца приказом полку № 361[22] от 3 ноября 1915 г. Н. С. Тимановский был произведён из штабс-капитанов в капитаны со старшинством с 21 июня 1915 г.[23] Через месяц приказом по полку № 404[24] от 5 декабря 1915 г. Николай Степанович был назначен командиром 4-го батальона.
За доблесть, проявленную во время Луцкого прорыва[25] длившегося с мая по сентябрь 1916 г. Тимановский получил офицерский Георгиевский крест и Георгиевское оружие. 2 апреля 1916 г. за боевые отличия он был произведён в подполковники со старшинством 26 ноября 1915 г. Всего за Великую войну Тимановский был награждён несколькими орденами: Святого Георгия 4-й степени (27 августа 1914 г.), Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом (15 августа 1914 г.). За бои с 17 января по 2 февраля 1915 г. Николай Степанович был представлен к награждению орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами, а за бой 20 февраля 1915 г. — к Георгиевскому оружию.
Одну из битв описал в своём очерке «Железная дивизия в Луцком прорыве» её командир А. И. Деникин: «…Далеко впереди за первой полосой показались редкие цепи наших стрелков — такие, казалось, одинокие и затерянные… Под сильным огнём австрийской артиллерии они шли на вторую полосу; вёл их подполковник 13-го полка Тимановский — один из храбрейших железных стрелков, знаменитый „Степаныч“, впоследствии — начальник Марковской дивизии. Шёл в открытую, опираясь на палку — в атаку он всегда ходил без оружия, — не спеша, останавливаясь, подзывая кого-то рукой»[27]. Вероятно, именно после этого случая, когда Николай Степанович не оправившись толком от очередного ранения «повёл батальон 13-го стрелкового полка в атаку против немцев в белой рубахе, опираясь на трость, подполковник Тимановский и превратился в «Железного Степаныча»].
В 1917 году за боевые отличия Тимановский был произведён в полковники и назначен командиром Георгиевского батальона в Могилёве при Ставке Верховного главнокомандующего.
Уже осенью 1917 г. при Временном правительстве, на долю Николая Степановича выпала охрана так называемых «быховских узников» — участников августовского Корниловского выступления.
В Добровольческую армию Николай Степанович прибыл одним из первых. Уже в декабре 1917 года он был командиром роты офицерского батальона, а с 12 февраля 1918 г. — помощником командира Сводно-офицерского полка будущего 1-го офицерского пехотного генерала Маркова полка. Сослуживцы так описывали своего командира: «Высокий рост, атлетическое сложение, ясные, голубые, близорукие глаза за очками и слегка развалистая походка, такая странная для пехотного офицера — всё говорило о силе и простоте». Интересно, что «из плеяды блестящих офицеров генерал Марков выбрал в помощники себе Тимановского.
Николай Степанович участвовал в Первом и Втором Кубанских походах. С марта 1918 г. он занимал должность начальник штаба 1-й пехотной бригады Добровольческой армии. Офицер Всеволод Богенгардт оставивший воспоминания о Втором Кубанском походе, в котором Николай Степанович командовал уже Марковским полком, писал:
«Славные бои под Кагальницкой, Тихорецкой… Особо памятны славные для Степаныча бои под Кореновской — той самой Кореновской, где столько было пролито крови ещё в Первом походе… Наш полк изнывал от потерь. Наступление наше захлебнулось. Отдельные слабодушные бойцы отходили. Критический момент. Неожиданно в полк прибыло небольшое пополнение кубанцев. Генерал Тимановский наспех построил этих не сбитых ещё в воинскую часть людей, можно сказать — толпу, и повёл в атаку, увлекая вперёд личным примером. Перелом наступил. Мы победили. Мне трудно привести какие-нибудь красочные по внешности эпизоды из боевой службы Николая Степановича, потому что всё у него было так обыденно, просто… Степаныч в бою всегда был спокоен, всё видел, всё знал. Под его взглядом и трус становился храбрым, потому что в его присутствии и выстрелы, и пение пуль — всё это казалось каким-то „домашним“ и безопасным… Чего же бояться, когда всё происходит так, как нужно! Большевики обходят полк справа? Вот это хорошо: резервная рота сможет ударить им во фланг, а команда разведчиков их потом атакует и будет рубить»].
12 ноября 1918 г. Н. С. Тимановский за боевые отличия был произведён в генерал-майоры и назначен командиром 1-й бригады 1-й пехотной дивизии. Всего через пять дней он снова был ранен в боях в Ставропольской губернии.
31 января 1919 г. Николаю Степановичу был доверен пост начальника Отдельной Одесской стрелковой бригады[37] (для формирования частей Добровольческой армии он был направлен в Одессу).
С наступлением в начале 1919 г. частей Красной армии на Одессу бригада Тимановского стойко отражала атаки, в то время как расположенные севернее неё части союзников, уставшие от мировой войны и разложившиеся от большевистской пропаганды, отступали при малейших слухах о приближении красных.
По возвращению из Одессы, приказом Главнокомандующего ВСЮР № 1062 от 28 мая 1919 г. Н. С. Тимановский был назначен начальником 7-й пехотной бригады.
Марковская дивизия принимала самое активное участие в «походе на Москву» и взятии Курска в сентябре 1919 г. Упоминая о «красной крепости Курск» её защитники говорили о неприступности укреплений — город был надёжно прикрыт системой окопов и проволочными заграждениями. Однако генерал Тимановский решил взять Курск внезапной атакой под свою ответственность. Он не был высокого мнения о духе защитников Курска и верил в свои части. Вот описание укреплений «красной крепости Курск», данное поручиком Стаценко: «Окопы были полной профили, с проволочными заграждениями в три кола, с ходами сообщения, с артиллерийскими щелями, со скрытой под землёй телефонной связью по фронту и в глубину с землянками и убежищами. Почти каждый стрелок в окопах имел стальной щит. Неимоверное количество гранат валялось повсюду. Взяв такие окопы, мы ахнули. Просто не верилось, что с нашими силами и к тому же почти без потерь мы взяли так хорошо оборудованную позицию. Посади нас в такие окопы, нас пришлось бы дымом выкуривать, да и то — вряд ли это удалось бы».
Один из самых близких помощников капитан Всеволод Александрович Богенгард вспоминая прошедшие события писал: «Начались непрерывные бои. Поход на Москву. Я не стратег, конечно, но на мой взгляд строевого офицера, Тимановский великолепно справлялся с командованием, несмотря на то, что дивизия очень разрослась, и насчитывала 9 отдельных частей. Вспоминается случай в Белгороде, где довольно долго стоял штаб дивизии. На фронте произошёл прорыв, и в городе стало очень неспокойно. С минуты на минуту ждали, что могут появиться красные, и началась паника. Генерал Тимановский был уверен, что прорыв удастся ликвидировать, но в самом городе войск у него не было, а панику нужно было остановить. Тогда он приказал вызвать на вокзал оркестр 1-го полка, и первые звуки бравурного фанфарного марша произвели успокоение среди жителей, которые поняли, что раз штаб „веселится“, то опасности нет. Когда „цветные“ полки развёрнуты были в дивизии, Степаныч получил Марковскую дивизию. С нею мы дошли до Орла. Когда началось отступление, особенно сказалась доблесть Тимановского. Он не только не пал духом, но в обстановке поистине трудной и тяжёлой умел удержать его в своих полках и, отступая, продолжал бить большевиков»].Сам Всеволод Богенгард во время Первого Кубанского похода находился в рядах 1-го офицерского полка (Марковского), был тяжело ранен, а позже контужен. Ко Второму Кубанскому походу он вернулся в полк и с тех пор неизменно состоял при генерале Тимановском. О последних днях своего командира Богенгард вспоминал: «Он [Николай Степанович] заболел тифом. Долго не хотел поддаваться болезни, никто не мог его уговорить эвакуироваться. Лечения не признавал и „лечился“ сам — пил спирт и ел снег. Такого лечения даже его сердце не выдержало».
Генерал Тимановский скончался 18/31 декабря 1919 г. от тифа в Ростове-на-Дону. Так умер человек, ставший ещё при жизни легендой, один из «самых награждённых полковников Русской армии».
Николай Степанович Тимановский был похоронен в усыпальнице Екатерининского собора в Екатеринодаре.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.20 23:33. Заголовок: • 2.Светлана Шилова...


• 2.Светлана Шилова.
Генерал Н. С. Тимановский или «железный Степаныч». В Гражданскую войну, среди офицеров «цветных» полков ведущую роль всегда играли офицеры-первопоходники, участвовавшие при зарождении Белого движения в легендарном Первом Кубанском «Ледяном» походе Добровольческой армии. Одному из них, ставшему ещё при жизни живой легендой, генерал-лейтенанту Николаю Степановичу Тимановскому и посвящена эта статья.
Согласно списку по старшинству Николай Степанович Тимановский[1] родился 16 августа 1885 г.[2] в православной крестьянской семье в Виленской губернии. Окончив шесть классов 2-й Санкт-Петербургской гимназии, он продолжил образование в Одесском пехотном юнкерском училище, из которого был выпущен по первому разряду. На военной службе Николай Степанович состоял нижним чином с 1 октября 1902 г. Чин прапорщика запаса он получил 24 декабря 1904 г., подпоручика — 21 февраля 1905 г., поручика — 21 февраля 1911 г. Свой первый боевой опыт молодой Тимановский получил во время Русско-японской войны (1904—1905 гг.), в ходе которой получил ранение (был причислен ко 2-му классу раненых).
Всеволод Богенгард, капитан-марковец вспоминал: «Впервые я увидел Николая Степановича Тимановского в дни зарождения Добровольческой армии. Мы все, явившиеся в Новочеркасск на Барочную улицу 36, восхищались «быховцами» и к их числу присоединяли и полковника Тимановского, хотя он и не был в заключении, но его роль охранителя узников была известна. Вокруг его имени уже сложилась легенда, и я жаждал увидеть одного из «самых награждённых», как говорили, полковников Русской армии. Знал я немного и его прошлую историю. Выйдя добровольцем (гимназист 6-го класса) на Японскую войну, он получил два Георгия и пулю в спинной хребет. Эвакуированный, лежал в госпитале почти в безнадёжном состоянии. Государь Император обходил тяжело раненых и остановился около молодого вольноопределяющегося.
— Когда вы поправитесь, спросил Государь, то что намерены делать?
— Служить Вашему Величеству.
Ответ понравился Государю, и он приказал принять расходы по лечению на Высочайший счёт. Лечился Николай Степанович долго, но железная натура взяла своё, и поправился он настолько, что впоследствии прошёл Офицерскую гимнастическую школу"[3].
Интересно, что в воспоминаниях одного из марковцев есть упоминание о том, как уже в гражданскую войну умирали раненные юные добровольцы Студенческого батальона. Один из них, Костя Проценко, был смертельно ранен и, склонившегося над ним своего командира спросил:
— Исполнил ли я свой долг перед Родиной?
Другой, Миша Городецкий, тяжело мучился от раны в живот и говорил своим:
— Подобные муки я переношу спокойно, т. к. сознаю, что пострадал за правое дело[4].
О ранении Тимановского во время войны с Японией существуют разные свидетельства. В материалах Особого отдела Главного штаба по сбору сведений о потерях в русско-японской войне указано, что зауряд-прапорщик 1-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Николай Тимановский контужен[5]. В списке же по старшинству 13-го стрелкового полка он представлен раненым, причисленным ко 2-му классу Александровского комитета о раненых. Нам представляется, что тяжёлая контузия позвоночника могла привести к последствиям, сравнимым с «пулей в спинном хребте», что сказалось на возможности Тимановского двигаться как здоровому человеку. Полученное ранение вынуждало Тимановского ходить, опираясь на палку. В то же время, не исключается и вероятность пулевого ранения, приведшего к аналогичным последствиям[6].
В Русско-японскую войну Н. С. Тимановский был награждён Знаками отличия Военного ордена Святого Георгия. В капитуле орденов за ним записано три креста:
4-й степени № 101 485 был вручён 1-го Восточно-Сибирского стрелкового полка, старшему унтер-офицеру 11-й роты Николаю Тимановскому за мужество и храбрость, оказанные им в бою с японцами 13—25 августа 1904 г. под Ляояном[7];
4-й степени № 122 731, того же полка и роты зауряд-прапорщику Николаю Тимановскому был пожалован за выказанное отличие, мужество и храбрость за время боёв 12—16 января 1905 г.[8];
3-й степени № 20 108, того же полка и роты зауряд-прапорщику Николаю Тимановскому был дан за мужество и храбрость, оказанные им в боях с японцами в январе 1905 г.[9]
Следует оговорить, что о награждении Тимановского первым крестом за Ляоян было объявлено в приказе от 27 ноября 1904 г. главнокомандующего всеми сухопутными и морскими вооружёнными силами генерала от инфантерии А. Н. Куропаткина, действующими против Японии[10], а крест 4-й степени № 122 731 был заменён на 3-ю степень. Повторные награждения крестами той же степени — нередкий случай в годы войны с Японией (упорядочивание награждений происходило уже в мирное время).
Во время Русско-японской войны Тимановский служил в 11-й роте 1-го Восточно-Сибирского стрелкового полка. Осенью 1903 — весной 1904 гг. происходило переформирование Восточно-Сибирских стрелковых бригад с полками двухбатальонного состава в стрелковые дивизии с трёхбатальонными полками. При этом третьи батальоны формировались из частей Европейской России. Так, 11-я и 12-я роты комплектовались из состава 37-й пехотной дивизии (петербургского квартирования), что видно из Высочайшего приказа от 10 февраля 1904 г. о переводе ряда офицеров полков этих дивизий в 1-й Восточно-Сибирский стрелковый полк[11]. По мнению современных ииследователей М. В. Абашиной и Д. К. Николаева «именно это обстоятельство, позволило Тимановскому записаться добровольцем в 11-ю роту полка и попасть с ней на Дальний Восток. Роты прибыли на театр военных действий 17−18 марта 1904 г. О прибытии третьего батальона полка в марте свидетельствовал и офицер полка И. Е. Иванов. С этих дней и следует отсчитывать пребывание Тимановского на войне. Можно полагать, что первый Знак отличия военного ордена заслужен им в боях под Гуцзяцзы и Маэтунем. Отличие в январе 1905 г. связано с боями при Сандепу»[12].
Всего, за Русско-японскую войну Николай Степанович был награждён знаками отличия Военного ордена 3-й и 4 степеней (1904), а также орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» (16 апреля 1906 г.).
После окончания Русско-японской войны и выздоровления Николай Степанович сдал офицерский экзамен, после чего, 8 января 1910 г. был переведён[13] подпоручиком в 13-й стрелковый генерал-фельдмаршала Великого князя Николая Николаевича полк. Уже в мирное время Тимановский был награждён орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом (21 января 1907 г.) и орденом Святой Анны 3-й степени (5 марта 1913 г.)[14].
13-й стрелковый генерал-фельдмаршала Великого князя Николая Николаевича полк, был одним из четырёх полков 4-й стрелковой («железной») бригады, которая во время Великой войны была развёрнута в дивизию. Командовал «железными» стрелкам генерал-лейтенант А. И. Деникин, променявший с началом Первой мировой войны штабную работу на фронт (во главе дивизии он находился два года). В рядах своих стрелков он воспитал будущих героев Добровольческой армии, среди которых были выдающиеся офицеры, отдавшие свои жизни за Белое движение — С. Л. Марков и Н. С. Тимановский. По признанию самого Деникина «железные стрелки» всю войну выполняли роль своеобразной «кареты скорой помощи» и «пожарной команды» подкрепляя дух дрогнувших, усиливая ослабевших, приходя на выручку всем и всюду.
В составе 13-го стрелкового полка, в чине поручика, Тимановский вышел на фронт Великой войны. Вот как описал подвиг младшего офицера 1-й роты 13-го стрелкового полка Тимановского, представляемого к награждению орденом Святого Георгия 4-й степени, командир 13-го стрелкового полка генерал-майор С. Л. Марков: «Младший офицер 1-й роты вверенного мне полка поручик Тимановский в боях 26 и 27 августа личным примером мужества и храбрости поддерживал стойкость роты под сильным и действительным огнём противника. Вечером 27 августа, во время ночной атаки противника под дер[евней] Румно со взводом стрелков… неустрашимо бросился в штыки на австрийцев. Зарвавшись вперёд, он был один окружён австрийцами и отбиваясь от них шашкой и револьвером, получил 2 раны, из коих одну штыковую, упал без чувств и был вынесен из боя стрелками»[15]. За Великую войну Николай Степанович был дважды ранен — в бою 27 августа 1914 г. и в сентябре 1915 г.
Командир «железных» стрелков генерал-лейтенант Деникин так описывал бои у деревни Творильни в феврале 1915 г.: «Положение наше таково: за обедом пуля пробила окно и размозжила чью-то тарелку, другая застряла в спинке стула, а если кому нужно днём выйти их хаты, тот брал с собой пулемётный щит. Австрийцы несколько раз пытались отрезать нас от Сана, но с большим уроном отбрасывались. Там действовал доблестный и бесстрашный подполковник 13-го полка Тимановский, прозванный солдатами „Железный Степаныч“»[16].
Вот описание легендарной атаки, за которую Тимановский был пожалован Георгиевским оружием: «…В бою 16 февраля 1915 г. у Творильни, командуя ротой, всюду сам поспевал, бросаясь лично в штыки отбил 4 атаки противника на высоте 618; перейдя в решительную контратаку прекратил этим дальнейшие атаки, причём забрал в плен 1 офицера и около 50 нижних чинов» [17]. А вот ещё описание этого же подвига: «15 февраля [1915 г.] поручик Тимановский, ещё не вполне оправившийся от тяжёлой раны, командуя 1-й ротой, являл своим примером образец высшей воинской доблести, исключительного самопожертвования и громадной твёрдости духа. Руководя огнём роты, всюду сам поспевая, бросаясь лично в штыки и перейдя, наконец, в решительную атаку, забрав при этом около 50 нижних чинов и 1 офицера в плен, он остановил атаки противника»[18].
Начальство отмечало также успешную и плодотворную работу Николая Степановича с личным составом. Например, в приказе по полку № 234[19] от 6 июля 1915 г. (деревня Стенятынь) указывалось: «15 июня сего года штабс-капитан Тимановский вступил во временное командование 11-м батальном. Работая с ним больше месяца, руководя им на позиции и в дни отдыха, штабс-капитан Тимановский превратил вчерашних ополченцев в настоящих стрелков. Сердце радовалось глядя на роты славного 11-го батальона в последнее время. Полный внутренний порядок, общая подтянутость, прекрасный дух рот — вот результат последовательной, вдумчивой и настойчивой работы штабс-капитана Тимановского. Сам солдат по призванию, он и всех вокруг себя превратил в настоящих воинов. От лица службы приношу штабс-капитану Тимановскому сердечную благодарность за его работу и глубоко уверен, что вручённая ему ныне команда разведчиков будет образцовой». Приказом по полку № 233[20] от 6 июля 1915 г. (деревня Стенятынь) командующий 3-й ротой (он же временно командующий 2-м батальоном) штабс-капитан Тимановский был назначен начальником команды разведчиков с 26 июля 1915 г.
Ранения сменяли одно другое. Во второй половине лета 1915 г. Николай Степанович был в очередной раз ранен, эвакуирован и вернулся в полк уже в начале осени. Приказом по 13-му стрелковому генерала-фельдмаршала Великого князя Николая Николаевича полку № 295[21] от 10 сентября 1915 г. (г. Луцк) начальник команды разведчиков штабс-капитан Тимановский рапортом от 9 сентября за № 13 донёс, что он того же числа по выздоровлению прибыл в полк.
А через два месяца приказом полку № 361[22] от 3 ноября 1915 г. Н. С. Тимановский был произведён из штабс-капитанов в капитаны со старшинством с 21 июня 1915 г.[23] Через месяц приказом по полку № 404[24] от 5 декабря 1915 г. Николай Степанович был назначен командиром 4-го батальона.
За доблесть, проявленную во время Луцкого прорыва[25] длившегося с мая по сентябрь 1916 г. Тимановский получил офицерский Георгиевский крест и Георгиевское оружие. 2 апреля 1916 г. за боевые отличия он был произведён в подполковники со старшинством 26 ноября 1915 г.[26] Всего за Великую войну Тимановский был награждён несколькими орденами: Святого Георгия 4-й степени (27 августа 1914 г.), Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом (15 августа 1914 г.). За бои с 17 января по 2 февраля 1915 г. Николай Степанович был представлен к награждению орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами, а за бой 20 февраля 1915 г. — к Георгиевскому оружию.
Одну из битв описал в своём очерке «Железная дивизия в Луцком прорыве» её командир А. И. Деникин: «…Далеко впереди за первой полосой показались редкие цепи наших стрелков — такие, казалось, одинокие и затерянные… Под сильным огнём австрийской артиллерии они шли на вторую полосу; вёл их подполковник 13-го полка Тимановский — один из храбрейших железных стрелков, знаменитый „Степаныч“, впоследствии — начальник Марковской дивизии. Шёл в открытую, опираясь на палку — в атаку он всегда ходил без оружия, — не спеша, останавливаясь, подзывая кого-то рукой»[27]. Вероятно, именно после этого случая, когда Николай Степанович не оправившись толком от очередного ранения «повёл батальон 13-го стрелкового полка в атаку против немцев в белой рубахе, опираясь на трость, подполковник Тимановский и превратился в «Железного Степаныча»[28].
В 1917 году за боевые отличия Тимановский был произведён в полковники и назначен командиром Георгиевского батальона в Могилёве при Ставке Верховного главнокомандующего. В феврале 1917 г. Тимановский под командованием генерала от артиллерии Н. И. Иванова был отправлен в Петроград, но не смог продвинуться далее станции Вырица. Не получив никаких приказаний от генерала Иванова, вынужден был вернуться обратно в Могилёв.
22 мая 1917 г. Временным правительством вместо генерала от инфантерии М. В. Алексеева новым Верховным главнокомандующим был назначен генерал от кавалерии А. А. Брусилов. Прибыв в Могилев «революционный генерал», по воспоминаниям Деникина повёл себя на новомодный «демократический» манер, ломая всякую субординацию, разрушая устои армии. Брусилов, «обходя почётный караул георгиевцев, не поздоровался с доблестным израненным командиром их, полковником Тимановским и офицерами, а долго жал руки солдат, посыльного и ординарца, у которых от неожиданности и неудобства такого приветствия в строю выпали из рук ружья, взятые «на караул»[29].
Осенью 1917 г. на долю Николая Степановича выпала охрана так называемых «быховских узников» — участников августовского Корниловского выступления. Среди арестованных генералов и офицеров в период быховского заточения с бывших верховным главнокомандующим генералом от инфантерии Л. Г. Корниловым находились генералы А. И. Деникин, А. С. Лукомский, И. П. Романовский, С. Л. Марков и др. Генерал Деникин впоследствии вспоминал, что «чаще других приезжали „по должности“ комендант Ставки, полковник [Н. Н.] Квашнин-Самарин […], и командир Георгиевского батальона, полковник Тимановский, ранее — офицер „железной дивизии“. Оба они были глубоко преданы и корниловскому делу и лично нам и выдерживали яростный напор со стороны могилевских советов, которым не давала покою Быховская тюрьма. Квашнин-Самарин парировал нападки советов необыкновенным хладнокровием и тонкой иронией; Тимановский терпел, мучился и ждал только дня нашего освобождения, чтобы освободиться самому от нестерпимой жизни в развращённой среде георгиевских солдат»[30].
В Добровольческую армию Николай Степанович прибыл одним из первых. Уже в декабре 1917 года он был командиром роты офицерского батальона, а с 12 февраля 1918 г. — помощником командира Сводно-офицерского полка будущего 1-го офицерского пехотного генерала Маркова полка. Сослуживцы так описывали своего командира: «Высокий рост, атлетическое сложение, ясные, голубые, близорукие глаза за очками и слегка развалистая походка, такая странная для пехотного офицера — всё говорило о силе и простоте»[31]. Интересно, что «из плеяды блестящих офицеров генерал Марков выбрал в помощники себе Тимановского. Штаб генерала Маркова состоял из „Степаныча“ — по оперативной части и „Гаврилы“ (доктор Г. Д. Родичев), — по инспекторской»[32].
Николай Степанович участвовал в Первом и Втором Кубанских походах. С марта 1918 г. он занимал должность начальник штаба 1-й пехотной бригады Добровольческой армии. Офицер Всеволод Богенгардт оставивший воспоминания о Втором Кубанском походе, в котором Николай Степанович командовал уже Марковским полком, писал:
«Славные бои под Кагальницкой, Тихорецкой… Особо памятны славные для Степаныча бои под Кореновской — той самой Кореновской, где столько было пролито крови ещё в Первом походе… Наш полк изнывал от потерь. Наступление наше захлебнулось. Отдельные слабодушные бойцы отходили. Критический момент. Неожиданно в полк прибыло небольшое пополнение кубанцев. Генерал Тимановский наспех построил этих не сбитых ещё в воинскую часть людей, можно сказать — толпу, и повёл в атаку, увлекая вперёд личным примером. Перелом наступил. Мы победили. Мне трудно привести какие-нибудь красочные по внешности эпизоды из боевой службы Николая Степановича, потому что всё у него было так обыденно, просто… Степаныч в бою всегда был спокоен, всё видел, всё знал. Под его взглядом и трус становился храбрым, потому что в его присутствии и выстрелы, и пение пуль — всё это казалось каким-то „домашним“ и безопасным… Чего же бояться, когда всё происходит так, как нужно! Большевики обходят полк справа? Вот это хорошо: резервная рота сможет ударить им во фланг, а команда разведчиков их потом атакует и будет рубить»[33].
27 мая (9 июня нового стиля) 1918 г. Тимановский был назначен командиром 1-го офицерского генерала Маркова полка. В июне 1918 г. он ненадолго ушёл в отпуск, но уже 22 июня (5 июля) прибыл из него и вступил в командование полком[34]. Из-за постоянно меняющейся обстановки на Южном фронте, катастрофической нехватки кадров, приказы о назначениях и переводах Н. С. Тимановского сыпались на него буквально как из рога изобилия. Так, приказом Главнокомандующего Добровольческой армии № 130 от 12 ноября 1918 г. Н. С. Тимановский за боевые отличия был произведён в генерал-майоры и назначен командиром 1-й бригады 1-й пехотной дивизии[35]. Всего через пять дней он снова был ранен в боях в Ставропольской губернии.
Уже через два месяца после этого приказом Главнокомандующего войсками Добровольческой армии Одесского района № 66 от 22 января 1919 г. Н. С. Тимановский был назначен начальником Сводной бригады Русской Добровольческой армии[36]. А меньше чем через 10 дней приказом Главнокомандующего Вооружёнными силами Юга России (ВСЮР) генерал-лейтенанта А. И. Деникина № 202 от 31 января 1919 г. (г. Екатеринодар) Николаю Степановичу был доверен пост начальника Отдельной Одесской стрелковой бригады[37] (для формирования частей Добровольческой армии он был направлен в Одессу).
С наступлением в начале 1919 г. частей Красной армии на Одессу бригада Тимановского стойко отражала атаки, в то время как расположенные севернее неё части союзников, уставшие от мировой войны и разложившиеся от большевистской пропаганды, отступали при малейших слухах о приближении красных.
В донесении от12 марта 1919 г. Осведомительное бюро Отдела пропаганды Особого совещания при Главнокомандующем ВСЮР указывало, что в газетах сообщается об эвакуации Одессы союзниками, но это сообщение неверно и что на самом деле «всё время происходит лишь обмен войск — с каждым днём прибывают большими партиями греческие войска, — общее их число будет доведено до 100 000… […] …Настроение рабочих определённо отрицательное к Добрармии, в большевиках они видят не единомышленников, а просто возможность избавиться от голода. […] В денежном отношении положение жителей катастрофично. Разменных денег абсолютно нет… вследствие закрытия предприятий, с каждым днём всё более возрастает число безработных, окраины буквально голодают, в то время как в центре города кабаки и прочие веселительныя места работают всю ночь на пролёт… электрическая станция экономит уголь, погружая во мрак весь город и давая возможность грабить прохожих. инвалиды и семьи убитых офицеров голодают. Пенсии совершенно не выдаются. Ген[ерал-майор А. Н.] Гришин приказал генерал[-майору] Тимановскому подчиниться генерал[-лейтенанту А. В.] Шварцу» [38].
Начальник Одесской бригады генерал Тимановский в марте несмотря на запрет французских оккупационных властей, объявил мобилизацию офицеров и сформировал шеститысячную Отдельную Одесскую стрелковую бригаду. В результате, именно этой бригаде союзное командование поручило держать оборону против наступающих большевиков от побережья Чёрного моря в районе Очакова до линии железной дороги Одесса — Николаев.
В связи с внезапной эвакуацией французских войск из Одессы 20 марта 1919 г. французский командующий генерал д´Ансельм отказал бригаде Тимановского в погрузке на суда и Николай Степанович вынужден был повести бригаду в Бессарабию, занятую румынскими войсками. В Тульче французский командующий генерал Бертело приказал румынским войскам разоружить бригаду, однако Тимановский пригрозил румынам открытием огня, а румынские войска не рискнули настаивать. В конце апреля — начале мая 1919 г. бригада Тимановского погрузилась на станции Бугаз на суда и была перевезена в Новороссийск (бригаде пришлось оставить в Румынии всё тяжёлое вооружение, бронеавтомобили и артиллерию). Перед отплытием Николай Степанович направил письмо генералу д’Ансельму, в котором он, в частности, писал: «Исполняя все Ваши приказания по приказу генерала Деникина, я никогда не мог предполагать тех незаслуженных оскорблений и унижений, которые выпали на меня и на подчинённые мне части. Неужели только за то, что Добровольческая армия одна осталась верной союзникам?»[39].
По возвращению из Одессы, приказом Главнокомандующего ВСЮР № 1062 от 28 мая 1919 г. Н. С. Тимановский был назначен начальником 7-й пехотной бригады[40], а с 18 мая по 13 июня — начальник развёрнутой из бригады 7-й пехотной дивизии. Но уже в скором времени Николай Степанович воссоединился с марковцами. В приказе по штабу 7-й пехотной дивизии № 50/ин от 9 июня 1919 г. (хутор Чиликов) сообщалось об убытии начальника дивизии генерал-майора Н. С. Тимановского в 1-ю пехотную дивизию[41]. Со 2 июня 1919 г. в Купянске генерал-лейтенант (с лета 1919 г.[42]) Тимановский принял на себя командование 1-й пехотной дивизией[43] от генерал-майора А. П. Колосовского. После разделения дивизии на Корниловскую и Марковскую дивизии Николай Степанович был назначен начальником Марковской пехотной дивизии.
Согласно боевому расписанию в составе Вооружённых сил Юга России к 5 июля 1919 г. состояла 1-я пехотная дивизия под командой генерала Н. С. Тимановского. В её состав входили: Кабардинский пехотный полк, 1-й офицерский генерала Маркова полк, Партизанский генерала Алексеева полк, Корниловский ударный полк (развёрнут в два полка — 1-й и 2-й Корниловские ударные полки). Ингерманландский гусарский дивизион, Владимирский ударный дивизион, 1-я артиллерийская бригада, 1-я, 2-я, 3-я, и 4-я лёгкие батареи, 7-я и 8-я лёгкие гаубичные батареи, 1-й конный генерала Алексеева полк, 1-я инженерная генерала Маркова рота, учебный батальон Марковского полка, учебный батальон Партизанского полка[44].
Марковская дивизия принимала самое активное участие в «походе на Москву» и взятии Курска в сентябре 1919 г. Упоминая о «красной крепости Курск» её защитники говорили о неприступности укреплений — город был надёжно прикрыт системой окопов и проволочными заграждениями. Начальник штаба 1-й дивизии, полковник А. Г. Битенбиндер, писал: «Когда мы разрабатывали план атаки укреплённой позиции у Курска, приехал генерал-майор А. П. Кутепов, схватился за голову и категорически запретил атаку. Мы должны ждать, пока прибудет тяжёлая артиллерия, ибо без неё нельзя и думать об атаке укреплений Курска»[45]. Однако генерал Тимановский решил взять Курск внезапной атакой под свою ответственность. Он не был высокого мнения о духе защитников Курска и верил в свои части. Вот описание укреплений «красной крепости Курск», данное поручиком Стаценко: «Окопы были полной профили, с проволочными заграждениями в три кола, с ходами сообщения, с артиллерийскими щелями, со скрытой под землёй телефонной связью по фронту и в глубину с землянками и убежищами. Почти каждый стрелок в окопах имел стальной щит. Неимоверное количество гранат валялось повсюду. Взяв такие окопы, мы ахнули. Просто не верилось, что с нашими силами и к тому же почти без потерь мы взяли так хорошо оборудованную позицию. Посади нас в такие окопы, нас пришлось бы дымом выкуривать, да и то — вряд ли это удалось бы»[46]. Позиция двухорудийной батареи «Канэ» описана так: «Всё было оборудовано на позиционный лад: хорошие землянки, убежища, погреба, полные снарядов, беседки, клумбы цветов. Уют, да и только! По найденным тут же документам установили, что это была латышская батарея»[47]. После взятия Курска 8 сентября 1919 г. участник событий писал: «Трудно передать словами, что представляло собою в этот день шоссе. Оно сплошь на всём протяжении до самого Курска было забито идущими нам навстречу красноармейцами. Это была целая армия здоровых людей, уроженцев юга России, с нескрываемой радостью возвращавшихся „к себе по домам“. Они шли к нам в тыл, никем не сопровождаемые. Их была армия, нас горсточка…»[48]. 8 (21) сентября в Курске был парад, который принимал генерал-майор А. П. Кутепов. Участвовали батальон корниловцев и две марковских батареи, получившие особую благодарность командира корпуса.
Один из самых близких помощников капитан Всеволод Александрович Богенгард вспоминая прошедшие события писал: «Начались непрерывные бои. Поход на Москву. Я не стратег, конечно, но на мой взгляд строевого офицера, Тимановский великолепно справлялся с командованием, несмотря на то, что дивизия очень разрослась, и насчитывала 9 отдельных частей. Вспоминается случай в Белгороде, где довольно долго стоял штаб дивизии. На фронте произошёл прорыв, и в городе стало очень неспокойно. С минуты на минуту ждали, что могут появиться красные, и началась паника. Генерал Тимановский был уверен, что прорыв удастся ликвидировать, но в самом городе войск у него не было, а панику нужно было остановить. Тогда он приказал вызвать на вокзал оркестр 1-го полка, и первые звуки бравурного фанфарного марша произвели успокоение среди жителей, которые поняли, что раз штаб „веселится“, то опасности нет. Когда „цветные“ полки развёрнуты были в дивизии, Степаныч получил Марковскую дивизию. С нею мы дошли до Орла. Когда началось отступление, особенно сказалась доблесть Тимановского. Он не только не пал духом, но в обстановке поистине трудной и тяжёлой умел удержать его в своих полках и, отступая, продолжал бить большевиков»[49].
Сам Всеволод Богенгард во время Первого Кубанского похода находился в рядах 1-го офицерского полка (Марковского), был тяжело ранен, а позже контужен. Ко Второму Кубанскому походу он вернулся в полк и с тех пор неизменно состоял при генерале Тимановском. О последних днях своего командира Богенгард вспоминал: «Он [Николай Степанович] заболел тифом. Долго не хотел поддаваться болезни, никто не мог его уговорить эвакуироваться. Лечения не признавал и „лечился“ сам — пил спирт и ел снег. Такого лечения даже его сердце не выдержало». Другой марковец вспоминал: «…Начальник дивизии генерал Тимановский в это время в товарной теплушке, на запасных путях помирал от сыпняка»[50]. Это было во время отступления из Новороссийска, во время которого царил тиф и многих косила смерть по обе стороны фронта.
Близко знающий своего «железного» стрелка Деникин вспоминал как однажды он «…среди вереницы отступающих обозов встретил затёртую в их массе повозку, везущую гроб с телом умершего от сыпного тифа генерала Тимановского. Железный Степаныч, сподвижник и друг генерала Маркова, человек необыкновенного, холодного мужества, столько раз водивший полки к победе, презиравший смерть и сражённый ею так не вовремя… Или вовремя? Убогая повозка с дорогою кладью, покрытая рваным брезентом, — точно безмолвный и бесстрастный символ»[51].
Генерал Тимановский скончался 18/31 декабря 1919 г. от тифа в Ростове-на-Дону. Так умер человек, ставший ещё при жизни легендой, один из «самых награждённых полковников Русской армии».
Николай Степанович Тимановский был похоронен в усыпальнице Екатерининского собора в Екатеринодаре.
втор выражает благодарность и признательность Р. Г. Гагкуеву и А. Н. Алекаеву, без помощи которых этот очерк не был бы написан.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.20 23:34. Заголовок: Биографические свед..


[1] Биографические сведения о Н. С. Тимановском представлены в справочной литературе: Рутыч Н. Н. Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооружённых сил Юга России. Материалы к истории Белого движения. М., 1997. С. 234; Волков С. В. Генералы и штаб-офицеры русской армии. Опыт мартиролога. М., 2012. С. 488—489; Русская армия в Первой мировой войне (http://www.grwar.ru/persons/persons.html?id=3146). За период гражданской войны о Н. С. Тимановском сохранилось крайне мало документов. До наших дней не дошло ни послужного списка, ни характеристик, ни личного дела (поиски велись в трёх федеральных архивах: Российском государственном военном архиве (РГВА), Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА) и Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ)). Сохранились лишь отдельные приказы о чинопроизводстве. О военном строительстве «цветных» частей подробнее см.: Гагкуев Р. Г. Белое движение на юге России. Военное строительство, источники комплектования, социальный состав 1917—1920 гг. М., 2012.
[2] В справочниках по Белому движению годом рождения Тимановского указан 1889 г.
[3] Богенгардт В. А. Генерал Тимановский // Вестник первопоходника. № 21. Июль. Лос-Анжелес, 1963. С. 7.
[4] Павлов В. Е. Марковцы в боях и походах в освободительной войне за Россию. 1917—1920 гг. Т. 1. С. 67.
[5] РГВИА. Ф. 400. Оп. 32. Д. 180. Л. 30 об. — 31.
[6] Подробнее см.: Абашина М. В., Николаев Д. К. Генерал-майор Николай Степанович Тимановский: загадки биографии (готовится к публикации).
[7] Маркин Д., Бутрым И. Знак отличия Военного ордена Св. Георгия. Списки награждённых за русско-японскую войну. М., 2006. С. 321.
[8] Маркин Д., Бутрым И. Знак отличия Военного ордена Св. Георгия. С. 566.
[9] Маркин Д., Бутрым И. Знак отличия Военного ордена Св. Георгия. С. 188.
[10] Иллюстрированная летопись русско-японской войны. 1904—1905. Вып. 13. С. 60—61.
[11] Разведчик. 1904. № 696. С. 189.
[12] Абашина М. В., Николаев Д. К. Генерал-майор Николай Степанович Тимановский: загадки биографии.
[13] Разведчик. 1910. № 1004. Высочайшие приказы. С. 12.
[14] РГВИА. Ф. 408. Оп. 1. Д. 14 366. Л. 589, 602 об. — 603. Список по старшинству в чинах офицеров 13-го стрелкового полка к 10.10.1914 г.
[15] РГВИА. Ф. 400. Оп. 12. Д. 26 679. Ч. 2. Л. 123—125 об.
[16] Деникин А. И. Путь русского офицера. М., 2003. С. 251.
[17] РГВИА. Ф. 3278. Оп. 1. Д. 85. Л. 71 об.
[18] РГВИА. Ф. 400. Оп. 12. Д. 26 973. Л. 886—887.
[19] РГВИА. Ф. 3278. Оп. 1. Д. 81. Л. 50—51 об.
[20] РГВИА. Ф. 3278. Оп. 1. Д. 81. Л. 50—51 об.
[21] РГВИА. Ф. 3278. Оп. 1. Д. 83. Л. 12—13.
[22] РГВИА. Ф. 3278. Оп. 1. Д. 85. Л. 5—7 об.
[23] РГВИА. Ф. 3278. Оп. 1. Д. 85. Л. 124
[24] РГВИА. Ф. 3278. Оп. 1. Д. 86. Л. 14—15.
[25] Луцкий прорыв Первой мировой войны современному читателю больше известен как Брусиловский прорыв.
[26] РГВИА. Ф. 3528. Оп. 1. Д. 125. Л. 43 об.
[27] Деникин А. И. Железная дивизия в Луцком прорыве. Русский инвалид. Военно-научная и литературная газета. № 20. 7 июля. Париж, 1931. С. 2—5.
[28] Богенгардт В. А. Генерал Тимановский. С. 7.
[29] Деникин А. И. Путь русского офицера. С. 249.
[30] Деникин А. И. Очерки русской смуты. Кн. 2. Борьба генерала Корнилова (август 1917 — апрель 1918). М., 2003. С. 88.
[31] Богенгардт В. А. Генерал Тимановский. С. 8.
[32] Богенгардт В. А. Генерал Тимановский. С. 7.
[33] Богенгардт В. А. Генерал Тимановский. С. 8.
[34] РГВА. Ф. 39 689. Оп. 1. Д. 11. Л. 5.
[35] РГВА. Ф. 40 213. Оп. 1. Д. 59. Л. 112.
[36] РГВА. Ф. 40 213. Оп. 1. Д. 80. Л. 35.
[37] РГВА. Ф. 40 213. Оп. 1. Д. 128. Л. 226; Д. 110. Л. 224.
[38] Отдел пропаганды Особого совещания при Главнокомандующем ВСЮР. Осведомительное бюро (ОСВАГ). № 1159. От 12.03.1919 г. (г. Екатеринодар) // РГВА. Ф. 39 540. Оп.1. Д. 158. Л. 211—211об.
[39] Деникин А. И. Очерки русской смуты. Кн. 3. Вооружённые силы Юга России. М., 2003. С. 417.
[40] РГВА. Ф. 39 540. Оп. 1. Д. 132. Л. 50.
[41] Основание: приказ по дивизии № 07 от 09.06.1919 г. (РГВА. Ф. 39 725. Оп. 1. Д. 29. Л. 1). Любопытно, что этим же приказом генерал-майор Тимановский, также как и другие входящие в штаб дивизии чины, получили от дивизионного интенданта следующее английское обмундирование: рубаха, шинель, френч, фуражка, ботинки, пара обмоток, пара носков, кальсоны, полотенце, платок, фляга, котелок (РГВА. Ф. 39 725. Оп. 1. Д. 29. Л. 5).
[42] Офицеры российской гвардии в Белой борьбе. Составитель, научная редакция, предисловие и комментарий С. В. Волкова. М., 2002. С. 580, 801.
[43] РГВА. Ф. 39 540. Оп. 1. Д. 132. Л. 98.
[44]РГВА. Ф. 40 307. Оп. 1. Д. 314. Л. 107.
[45] Павлов В. Е. Марковцы в боях и походах… Т. 2. С. 89.
[46] Павлов В. Е. Марковцы в боях и походах… Т. 2. С. 91.
[47] Павлов В. Е. Марковцы в боях и походах… Т. 2. С. 91.
[48] Павлов В. Е. Марковцы в боях и походах… Т. 2. С. 92.
[49] Богенгардт В. А. Генерал Тимановский. С. 8.
[50] Командиры (Из рассказов бомбардира наводчика). Новое слово. Берлин. № 1 (05.01) —53 (25.12). 23 марта 1941 г. // ГА РФ. Научная библиотека.
[51] Деникин А. И. Очерки русской смуты. М., 2003. Т. 3. С. 792.
http://rusk.ru/st.php?idar=74983

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 17.03.20 23:35. Заголовок: . Генерал Николай Ст..


. Генерал Николай Степанович Тимановский: загадки биографии
Версия для печати
Генерал Николай Степанович Тимановский: загадки биографии
Д.К. Николаев, М.В. Абашина
Одним из заметных участников Белого движения на Юге России был генерал Николай Степанович Тимановский («железный Степаныч») – бесстрашный офицер, заслуживший в Первую мировую войну орден Св. Георгия 4-й степени и Георгиевское оружие. Биографические сведения о нем представлены в справочниках Н.Н. Рутыча,1 С.В. Волкова,2множестве статей по истории Белого движения и на популярном Интернет-ресурсе, посвященном офицерам Великой войны.3 Во всех случаях годом рождения Тимановского считается 1889 г. и без подробностей указывается, что он добровольцем участвовал в сражениях русско-японской войны (1904–1905 гг.).
В настоящей работе рассматривается вопросы участия Тимановского в русско-японской войне. Все даты приводятся по старому стилю.
Белый офицер Всеволод Богенгардт оставил воспоминания о Тимановском, где писал: «Выйдя добровольцем (гимназист 6-го класса) на Японскую войну, он получил два Георгия и пулю в спинной хребет. Эвакуированный, лежал в госпитале почти в безнадежном состоянии. Государь Император обходил тяжело раненых и остановился около молодого вольноопределяющегося.
— Когда вы поправитесь, спросил Государь, то что намерены делать?
— Служить Вашему Величеству.
Ответ понравился Государю, и он приказал принять расходы по лечению на Высочайший счет. Лечился Николай Степанович долго, но железная натура взяла своё, и поправился он настолько, что впоследствии прошел Офицерскую гимнастическую школу».4
По-видимому, год рождения Тимановского был "определен" Н.Н. Рутычем, исходя из этого упоминания о добровольце-гимназисте и общих соображений о том, сколько лет могло быть молодому человеку. Действительно, в Уставе гимназий и прогимназий указывается, «чтобы в 1 класс поступали дети не моложе 10-ти лет. В следующие классы гимназии и прогимназии принимаются имеющие соответственные классу познания и возраст».5 Если полагать, что гимназист поступил в 1-й класс именно в 10 лет, а ушел на войну, сбежав из 6-го класса, то можно прийти к выводу, что юноше было всего 15 лет. Но так ли это?
Награждение Тимановского «двумя Георгиями» позволило прояснить обстоятельства его участия в войне с Японией. В списках Капитула Российских императорских и царских орденов за ним записано три Знака отличия Военного ордена:
4-й степени № 101485, 1-го Восточно-Сибирского стрелкового полка, старшему унтер-офицеру 11-й роты Николаю Тимановскому за мужество и храбрость, оказанные им в бою с японцами 13–25 августа 1904 г. под Ляояном.6
4-й степени № 122731, того же полка и роты зауряд-прапорщику Николаю Тимановскому за выказанное отличие, мужество и храбрость за время боев 12–16 января 1905 г.7
3-й степени № 20108, того же полка и роты зауряд-прапорщику Николаю Тимановскому за мужество и храбрость, оказанные им в боях с японцами в январе 1905 г.8
Следует оговорить, что о награждении Тимановского первым крестом за Ляоян было объявлено в приказе главнокомандующего всеми сухопутными и морскими вооруженными силами, действующими против Японии, от 27 ноября 1904 г.,9 а крест 4-й степени № 122731 был заменен на 3-ю степень – об этом свидетельствует сходство описаний отличия. Повторные награждения крестами той же степени – нередкое явление в русско-японской войне, а упорядочивание награждений происходило уже в мирное время.
Итак, Тимановский служил в 11-й роте 1-го Восточно-Сибирского стрелкового полка (ВССП). Это важно для понимания того, как он попал на войну. Осенью 1903 – весной 1904 гг. происходило переформирование Восточно-Сибирских стрелковых бригад с полками двухбатальонного состава в стрелковые дивизии с трехбатальонными полками. При этом третьи батальоны комплектоваись военнослужащими из частей, расположенных в Европейской России. 3-й батальон 1-го ВССП сформирован от частей 1-го армейского корпуса: 9-я и 10-я роты от 22-й пехотной дивизии, квартировавшей в Новгородской губернии, 11-я и 12-я роты – от 37-й пехотной дивизии, квартировавшей в Санкт-Петербургской губернии, что видно из высочайшего приказа от 10 февраля 1904 г. о переводе офицеров полков этих дивизий в 1-й ВССП.10 Именно это обстоятельство, по-видимому, позволило Тимановскому записаться добровольцем в 11-ю роту полка и попасть с ней на Дальний Восток. Роты прибыли на театр военных действий 17–18 марта 1904 г.11 О прибытии третьего батальона полка в марте свидетельствовал и офицер полка И.Е. Иванов.12
Вероятно, с этих дней и следует отсчитывать пребывание Тимановского на войне. Даже если он родился в начале 1889 г., к марту 1904 г. ему едва исполнилось бы 15 лет, а между тем к сражению при Ляояне он старший унтер-офицер, а к январю 1905 г. – зауряд-прапорщик. Это вызвало у авторов большие сомнения в правильности указываемого в справочниках возраста Тимановского, ведь старший унтер-офицер – это, как правило, командир взвода, а зауряд-прапорщик – почти офицер.
Можно попытаться конкретизировать отличия Тимановского в боях с японцами. Под Ляояном 1-й ВССП участвовал в жарких боях 17–18 августа 1904 г. у деревень Гуцзяцзы и Маэтунь, потеряв убитыми 78 нижних чинов, ранеными и контуженными 12 офицеров и 417 нижних чинов.13 Наибольшие потери в этих боях понес 3-й ВССП, 19 августа 11-я рота 1-го ВССП (капитана Вискунова) была направлена на переноску раненых из этого полка.14 В последующие дни Ляоянского сражения потрепанный 1-й Сибирский армейский корпус был оттянут на тыловые позиции, следовательно, у солдат не было возможности отличиться и заслужить крест.15 Таким образом, можно полагать, что первый Знак отличия Военного ордена заслужен им с боях под Гуцзяцзы и Маэтунем. Отличие в январе 1905 г. связано с боями при Сандепу, вероятнее всего – 15 января 1905 г. у Маланданя.16
Нужно отметить, что в 1-м ВССП было немало молодых волонтеров из Санкт-Петербурга. Так, капитан Иванов упоминал о друзьях-добровольцах Корнилове (погиб) и Зноско-Боровском.17 О последнем известно, что он родился в 1884 г.18
В результате всех этих изысканий сомнения в верности приписываемого Н.С. Тимановскому возраста усиливались. Биографические сведения о Николае Степановиче позволяет выяснить список по старшинству в чинах офицерам 13-го стрелкового полка,19 куда он был переведен 8 января 1910 г.20
Тимановский Николай Степанович. Родился 16 августа 1885 г. Из крестьян, уроженец Виленской губернии, православный. Окончил 6 классов 2-й Санкт-Петербургской гимназии, Одесское пехотное юнкерское училище по 1 разряду. В военной службе нижним чином с 1 октября 1902 г. Зауряд-прапорщик (2 сентября 1904 г.), прапорщик запаса (24 декабря 1904 г.), подпоручик (5 ноября 1906 г., старшинство с 21 февраля 1905), поручик (25 ноября 1911 г., старшинство с 21 февраля 1911 г.). Участвовал в русско-японской войне, был в сражениях, ранен, причислен ко 2 классу раненых. Холост. С 20 января 1910 г. – начальник команды разведчиков 13-го стрелкового полка. Ранен в бою 27 августа 1914 г.
Награжден: Знаками отличия Военного ордена 3-й и 4-й ст. (1904); орденами: Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» (16 апреля 1906 г.), Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (21 января 1907 г.), Св. Анны 3-й ст. (5 марта 1913 г.).
Следует отметить, что Тимановский произведен в чины прапорщика запаса и подпоручика «за отличия в делах против японцев»,21 т.е. вне зависимости от его военного образования и выслуги, а в списке по старшинству офицеров 1-го ВССП на 1908 г. указано, что с 1 января 1908 г. он прикомандирован к Одесскому пехотному юнкерскому училищу.22 Вероятно, он прослушал курс училища в 1908–1909 гг.
Итак, Тимановский оказался на 4 года старше приписываемого ему возраста: не 1889, а 1885 года рождения. Кроме того, обращает на себя внимание дата поступления Тимановского на военную службу – 1 октября 1902 г. Это не согласуется с легендой о добровольце-гимназисте. Нужно вернуться к вопросу об обучении в гимназиях. В отличие от первых 6-и классов, старший 7-й класс гимназии имел двухгодичный курс обучения. Туда поступали далеко не все, подобно тому, как сейчас в российских школах можно окончить обучение после 9-го класса, получив неполное среднее образование. Надо полагать, что именно так было и с обучением Тимановского. Шесть классов гимназии давали право поступить в военную службу на правах вольноопределяющегося 2 разряда, окончить полковую учебную команду, стать унтер-офицером, что и следует из описаний отличий, за которые он был награжден Знаками отличия Военного ордена. В положении о вольноопределяющихся указано, что возраст при поступлении на службу должен быть не менее 17 лет,23 что совпадает со сведениями о службе Тимановского – осенью 1902 г. он достиг этого возраста. Думаем, что он служил вольноопределяющимся в одном из полков 37-й пехотной дивизии и попал на войну, возможно, и выразив желание оказаться в числе отправленных, но все-таки не убежавшим на войну гимназистом, а вполне законным старшим унтер-офицером.
Заметим, что старшинство в чине прапорщика запаса у Тимановского показано с 24 декабря 1904 г., тогда как крестом за отличия в январе 1905 года он награжден в чине зауряд-прапорщика. В этом нет противоречия. Главнокомандующий имел право производства в обер-офицерские чины, но такие производства впоследствии утверждались высочайшими приказами. Утверждение производства Тимановского в чин прапорщика запаса состоялось лишь 2 ноября 1906 г.
Существуют расхождения и в оценке ранения. В материалах Особого отдела Главного штаба по сбору сведений о потерях в русско-японской войне показано, что зауряд-прапорщик 1-го ВССП Николай Тимановский контужен,24 в списке же по старшинству 13-го стрелкового полка он показан раненым, причисленным ко 2-му классу Александровского комитета о раненых. Нам представляется, что тяжелая контузия позвоночника могла привести к последствиям, сравнимым с "пулей в спинном хребте", частичной потере функций ног, что вынуждало Тимановского ходить, опираясь на палку, но не исключаем и пулевого ранения.
Далеко не все загадки, связанные с происхождением и службой Николая Степановича Тимановского разрешены, но полагаем, что полученные результаты, во-первых, проясняют некоторые моменты его судьбы и участия в русско-японской войне, во-вторых, являются основанием для внесения исправлений в существующие справочники.
________________________________________
1 Рутыч Н. Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооруженных Сил Юга России. Материалы к истории Белого движения. М., 1997. С. 234.
2 Волков С.В. Генералы и штаб-офицеры русской армии. Опыт мартиролога. М., 2012. С. 488–489.
3 http://www.grwar.ru/persons/persons.html?id=3146
4 Доброволец. Париж. Февраль 1938 г. С. 4. Перепечатка той же статьи: Вестник первопоходника. 1963. № 21. С. 7.
5 Начальное и среднее образование в Санкт-Петербурге. XIX – начало ХХ века. СПб., 2000. С. 129.
6 Маркин Д., Бутрым И. Знак отличия Военного ордена Св. Георгия. Списки награжденным за русско-японскую войну. М., 2006. С. 321.
7 Там же. С. 566.
8 Там же. С. 188.
9 Иллюстрированная летопись русско-японской войны. 1904–1905. Вып. 13. С. 60–61.
10 Разведчик. 1904. № 696. С. 189.
11 Русско-японская война 1904–1905 гг. Работа военно-исторической комиссии по описанию русско-японской войны. СПб., 1910. Т. 7. Ч. 2. Приложения. С. 9.
12 Иванов И.Е. Военно-походные впечатления от Владивостока до Вафангоу и от Вафангоу до Ляояна. СПб., 1907. С. 32–39.
13 РГВИА. Ф. 846. Оп. 16. Д. 572. Л. 13.
14 Там же. Л. 54 об.
15 См.: Русско-японская война 1904–1905 гг. Работа военно-исторической комиссии по описанию русско-японской войны. СПб., 1910. Т. 3. Ч. 3.
16 См.: Русско-японская война 1904–1905 гг. Работа военно-исторической комиссии по описанию русско-японской войны. СПб., 1910. Т. 4. Ч. 2.
17 Полк. Е.И. Иванов. Впечатление раненого в русско-японскую войну. М., 1914. С. 9. На титуле издания искажены инициалы автора, правильно – И.Е. Иванов.
18 http://www.rulex.ru/01080291.htm
19 РГВИА. Ф. 408. Оп. 1. Д. 14366. Л. 589, 602 об.–603. Список по старшинству в чинах офицерам 13-го стрелкового полка к 10.10.1914 г.
20 Разведчик. 1910. № 1004. Высочайшие приказы. С. 12.
21 Разведчик. 1906. № 838. С. 846, 849.
22 РГВИА. Ф. 400. Оп. 9. Д. 32606. Л. 1; 32 об.–33.
23 Военная энциклопедия. СПб., 1912. Т. 7. С. 29–30.
24 РГВИА. Ф. 400. Оп. 32. Д. 180. Л. 30 об.– 31.
4. 20 Разведчик. 1910. № 1004. Высочайшие приказы. С. 12.:»В.П.08.01.1910:»Переводится Восточно-Сибирского полка 1-го его имп. величества подпоручик Тимановский в 13-й стр.полк.
5. Разведчик. 1906. № 838.1. С. 846, .В.П. ОТ 02.11.1906:»Утверждается приказом по пехоте: приказом Главкома всеми сухопутными и морскими силами на Дальнем Востоке ,действующими против Японии, за отличия в делах против японцев,1-го Восточно-Сибирского его имп. величества стр. полка зауряд-прапорщик Тимановский (Николай),-в чин прапорщика запаса. 2.с.849.В.П.от 05.11.1906:» Производятся:За отличия в делах против японцев :по запасу армии-прапорщик запаса Тимановский (Николай)- в подпоручики.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.20 15:57. Заголовок: https://d.radikal.ru..




Битва под Кромами. Видны наступающие цепи корниловцев в характерных красно-чёрных фуражках.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Администратор форума




ссылка на сообщение  Отправлено: 14.10.20 05:48. Заголовок: Четки Марковцев waff..


Четки Марковцев


Марковцы


...В знак своего особого мистического призвания и распятия собственной воли некоторые марковцы даже носили монашеские четки, полученные ими в июне 1919 года в женском монастыре под Белгородом как благословение:
«Необычно было видеть марковцев с монашескими чётками на руке. Те, кто их носил – носил с достоинством. Говорили – принадлежность формы марковцев. Но это не привилось – начальство полка отнеслось не серьезно – оно не огласило этот глубокий по смыслу факт по полку, предало его забвению.
Может быть потому, что знало – в разгаре жестокой борьбы невольно глохнет голос Христианской совести, ожесточается сердце и неизбежны нарушения долга, связанного с ношением чёток.
Молчал о благословении и полковой священник. Но о них не все забыли: были, которые в своей жизни и поступках мысленно перебирали шарики чёток…»
Смысл четок был весьма глубоким.
Четки знаменовали собой то, что офицеры-добровольцы вообще и марковцы в особенности как бы образовывали некое братство рыцарей-монахов, принесших свою волю, свою кровь и свою жизнь на алтарь служения России.
Оставя житейское море с его искушениями и соблазнами, марковцы будто бы поднимались над миром, ища себе – спасения души и жизни вечной, а России – освобождения от «нашествия двунадесяти язык».
...
"Крестоносцы" Белой армии, марковцы во многом переняли символику черных гусар Александрийского полка (...)
Само присутствие марковцев в боевых действиях поднимало дух всей армии, ибо они сражались до последнего и сдавались в плен "только Богу и смерти".
Одетые в черное, как траур по России и бесстрашие перед смертью, с монашескими четками на рукавах, марковцы представляли собой действительно рыцарей Белого движения, поэтому к концу войны из первоначального состава их полка остались в живых практически единицы, потому что бессмертными они не были...

А.Алексеев. "Марков и марковцы" / "Спецназ России", №7 (81) 2003.
"Марков и марковцы". - М., 2001.

Мы былого не жалеем,
Царь нам не кумир.
Мы одну мечту лелеем:
Дать России мир.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 14.10.20 15:38. Заголовок: Николай Степанович(С..


Николай Степанович(Стефанович) Тимановский,как теперь абсолютно точно установлено родился не в 1889, а в 1885 году и таким образом в 1919 году ему было не 30, а 34 года!!!!И в чин прапорщика он никак не мог быть произведен после"сдачи офицерского экзамена"???!!!С 1884 года чин прапорщика присваивался только офицерам запаса и в военное время.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 15.10.20 23:10. Заголовок: Николай Степанович(С..


Николай Степанович(Стефанович) Тимановский. Родился 16 августа 1885 г. в крестьянской семье в Виленской губернии. Окончил шесть классов 2-й Санкт-Петербургской гимназии. На военной службе Николай Степанович состоял нижним чином с 1 октября 1902 г., служил вольноопределяющимся 2-го разряда (куда принимали не моложе 17 лет и не менее 6 классов образования) в одном из полков 37-пехотной дивизии 1-го армейского корпуса Санкт-Петербургского военного округа. В феврале 1904 года старший унтер-офицер Н.С.Тимановский записался добровольцем в 1-й Восточно-Сибирский стрелковый полк и в марте 1904 года прибыл к месту военных действий. С 02.09.1904 зауряд-прапорщик. С 02.11.1906 прапорщик запаса (В.П.02.11.1904 со ст.с.24.12.1904). 05.11.1906.прапорщик запаса Н.С.Тимановский произведен в подпоручики(ст-во с 21.02.1905). «За отличия в делах против японцев»(в в виде исключения, не имея военного образования,(т.е. не оканчивая военного училища-И.Л.). Поручик (25 ноября 1911 г., старшинство с 21 февраля 1911 г.). Участвовал в русско-японской войне, был в сражениях, ранен, причислен ко 2 классу раненых. Холост. Награжден знаком отличия Военного ордена 4-й и 3-й ст. Тяжело ранен в сражении под Мукденом. Причислен ко 2-му классу Александровского комитета. 1 января 1908 г. прикомандирован к Одесскому пехотному юнкерскому училищу. В 1908 году экстерном окончил. Переведен в 13-й стр. полк (ВП 08.01.1910). Начальник команды разведчиков (с 20.01.1910). Поручик (пр. 25.11.1911; ст. 21.02.1911; за выслугу лет). Командирован в Главную гимнастическо-фехтовальную школу для прохождения курса (на 26.09.1913). Участник мировой войны. Ранен 27.08.1914 у д. Румно. За отличия награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. (ВП 13.01.1915). Ранен 20.02.1915. Штабс-Капитан (пр. 20.05.1915; ст. 21.02.1915; за выслугу лет). Капитан (пр. 21.10.1915; ст. 21.06.1915; за отличия в делах против неприятеля). Награжден Георгиевским оружием (ВП 10.11.1915). Подполковник (пр. 02.04.1916; ст. 26.11.1915). Полковник (пр. 04.11.1916; ст. 23.05.1916; за отличия в делах...). Командир Георгиевского батальона приданного Ставке ВГК (ПАФ 31.03.1917; хотя на 02.1917 уже в должности). В 02.1917 был назначен с батальоном в распоряжение ген. А.И. Иванова для пресечения беспорядков в столице, однако застрял на ст. Вырица и позже вернулся обратно в Могилев.В к.ноября –н.декабря 1918 г.прибыл в Добровольческую армию.По одной версии командир офицерской роты.подругой в распоряжении начальника штаба 1-й Добровольческой дивизии генерал-лейтенанта С.Л.Маркова. С 12.02.1918 помощник командира сводно-офицерского (1-го)полка. С 17.03.1918 помощник командира 1-й бригады Добровольческой армии. С 27 05.1918 командир 1-о офицерского полка. С 03.10.1918 командир 1-й бригады 1 –й дивизии Добровольческой армии.12.11.1918 произведен в генерал-майоры.31.01.1919 командир 1-й бригады 1-й пехотной дивизии генерал-майор Тимановский назначен начальником отдельном Одесской стрелковой бригады.28.05.1919 назначен начальником 7-й пехотной дивизии Добровольческой армии.04.06.1919 назначен начальником 1-й пехотной дивизии.14/27.10.1919 назначен начальников Марковской офицерской дивизии. Между 26.11.-06.12.1919 произведен в генерал-лейтенанты( а не летом 1919,как иногда ошибочно указывают-И.Л.).Умер от сыпного тифа на станции Чернухин Херсонской губернии18(19)12.1919года. Похоронен в усыпальнице Екатерининского собора в Екатеринодаре.
• Награды: ордена Св. Анны 4-й ст. (утв. ВП 16.04.1906); Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (утв. ВП 21.01.1907); Св. Анны 3-й ст. (05.03.1913); Св. Георгия 4-й ст. (ВП 13.01.1915); Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом (ВП 11.02.1915); Георгиевское оружие (ВП 10.11.1915).


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 17.10.20 01:21. Заголовок: Т..е.осталось три во..


Т..е.осталось три вопроса по Тимановскому:1.В каком полку 37-й пехотной дивизии он начал службу вольноопределяющимся.2.Когда точно он получил диплом(аттестат) об окончании экстерном Одесского пехотного училища.3.Когда он точно получил звание генерал-лейтенанта не ранее ноября-декабря 1919 года???

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.21 21:13. Заголовок: Во время отступления..


Во время отступления с крымских перешейков из состава Марковской дивизии был потерян только один 4-й Марковский пехотный полк. Этот полк сдался в плен 12 ноября 1920 года под селом Александровка частям 2-й Конной армии красных в составе 80 офицеров и 600 солдат. Этот полк был сформирован накануне финальных боев из офицеров и добровольцев существовавшей в 1919 году на Кольском полуострове Северной армии, которые в течении долгих месяцев морских путем добирались до Крыма, а также – пленных красноармейцев. Вероятно, командир полка Владимир Новицкий сбился с пути, и тщетно искал дорогу на Джанкой. В этот момент его настигли многочисленных лавы красных кавалеристов. Сопротивление было бесполезно. Впоследствии командир полка так излагал это событие в своей анкете: «По моему приказу весь полк в полном составе во главе с 80 офицерами перешел на сторону красных, сдавшись тов. Миронову <...> В момент перехода всего полка на сторону красных связи со своим командованием не имел, почему не знал, кто из них грузится на пароход и кто или сдается или защищается <...> От имени всех своих офицеров заявляю искреннее желание своим опытом, знанием помочь общему делу. Лично знаком со всей как штабной, так и боевой службой. В командовании начиная с полка вплоть до отдельного отряда» 78 .
Другие офицеры в своих «расстрельных» анкетах уточнили и дополнили показания Новицкого. Капитан Василий Рычков сказал, что попали в плен «по приказанию К-ра 4 Марковского (Сводно-Гренадер.) полка. Полк в составе 80 офиц. и 600 сол. сдался 12 Ноября 2-ой Конн. Арм.» 79 .
Тинченко. Крымские расстрелы стр. 50 https://drive.google.com/file/d/1EOgY...

Насколько это правда, прибыли с Севера да еще и гренадеры? Сводный гренадерский батальон почти полностью погиб в Кубанском десанте в августе 1920 года.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.21 23:34. Заголовок: Новицкий Владимир Ив..


Новицкий Владимир Иванович, р. 1890 в Севастополе. Штабс-капитан. В Добровольческой армии и ВСЮР в штабе 3-й
Кубанской пластунской бригады; с 30 сен. 1919 капитан, затем в составе 7-го Кубанского пластунского батальона.
Полковник. Эвакуирован в янв. — марте 1920 из Раскаевцев. На май 1920 в Югославии. 21 июля — 1 авг. 1920
возвратился из Болгарии в Крым на корабле "Виолетта". В Русской Армии в составе 4-го Марковского полка. Взят
в плен 30 окт. 1920. Расстрелян большевиками 4 дек. 1920 в Джанкое.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.21 23:35. Заголовок: 4-й Марковский полк ..


4-й Марковский полк (4-й генерала Маркова пехотный полк). Сформирован осенью 1920 из запасного батальона Марковской дивизии. Входил в ее состав. Командир — полк. Б.А. Фриде.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.21 23:44. Заголовок: Фриде Борис Алексеев..


Фриде Борис Алексеевич*, р. 4 нояб. 1880. Павловское военное училище 1902. Полковник л.-гв. Егерского полка. Во ВСЮР
и Русской Армии; с лета 1920 командир запасного батальона, затем запасного полка (4-го Марковского-И.Л.)Марковской дивизии
до эвакуации Крыма. На 18 дек. 1920 в составе Марковского полка в Галлиполи. Осенью 1925 в составе того же
полка во Франции. В эмиграции в 1931 возглавлял группу Марковского полка в Париже, на нояб. 1951 заместитель
председателя объединения л.-гв. Егерского полка. /

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 08.06.21 00:11. Заголовок: По данным марковског..


По данным марковского подполковника В.Е.Павлова " Павлов В. Е. Марковцы в боях и походах за Россию в освободительной войне 1917-1920 годов. — Париж: тип. С. Березняка, 1962-1964.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/h/pavlov_ve01/index.html" книга 2-я" в конце октября 1920 ода был сформирован сводный батальон в 300-400 штыков из вернувшихся после ранения из-за границы(одна из рот состояла полностью из Марковцев) и сводно-гренадерский полк в 300-400 штыков,сформированный из остатков гренадер и прибывших чинов Северной армии генерала Миллера!!!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
генерал




ссылка на сообщение  Отправлено: 08.06.21 18:23. Заголовок: ОК!..


ОК!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Администратор форума




ссылка на сообщение  Отправлено: 15.07.22 06:07. Заголовок: https://i.postimg.cc..

Мы былого не жалеем,
Царь нам не кумир.
Мы одну мечту лелеем:
Дать России мир.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



ссылка на сообщение  Отправлено: 15.07.22 11:50. Заголовок: В ходе кубанских пох..


В ходе кубанских походов у Маркова была уже борода а-ля "Николай 2-й",а не "Генрих 4-й" да и то,что в походе все носили уже "марковские" фуражки,погоны и петлицы мягко говоря не соответствует действительности.Сам Марков же говорил в Ольгинской-"Вижу многие без погон,завтра же наденьте,сделайте хоть из юбок ваших хозяек"...а вот что было реально-белые ленты на головных уборах -вовсе не показаны...
Красивая эстетически патетика,которая не соответствует будничной грязной и кровавой истории.Ну да...это не для открыток.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 15.07.22 13:36. Заголовок: Что-то на последней ..


Что-то на последней картине Сергей Леонидович Марков слишком высокий?!К тому же со дня прибытия в Добровольческую армию и до окончания Ледяного похода Марков НИКОГДА НЕ НОСИЛ ШИНЕЛЬ?!Он неизменно был одет в черную меховую куртку и белую папаху!!!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 15.07.22 13:41. Заголовок: Dobrovolec пишет:..


Dobrovolec пишет:"Командовал дивизией «первопроходец» генерал Николай Степанович Тимановский. Хотя ему было всего 30 лет, он обладал внушительным боевым опытом." Генерал-майору (присвоение звания генерал-лейтенант не подтверждено пока никакими документами?!) Николаю Степановичу Тимановскому 16-го августа 1919 года исполнилось 34 года(родился 16 августа 1885 года)!!!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 15.07.22 13:48. Заголовок: Доброволец пишет:..


Доброволец пишет:"В 1906 году молодой человек сдал офицерский экзамен,был произведён в чин прапорщика и продолжил службу в 13-м пехотном полку 4-й «Железной» стрелковой бригады, которой командовал А.И. Деникин."??? Н.С.Тимановский С 02.11.1906 прапорщик запаса (В.П.02.11.1904 со ст.с.24.12.1904). 05.11.1906.прапорщик запаса Н.С.Тимановский произведен в подпоручики(ст-во с 21.02.1905). «За отличия в делах против японцев»(в в виде исключения, не имея военного образования,(т.е. не оканчивая военного училища-И.Л.). . Переведен в 13-й стр. полк (ВП 08.01.1910).Т.Е. В 1910 ГОДУ, А НЕ В 1906.Генрал-майор Г.Ш.А.И.Деникин в ступил в командование 4-й "железной" стрелковой бригадой только в августе 1914 года,где и познакомился с Тимановским, а в декабре 1914 года и с Марковым,назначенным н.ш..бригады.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


ссылка на сообщение  Отправлено: 15.07.22 13:56. Заголовок: Николай Степанович(С..


Николай Степанович(Стефанович) Тимановский. Родился 16 августа 1885 г. в крестьянской семье в Виленской губернии. Окончил шесть классов 2-й Санкт-Петербургской гимназии. На военной службе Николай Степанович состоял нижним чином с 1 октября 1902 г., служил вольноопределяющимся 2-го разряда (куда принимали не моложе 17 лет и не менее 6 классов образования) в одном из полков 37-пехотной дивизии 1-го армейского корпуса Санкт-Петербургского военного округа. В феврале 1904 года старший унтер-офицер Н.С.Тимановский записался добровольцем в 1-й Восточно-Сибирский стрелковый полк и в марте 1904 года прибыл к месту военных действий. С 02.09.1904 зауряд-прапорщик. С 02.11.1906 прапорщик запаса (В.П.02.11.1904 со ст.с.24.12.1904). 05.11.1906.прапорщик запаса Н.С.Тимановский произведен в подпоручики(ст-во с 21.02.1905). «За отличия в делах против японцев»(в в виде исключения, не имея военного образования,(т.е. не оканчивая военного училища-И.Л.). Поручик (25 ноября 1911 г., старшинство с 21 февраля 1911 г.). Участвовал в русско-японской войне, был в сражениях, ранен, причислен ко 2 классу раненых. Холост. Награжден знаком отличия Военного ордена 4-й и 3-й ст. Тяжело ранен в сражении под Мукденом. Причислен ко 2-му классу Александровского комитета. 1 января 1908 г. прикомандирован к Одесскому пехотному юнкерскому училищу. В 1908 году экстерном окончил. Переведен в 13-й стр. полк (ВП 08.01.1910). Начальник команды разведчиков (с 20.01.1910). Поручик (пр. 25.11.1911; ст. 21.02.1911; за выслугу лет). Командирован в Главную гимнастическо-фехтовальную школу для прохождения курса (на 26.09.1913). Участник мировой войны. Ранен 27.08.1914 у д. Румно. За отличия награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. (ВП 13.01.1915). Ранен 20.02.1915. Штабс-Капитан (пр. 20.05.1915; ст. 21.02.1915; за выслугу лет). Капитан (пр. 21.10.1915; ст. 21.06.1915; за отличия в делах против неприятеля). Награжден Георгиевским оружием (ВП 10.11.1915). Подполковник (пр. 02.04.1916; ст. 26.11.1915). Полковник (пр. 04.11.1916; ст. 23.05.1916; за отличия в делах...). Командир Георгиевского батальона приданного Ставке ВГК (ПАФ 31.03.1917; хотя на 02.1917 уже в должности). В 02.1917 был назначен с батальоном в распоряжение ген. А.И. Иванова для пресечения беспорядков в столице, однако застрял на ст. Вырица и позже вернулся обратно в Могилев. В к. ноября –н. декабря 1918 г. прибыл в Добровольческую армию. По одной версии командир офицерской роты. По другой в распоряжении начальника штаба 1-й Добровольческой дивизии генерал-лейтенанта С.Л. Маркова. С 12.02.1918 помощник командира сводно-офицерского (1-го) полка. С 17.03.1918 помощник командира 1-й бригады Добровольческой армии. С 27 05.1918 командир 1-го офицерского полка. С 03.10.1918 командир 1-й бригады 1–й дивизии Добровольческой армии.12.11.1918 произведен в генерал-майоры.
В начале 1919 послан ген. Деникиным в Одессу чтобы возглавить отряд добровольцев сформированный ген. Гришиным-Алмазовым из частей 3-го и 1-го корпусов армии гетмана Скоропадского. С 21(31).01.1919 начальник Отдельной бригады Русской Добровольческой армии в Одессе (с 27.01.1919 Отд. Одесская стр. бригада). В 03.1919 несмотря на запрет французских оккупационных властей объявил мобилизацию офицеров. Занял своей бригадой район Очакова. В связи с внезапной эвакуацией французских войск из Одессы 20.03.1919 франц. командующий ген. д´Ансельм отказал бригаде Т. в погрузке на суда. Т. повел бригаду в Бессарабию, занятую румынскими войсками. В Тульче франц. командующий ген. Бертело приказал румынским войскам разоружить бригаду, однако Т. пригрозил открытием огня и не допустил этого. Тем не менее войскам Т. пришлось при перевозке морем в Новороссийск оставить в Румынии все тяжелое вооружение, бронеавтомобили и артиллерию. 28.05-04.06.1919 начальник развернутой из бригады 7-й пех. дивизии. 04.06.1919 в Купянске принял от ген. Колосовского 1-ю пех. дивизию. После ее разделения в Орле на Корниловскую и Марковскую дивизии 14.10.1919 возглавил последнюю. Умер от сыпного тифа в Ростове . Похоронен в усыпальнице Екатерининского собора в Екатеринодаре.
Награды: ордена Св. Анны 4-й ст. (утв. ВП 16.04.1906); Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (утв. ВП 21.01.1907); Св. Анны 3-й ст. (05.03.1913); Св. Георгия 4-й ст. (ВП 13.01.1915); Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом (ВП 11.02.1915); Георгиевское оружие (ВП 10.11.1915).

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



ссылка на сообщение  Отправлено: 15.07.22 14:40. Заголовок: Любопытно также что ..


Любопытно также что как показывает фотоматериал марковцы в большинстве своем (в отличие например от дроздов) вензелей почти не носили (почему-вопрос).Шифр на погоне гимназиста- марковца также сомнителен.Понятно, что взят он из картины Ромасюкова,документальных подтверждений тому пока никто не представил.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 37
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет